Происходит трагедия. Страшной, несправедливой смертью, в пыли и грязи погибают люди. Погибают в чудовищных мучениях.

Эти люди виновны в одном — они такие же, как мы. Их убивают именно за это. Все остальные слова про «наведение порядка», «антитеррористическую операцию», «монополию государства на насилие» — отговорки.

Отговорками и ложью являются лицедейские пассажи о том, что «украинцы» ненавидят не русских, а только москалей — имперцев, ватников и совков.

Кто такой ватник, совок и имперец? Это человек, который считает, что правда — выше интересов, родство по правде важнее родства по крови, чтит подвиг предков и гордится достижениями своего народа. Проще говоря, москаль — это любой русский, который не отказался от своей русскости и русской культуры.

Говорят, что москаль — это только тот, кто ненавидит Украину. Но что это значит — ненавидеть Украину? Отрицать право соотечественника по факту чуба и вышиванки владеть тут всем, отдавать приказы, определять, как будут кого именовать, на каком языке разговаривать, кого почитать и кого ненавидеть?

Почему? На каком основании? — спросите вы, если считаете, что русские — такие же граждане Украины, как и татары, евреи, греки, венгры и так далее. — Почему?

И вдруг вам ответят: — Ну, это же Украина!

Ну, то есть если страна называется Украина, то там должны быть только украинцы и только в том варианте, который одобрен держателями контрольного пакета украинства — то есть украинскими националистами. А все остальные должны этих мега-украинцев почитать и подчиняться им. И именно поэтому и язык должен быть один. И герои. И одежда.

Ну, Украина же. Чего тут непонятного? И почему это вы называете нас фашистами? Разве то, что мы считаем, что только мы можем быть хозяевами нашей страны Украины, а то, что это наша страна, понятно из названия, — разве это фашизм? Разве это не естественно, что на Украине должен быть только украинский язык? Разве это фашизм? Разве это не естественно, что на Украине должны почитать людей, которые убивали неукраинцев и недоукраинцев за их неукраинство и недоукраинство? Разве это не естественно?

Люди хлопают на нас глазами и спрашивают о естественности, не понимая, что они — фашисты. Просто для них фашизм — это уже естественно.

В культуре и цивилизации — вообще мало чего естественного. Процессы коитуса, дефекации, питания и так далее — естественны. Но цивилизация не там, где люди гадят, где едят. Цивилизация там, где построены уборные и граждане до них терпят. И цивилизация не там, где мужчина для удовлетворения своего чувства прекрасного бьёт женщину дубиной по голове и насилует, где упала, а там, где любовь, ухаживания, церковь и ЗАГС.

В Швейцарии — четыре официальных государственных языка. И только один из них — самый редкий и малочисленный — аутентично швейцарский, ретороманский. Русские и Россия — слова явно однокоренные, но маловероятно, что найдётся такой энтузиаст, который на этом основании захочет запретить татарский и будет ходить по детсадам, убеждая татарских детей переименовываться из Тимура в Тимофея или валить в свою, скажем, Турцию.

Странно, но понять всё это от нас требуют люди, прежде всего призывающие нас быть европейцами, быть и жить как на толерантном Западе.

Странно, но это те же самые люди, что публично ужасаются рассказам о советских заградотрядах. Это именно они не видят ничего странного и порочащего в том, что боевики «Правого сектора» на Украине расстреливают солдат, отказавшихся стрелять в соотечественников и соплеменников.

Это всё те же самые люди, которые требуют введения коллективной ответственности для русских за военные преступления в Чечне, но с таким пониманием и снисхождением относятся к тому, что лётчикам ВС Украины вдруг захотелось убить несколько невооружённых людей.

Это всё те же люди, что называли Радуева и Басаева — борцами за независимость. Именно они называют людей, не казнивших ни одного заложника, не взорвавших ни одной бомбы в Киеве, — террористами.

Этих «террористов», собственно, так ожесточённо и уничтожают потому, что понимают — их не удастся заставить брать в заложники беременных и детей и взрывать бомбы в Киеве. Потому что они, любых национальностей, русские — носители русского культурного кода, наследники Ильи Муромца, Добрыни Никитича и Даниила Казарина.

Мой «любимец» Артемий Кивович Троицкий выдвинул интересную гипотезу: по его мнению, всё дело в том, что те, кто воюет в Луганске и Донецке, — неудачники. Так и сказал в своей статье «Воины неудачи»: «Я определил бы этот контингент как «лишних людей XXI века». Они отчуждены от современного уклада жизни и не находят себе места: кто вне советской системы, кто в глобалистской парадигме, кто в мирной обстановке, кто в политкорректном быту… В принципе, вся наша страна слегка страдает от этого синдрома, но у отдельных граждан ломки конкретные. Полагаю, если бы донецкие оглашенные бросили клич по всему миру — сбежались бы братья по кипящему разуму отовсюду: и фрики, смотрящие Russia Today, и реликтовые сталинисты, и просто desperadoes, периодически открывающие огонь по одноклассникам и посетителям супермаркетов. У каждого, как говорится, свой ад — но в Донецкой области сейчас огоньком можно поделиться.

P.S. Сказанное выше никак не ставит под сомнение благороднейшую добровольческую идею в принципе. Однако вспомните республиканские интербригады в Испании: там с РЕАЛЬНЫМИ фашистами бились поэты и интеллектуалы, бились за идеи и за будущее, а не со злобы на постылый мир и от собственной никчёмности».

Что можно сказать в ответ? Это погибший недавно в Донецке Николай Леонов.

Верующий, спортсмен (чемпион мира по кикбоксингу), поэт. Был расстрелян в машине, перевозившей раненых.

А это человек, который назвал его неудачником:

Это Артемий Кивович Троицкий, который не спортсмен, не поэт, а …. я даже не знаю кто.

Интересно, хоть одна женщина Артемия Кивовича предпочла бы его в ответе на вопрос: кому из этих двух ещё бы жить и жить?

Или вот еще примеры замечательного мышления:

В. ШЕНДЕРОВИЧ — «Нет, официально. Защита русскоязычного населения. Значит, зафиксируем, что прошла пара месяцев, что до того, как Путин начал помогать русскоязычному населению Украины, не было ни одной капли крови пролито по этническому признаку. Зафиксируем, что сейчас кровь льется ручьями».

Виктор Анатольевич не знает про «Корсуньский погром». Зачем ему это знать? Это знание не укладывается в его картину мира.

Он же, пятью минутами позднее:

В. ШЕНДЕРОВИЧ — «Никто ничего никаких угроз не было, крови не было. И в Ялте в домике Чехова не устраивали музей Бандеры. И по-русски разговаривали люди».

Этот человек в настоящий момент — по факту один из руководителей «антитеррористической операции».

Но наиболее кратко и ясно выразился еще один мой любимчик — модный писатель и гражданин поэт Дмитирий Быков.

Д. БЫКОВ: «Многие меня спрашивают: как вы относитесь к тому, что русских убивают в Донецке. У меня вопрос: а что русские делают в Донецке. Донецк — территория Украины. Кто их туда позвал?»

По-моему, лучше и не скажешь. Нельзя просто вот так взять и быть русским на Украине. Русских на Украине не должно быть. Русские не имеют права на существование на этой территории.

Это же Украина. Это же естественно.

Они произносят совершенно, абсолютно фашистские, человеконенавистнические сентенции и при это сами обвиняют Россию в фашизме. Они себя не видят. Они не видят никаких отклонений от человечности в собственной логике. Их фашизм — стал для них естественным.

Когда один и тот же человек требует не сметь бить мирных протестующих, забрасывающих полицию бутылками с зажигательной смесью, а потом восхищается сдержанностью киевского правительства после сожжения сотни человек в Одессе и выражает свое уважение после того, как самолёт метким ударом отрывает ноги женщинам непокорного города…. Когда выборы в Сирии не признаются, зато признаются борцами за свободу «сирийские повстанцы», приехавшие из Катара и Саудовской Аравии, распинающие христиан и поедающие сердца раненых и пленных, а террористами называются люди, которые хотели просто оставаться русскими. То есть самостоятельно, а не по лицензии от носителей истинного украинства судить, что есть добро и что зло.

Собственно, в этом и есть самая главная вина русских — их способность конструировать собственную морально-этическую систему и воспроизводить её. И в этой системе те, кто претендует на господство, всегда будут злом. Русские будут видеть их клыкастые пасти под любой маской и будут учить видеть другие народы. Поэтому русских не должно быть.

«Русский должен умереть, чтобы мы могли жить»

Это означает, что началась охота на русских. Татарам, чеченцам, якутам, евреям — не стоит расслабляться: русские — тут не по кровь, а про Толстого, Достоевского, Гоголя и Ленина. Про Колобка, Машу и Медведя и про Незнайку на Луне. Про русские народные сказки. Про советские мультики. Всякий носитель русской культуры — русский. И в него будут стрелять.

Россия обязательно выйдет победителем и выведет с собой Украину из этой бойни.

Но нужно понимать, что в следующий раз они ударят не в Украину. А в Москву, Казань, Новосибирск.

После этой истории они захотят ударить в сердце. А сердце — это Россия.

И мы в нём — в этом сердце. И то, что происходит сейчас в Донецке, в другом виде, но обязательно произойдет и с нами.

Потому что мы — русские.