Чтобы понять, почему всё закончится освобождением Киева, — для начала давайте поговорим о теории и практике Украины.

В той теории, которую нам в течение долгого времени излагали евроориентированные отечественные и украинские интеллигенты, политики и граждане, Украина — исторически европейское государство, обладающее всеми признаками высокой европейской цивилизации, европейскими традициями уважения к правам человека и демократии, способное к науке и образованию, искусству.

Кроме того, постулировалось, что украинцы как отдельная нация обладают таким ярко выраженным качеством, как исключительная вольнолюбивость, чем выгодно отличаются от традиционно более покорных, менее трудолюбивых и менее склонных к развитию великороссов, которые насильно включили Украину в Российскую Империю а затем в СССР, тем самым оторвали Украину от европейского вектора развития и таким образом нанесли украинской нации тяжёлый ущерб.

Всё это с той или иной долей насмешки с нашей стороны и того или иного накала пафоса с другой обсуждалось в течение 23 лет.

При этом надо учитывать, что та гадкая, но всё же смешная клоунада, которую мы наблюдали в течение 23 лет, — это украинство, сильно сдерживаемое, разбавленное русским Юго-Востоком, русским Крымом и необходимостью как-то сшивать бывшую Украину во что-то целое.

То, что мы имеем на руках сейчас, — чистая, дистиллированная и беспримесная Украина. Украина, которая более не сдерживается Юго-Востоком, а яростно борется против него, Украина, у которой больше нет Крыма. Из Украины сейчас удалено всё хоть насколько-то русское.

Поэтому сейчас и есть тот самый уникальный момент, когда мы можем проверить истинность теории о цивилизационном превосходстве Украинского проекта над Российским.

Проверять будем, как принято у людей, склонных к точным знаниям, подверженных образованию.

То есть — практикой.

А практика — очень наглядна.

Последние события благодаря своей исключительной жёсткости довольно быстро создали химически чистые типажи, которые мы можем рассмотреть.

Вот это — «путинское большинство», опираясь на которое нынешний российский президент сохранил свой курс управления Россией. Покорные ватники, так сказать.

Вот это – образцовые, химически чистые украинские патриоты с Майдана, которые привели к власти Яценюка, Турчинова, Порошенко и Яроша.

Вот это – громкая медийная фигура военного со стороны Новороссии. Это военачальник, представляющий Русский Мир.

А вот это военачальник со стороны Вольной Украины.

Вот это – политик, которого последние события дали России.

А вот это – политик, которого они дали Украине.

Вот это – министр иностранных дел России.

А вот это – министр иностранных дел Украины.

И так во всём. От самого низа и до самого верха, где в России президентом кадровый работник разведки, подполковник Путин В.В., а на Украине – сначала пастор харизматической секты, а теперь ухудшенная копия Бориса Абрамовича Березовского.

Этот перечень сравнений может быть бесконечен.

У нас даже те, кого принято называть одним и тем же термином «олигархи», — принципиально разные по качеству люди. Сейчас уже разные. У нас это в значительном перевесе уже — силовики, ВПКшники. Фактически госчиновники.

А у них это Ринат и Беня.

На Украине это слово до сих пор обозначает приватизатора, мыслящего схемами не производственных процессов, не «товар-деньги-товар» даже, а кидками и отжатиями — «кидалово-бабло-отжатие».

После всех этих сопоставлений не отпускает ощущение, что Украина оккупирована даже не столько фашистами (фашизм — это уже одно из многочисленных следствий), сколько дегенератами.

Возникают вопросы.

А как же это так вышло?

Откуда столько дегенератов?

Как дегенераты вообще могут справиться с нормальными людьми и поработить их?

Вопросы не праздные.

Давайте вспомним. В 90-х, с падением тоталитарного коммунистического строя стало, наконец, возможным получить достоверные сведения о том, что предки ариев-русов основали вообще всё. Вы не видите в этом ничего похожего на современные украинские учебники для школы?

А их бизнесмены вам не напоминают никого из родного периода 90-х?

А политики?

А партии?

А националисты?

Да. Это именно оно. Только у нас оно рассосалось или окультурилось, а у них оно стало ещё хуже, ещё волосатее и зубастее. Росло-росло и выросло.

Выросли и древние укры — основатели цивилизации. Выросли политики, врущие без какой-либо оглядки на реальность, потому что телеканалы их частная собственность. Выросли бизнесмены, и вместе с ними их схемы по кидалову и отжатию тоже подросли до масштабов страны.

Как же так получилось, что у нас это всё вымерло, а у них развелось?

Россия осознала, что всё это хозяйство несовместимо с её выживанием и достижением её национальных целей.

То есть для того, чтобы выжить и развиваться, России пришлось с этим всем вышеперечисленным бороться. Не на отчётность, а на результат. И с олигархией присваивающего типа, и с ненормальными историками, и с невменяемыми политиками. Короче говоря, с присваиванием, ненормальностью, невменяемостью во всех сферах.

И этим Россия коренным образом отличается от Украины.

Потому что всё вышеозначенное существованию и развитию «Проекта Украина» — никак не вредило. Напротив — всё это являлось залогом его сохранения, развития и победного конца.

Обоснованное сомнение на предмет того, может ли выжить государство с идеологией невменяемости и зачем оно вообще самому себе и народу надо, — разрешается просто. Россия для выживания и развития должна опираться на свои собственные ресурсы — и трудовые, и управленческие, и идеологические, и экономические. А государство Украина — нет. «Проект Украина» выживал за счёт внешних источников, которые и ставили ему национальные цели — быть не Россией. Украина и развивалась в эту сторону.

Это нам кажется, что это деградация и падение. Для украинской проектной элиты это эволюция и национальный взлёт.

А для этого взлёта не нужны ни вменяемые лидеры, ни наука, ни производство, ни гражданская солидарность. Для этого вообще ничего не нужно. Наоборот — для этого нужно массовое оболванивание населения, кретины и преступники во власти, деградация всего, что связывает с Россией, — производства и культуры прежде всего. Ну, и язык, конечно. Язык — это ключ к культуре, к мышлению, к знанию.

Дегенераты на Украине не сами смогли подчинить себе людей нормальных и полноценных. Им помогли. Им и сейчас помогают.

И та ярость, с которой дегенераты бомбят города по площадям, радуются смерти женщин и детей или лицемерно возлагают вину за эти ужасные смерти на самих же жертв — это радость дегенератов, получивших возможность расправиться с полноценными.

Этот восторг — это восторг слабого труса, вдруг получившего возможность безнаказанного ударить того, кто храбрее и сильнее. Труса и слабака от такого развлечения за уши не оттащить.

Поэтому никакого перемирия не будет.

Проблема в том, что всё это — Украина, которая НеРоссия. Так же ведь и было задумано? А это значит, что элита, что активисты, юристы, экономисты… да вообще всё, на что Украина в своём нынешнем состоянии может опереться, — продукт эволюции «Проекта Украина». То есть по-нашему — деградации.

Раньше для нас слово «украинец» обозначало особого русского. Такого, как Леонид Быков, например.

Теперь, спустя эти 23 года низводящих экспериментов — слово «украинец» приватизировали на себя наиболее успешные дегенераты. А настоящей Украиной стали называть территорию, где дегенераты максимально прочно захватили власть над людьми. (И именно поэтому, кстати, ничего у них в плане войны не выйдет. Для решения такой задачи, как военная и экономическая борьба с Россией, у власти должны быть не дегенеративные элиты. То есть — не украинские. А их нет. И не будет. И взять неоткуда.)

То, что происходит на Украине, — это не просто военный геноцид. Это уже пару десятилетий — нарушение фундаментального человеческого права на развитие.

Это выведение орков.

Они с восторгом лупят из гаубиц, смотрят ролики с погибающими людьми на ютубе. Они думают, что в любом случае в выигрыше. Войдёт Россия в Новороссию — хорошо: санкции, списания долгов, легитимация своего режима, помощь с Запада. Не войдёт — можно русских будет зачистить, чтобы «запанувать у своей сторонци».

Нет.

Ничего из этого не сбудется.

Украину накрывает — и скоро накроет — социальный ад. Тарифы, цены, пенсии, зарплаты… Детские садики, поликлиники, роддома и кладбища. Потому что украинская элита. Потому что не Россия. Украину ждёт ужас. И в этом ужасе хунте не удастся никакими средствами, в том числе и российским вторжением, создать или сымитировать себе легитимность.

Это конец. Конец безвозвратный и подлый. Неотвратимый.

Потому что никому из русских не нужен заповедник гоблинов, где гоблинов делают из людей. Из русских людей.

Поэтому всё закончится в Киеве.

Не в Луганске, не в Донецке. И даже не в Славянске.

Киев снова станет матерью городов русских.

Украине будет возвращено право производить на свет великих людей.

Великих дипломатов, учёных, писателей и режиссёров.

К Украине — настоящей, нашей Украине, той Украине, которая Россия, — вернётся право на полноценность.

А это значит, что всё закончится в Киеве.

В Киеве.

Это уже кое-кто понял.

P.S.

Можно также сравнить и двух представителей на международном уровне — нашего Чуркина и их Псаки.

Есть такая версия. Та Америка, которая рвалась к господству методом самомодернизации, — давно уже ушла в прошлое. Вот уже несколько десятилетий как США являются паразитом мировой экономики, производящим доллар и обеспечивающим себе рынок насилием. Соответственно, как и любая сложная система, США начали адаптироваться к условиям обитания. А паразиты в рамках своей паразитической эволюции — утрачивают все высшие функции.