На секции «ЦБ — друг или враг РФ» Московского экономического форума (в день моего 62‑летия — 2014.12.09) каждому выступающему отводилось 5 минут. Непосредственно передо мной выступала Оксана Генриховна Дмитриева — заместитель председателя фракции «Справедливая Россия» в Государственной Думе РФ, первый заместитель председателя комитета ГД РФ по бюджету и налогам. Она кратко и убедительно пересказала фрагмент из учебника «Economics» (или чего-то столь же термоядерно разрушительного), откуда следует единственноистинность избранной ЦБ РФ стратегии и тактики, после чего указала: политику ЦБ нельзя рассматривать в отрыве от экономической стратегии правительства РФ. Я в последующем выступлении сказал примерно следующее (цитирую по памяти, ибо импровизировал):

Совершенно согласен с Оксаной Генриховной: Центральный банк придерживается того же спектра экономических теорий, что и весь экономический блок правительства Российской Федерации. Все эти теории проистекают из концепции либертарианства — учения о благотворности неограниченной экономической свободы личности безо всякой оглядки на общество. Понятно, все эти теории примерно в равной степени разрушительны для общества.

Что касается конкретной политики Центрального банка, то прежде всего должен заметить: я — не экономист. Изучаю экономику в основном по публичным декларациям специалистов и последующим расхождениям этих деклараций с реальностью. Поэтому в деятельности ЦБ РФ меня более всего удивляют два утверждения.

ЦБ РФ уверяет, что ставку кредитования необходимо удерживать выше уровня инфляции. Но любой, кто берёт кредит для какой-то торговой операции или производственной деятельности, должен установить такую цену на свою продукцию, чтобы, по меньшей мере, погасить ставку по кредиту. Чем эта ставка выше — тем сильнее приходится задирать цену, тем выше инфляция.

ЦБ РФ работает в режиме полного резервирования. Он выпускает рубли в обращение только в обмен на валюту по текущему курсу. В частности, каждый, кто взял кредит за рубежом, должен для использования этих денег в Российской Федерации обменять их на рубли. Таким образом, резервы Центрального банка в каждый момент достаточны для погашения всех зарубежных кредитов и государства в целом, и всех его хозяйствующих субъектов. Для этого, если верить декларациям, и придумана система полного резервирования. В частности, сейчас, когда нашу страну отрезали от внешних источников кредитования, ЦБ РФ может в одночасье выкупить все долговые обязательства российского бизнеса, погасить таким образом внешнюю задолженность и перевести долги во внутрироссийский формат, после чего разбираться с ними не торопясь, в рабочем порядке. Вместо этого ЦБ РФ сидит на своих валютных резервах, как собака на сене, предоставляя российским деловым людям добывать валюту для погашения своих долгов где-нибудь ещё. Налицо невыполнение того обещания, под которое и придумано полное резервирование.

Но ещё раз повторю: дело не только в Центральном банке. Его действия логично вытекают из той же теории, которой придерживается весь экономический блок правительства. Теперь, в нынешних обстоятельствах политического и экономического кризиса, пагубность этой теории вполне очевидна. Необходимо менять именно теорию. Давно разработаны теории, куда лучше учитывающие реальное устройство общества и поэтому дающие вполне работоспособные рекомендации. Экономическому блоку правительства, включая Центральный банк, давно пора освоить эти теории, чтобы, наконец, работать на пользу всего общества. А если кто-то не способен их освоить или не считает это идеологически допустимым — что же, иногда политику меняют вместе с людьми.