Как вы, может быть, уже слышали, 11 марта Тверской суд начнёт рассматривать по существу дело Магнитского — того самого трагически погибшего, а по версии прогрессивного человечества трагически замученного кровавым режимом в СИЗО Матросская тишина. Как это вообще возможно судить мёртвого, а, тем более, несчастную жертву!?

Как заявил Уильям Браудер, владелец инвестфонда Hermitage и наниматель Магнитского, этот процесс выведет Россию на принципиально новый уровень безнравственности. "Даже в худшие времена сталинских репрессий, -- цитирует Браудера лондонская "Таймс", -- мертвецов никогда не судили".

Правильно, не судили. И сейчас не судят. Потому, что судить будут самого Браудера, который пока ещё живее всех живых. Живчик. Вон какую кампанию организовал! Целые немаленькие страны на рога поставил со своим фондом. Америку, к примеру. Так кто же такой этот Браудер?

Уильям Браудер — внук Эла Браудера, верного сталинского вождя американской компартии, в 1945 году попытавшегося эту партию распустить. И затем дававший подробные показания на своих соратников в комиссии Маккарти и, очевидно, не только там.

Его внук, переехавший в Англию и поменявший американское гражданство на британское, в конце 80-х устроился на работу к Роберту Максвеллу, медиамагнату и большому другу Советского Союза, а также соответствующих разведок по обе стороны железного занавеса.

В начале 90-х Браудер становится одним из сотен иностранных флибустьеров, наводнивших Россию с целью скупки и перепродажи катастрофически обесценившихся советских активов.

В 1996 году окрепший на этом деле Браудер создаёт вместе с основателем американского "Republic National Bank" Эдмондом Сафрой фонд Hermitage для скупки акций крупнейших российских компаний — Сургутнефтегаза, Сиданко, Транснефти, Сбербанка, РАО ЕЭС... Активно занимается гринмейлом. То есть это когда обладатель маленького пакета акций шантажирует крупную компанию, создавая ей невыносимые проблемы. Но главный интерес Браудера — это скупка акций "Газпрома" в интересах иностранных заказчиков.

Собственно, вот эта деятельность и характеризуется следствием как мошенничество. Оно мошенничество и есть -- стопудово. Поскольку тогда "Газпром" был дико недооценён. И потому существовал запрет на прямую покупку его акций иностранцами.

Афера Браудера состояла в том, чтобы выдавать компании, контролируемые иностранцами, за российские. На чём, собственно, Hermitage заработал основные капиталы. При этом Браудер имел амбиции влиять на управление Газпромом, вошёл в состав его Совета директоров с целью получения доступа к стратегической информации крупнейшей российской корпорации, требовал изменения ценовой политики -- в частности, резкого повышения внутренних цен на газ.

В 1999 году, после загадочной смерти Сафры, Браудер становится единоличным владельцем фонда. Однако с 2000-х у него начинаются неприятности. Его место в Совете директоров занимает Борис Фёдоров, бывший министр финансов, считавший Браудера жуликом. Судебные и внесудебные наезды на крупные компании оказываются безрезультатными.

В 2005 году ему отказывают во въезде в Россию, а в 2007 году начинаются следственные действия по делам об уклонении от налогов. Браудер, к этому времени распродавший все свои российские активы, переориентировавший бизнес на Ближний Восток, вывозит из России всех своих российских сотрудников вместе с семьями.
Кроме почему-то Магнитского. Никакого, конечно, не адвоката-аудитора, а реального автора всех этих налоговых схем. Собственно, это его специальность. Вопрос — зачем? Зачем оставили Магнитского? Может, в качестве банального зиц-председателя?

В конце 2008 года Магнитского арестовывают, а через год он умирает в СИЗО от сердечной недостаточности. Как гласит экспертиза, по причине ненадлежащей медицинской помощи.

Этому предшествовали неожиданные смерти основных его подельников. В октябре 2007 года умирает посредник между ними и Браудером адвокат Гасанов. Сердечная недостаточность. Весной 2008 года умирает номинальный владелец одной из подставных контор в схеме Магнитского Валерий Курочкин. Подвела печень. А еще через пару недель не стало банкира Коробейникова, через которого проходили добытые из бюджета деньги. Сердечный приступ.

Короче, умерли все свидетели, кто не успел сбежать. Безвременная смерть косит не только подельников. В декабре 2008 года в Лондоне умирает Борис Фёдоров — человек, близко знакомый с газпромовскими аферами Браудера. От инсульта. В возрасте 50 лет.

А если ещё вспомнить несчастного Сафру, крайне своевременно погибшего при пожаре, установленная причина которого -- поджог. И кто же поджигатель? Кто вы, мистер Браудер? Человек, вокруг которого все, кто знал лишнее или просто сильно мешал, мрут, как мухи? Человек, организовавший циклопический пиар вокруг смерти своего зиц-председателя? Британский поданный, способный влёгкую заставить Америку принять антироссийский закон? По силам ли это банальному международному финансовому проходимцу?

Диверсионные яды и токсины традиционно используются спецслужбами. Современные препараты, маскирующие свои действия под ненасильственные причины смерти — инфаркт, инсульт и так далее, – убивают спустя несколько дней после применения, когда химическое вещество уже выведено из организма. В частности, в спецслужбах США популярен сакситоксин — яд, добытый из морских моллюсков, следы которого не устанавливаются никакой химической экспертизой.

Найти следы таких спецпрепаратов не удавалось пока нигде и никому. Однако найти следы уголовщины под толстым слоем политической демагогии вполне реально. То есть нет никакого "дела покойника Магнитского". А есть дело вполне живого Браудера, и есть "список Браудера". В котором одни покойники.

Авторская программа "Однако" на Первом канале, 5 марта 2013 г.