На тему восточноевропейских протестов, так охотно озаглавленных в СМИ «новыми майданами» и «наказанием за близость к России», не нужно долго спекулировать.

Потому что это не те протесты и вообще не наказание.

В Чехии президенту показывают красные карточки, а он стоит на трибуне и заявляет, что ему не страшно. В Венгрии либералы протестуют против налога на интернет-трафик, и на их митинг в кои-то веки приходит несколько тысяч человек. Но стоит им затеять стычку с полицией, как передняя линия разбегается в ужасе, а остальная колонна стоит в сторонке и даже не пытается помочь, потому что пришла не ради либералов, а просто против конкретных дурацких инициатив правительства.

Это аналоги не майдана, а «болотных» митингов, с подобной же публикой и с такими же перспективами. Протестуют сторонники Брюсселя, а это вообще не топливо для бунта. В Европе невозможны майданы в наказание за отход от евроатлантизма, потому что у евроатлантизма нет пассионариев. Они есть только среди националистов.

Мы уже больше года назад обсуждали тот факт, что в Европе подымают голову новые правые, и ожидали от не самых умеренных из них возвращения к естественным истокам — фашизму и русофобии. Переворот под неонацистскими знамёнами в Киеве только добавил уверенности в том, что у нас под боком скоро вырастет полноценный полигон под дипломатическим прикрытием США, где ультраправых со всей Восточной Европы можно было бы спокойно натренировать, организовать и возглавить.

Жизнь, как всегда, внесла свои коррективы.

Увидев, насколько украинские наци жалки и неэффективны, европейские ультраправые от них отвернулись. Разразилась Русская весна и продемонстрировала альтернативный подход к национальному возрождению. В итоге везде, кроме Польши, мы наблюдаем травоядные либеральные митинги «против миндальничания с Москвой», на которые боевые ячейки националистов являются чисто поглазеть.

Венгрия, где митинги самые многочисленные, прекрасно это иллюстрирует. Габор Вона, глава венгерской ультраправой партии «Йоббик», на днях в интервью сказал прямо: он был бы рад сместить премьера Виктора Орбана, но только самостоятельно, без помощи ЦРУ. Если же посол США мистер Гудфренд будет продолжать лезть со своей «помощью», Вона сам встанет на защиту Орбана и правящей партии «Фидес». Он солидарен с целями недавнего протеста, на который вышли и члены его организации, но инспирированный из-за границы переворот не допустит. И ещё, прямым текстом: патриот Венгрии должен в новой Холодной войне держаться России, потому что Америка лезет в их внутренние дела, а Россия нет.

В Венгрии правят умеренные консерваторы из «Фидес», которым противостоит неумеренный «Йоббик». Доля либеральной оппозиции примерно такая же, как у нас. Обе главные партии склоняются к России. Действующий премьер от «Фидес» Виктор Орбан наперекор Брюсселю строит «Южный поток» и заказывает у России новые энергоблоки для АЭС «Пакш». Если о газопроводе ещё идут какие-то споры, то по поводу АЭС венгерским либералам остаётся устраивать лишь бессвязную истерику. Поддержка обоих проектов в народе колоссальна. «Йоббик» поёт осанну Путину, называя его примером защиты национальных интересов. Ультраправые требуют от просто правых ещё сильнее равняться на Россию и плюнуть на Брюссель, за что уже получили прозвище «агентов КГБ».

Казалось бы, надо только радоваться. Однако история с протестами отчётливо высветила один изумительный момент, который нормальному русскому человеку в голову не придёт.

Посмотрите внимательно на риторику. Акция против Земана состоялась в ходе торжеств по поводу откровенно антикоммунистической даты — 25 лет Бархатной революции. Земан сравнивает свою решимость с тем чувством, с которым он боролся с ЧССР. В этот момент он себя ассоциирует совсем не с осаждённым правительством. Не так давно премьер-министр Словакии Роберт Фицо провёл параллель между военными базами НАТО на территории своей страны с действиями СССР во время Пражской весны 1968 года. Венгерские правые набирают очки на агрессивной риторике в адрес Брюсселя, который смеет до мелочей регулировать жизнь их страны.

Всё ещё не узнаёте?

Европейским патриотам национальных государств не до того, чтобы митинговать против России. Они увлечённо борются за свою независимость от Советского Союза.

В лице Брюсселя.

Используя весь инструментарий, который достался им от предшественников.

С русскими в роли почётных зрителей и примера для подражания. То есть в роли американцев.

Чиновник где-то в Брюсселе, который решает, сколько тебе разрешено иметь коров, и штрафует за лишний бидон молока, — новая Рука Москвы. Невозможность возразить против навязанных ценностей со щелчком встаёт на место социалистической цензуры. Отсутствие права на самостоятельную внешнюю политику — как следование в кильватере СССР. Совпадение полное. Сторонники Брюсселя в открытую борются с традиционным укладом, за что их называют чёртовыми леваками и коммунистами, и даже геи выходят на свои парады под знамёнами с серпом и молотом, потому что леваки — за права меньшинств. Произошла полная подмена смыслов, теперь ЕС=СССР, а Россия вообще за пределами уравнения.

Неудивительно, что правый патриотический пафос у них в чистом виде повторяет перестроечный образец 25-летней давности. Отборный, рафинированный антикоммунистический пафос, под который происходил демонтаж стран социалистического блока, а потом воспитывались дети «свободной Европы». Они прилежно выслушали рассказы о том, как это плохо, когда твоей стране всё навязывают, посмотрели по сторонам и возненавидели ЕС.

Одна Польша продолжает понимать антисоветизм по-прежнему — как обёртку русофобии. Но ей приходится тяжело. Сегодня польские ультраправые вынуждены обвинять Россию в попытках реставрации уже не Союза, как раньше, а Российской империи, потому что у всех остальных детектор коммунизма чётко указывает на ЕС. По версии поляков, оголтелые брюссельские либералы — агенты Путина, но за пределами Польши мало кто готов в это поверить.

Так что высказывания Путина о большевиках хоть и справедливо оценивать с точки зрения политика-практика, но это даже не половина их смысла — они сами по себе являются политической практикой. Их каждый раз цитируют на Западе, когда кто-то пытается развернуть антисоветизм в прежнем направлении. Пока наша общественность перебрасывалась тортами, выясняя, кто тут больший патриот, Путин угнал у американцев все их вложения в Холодную войну.

Вопрос теперь в том, чей вариант возобладает — «венгерский» или «польский». Пока Путин разговаривает на языке прагматичных национальных интересов и успешно отбивает обвинения в реваншизме, влияние России на единственный политически активный слой европейского общества растёт.