Мы все — русские, белорусы, украинцы, киргизы и таджики — можем сколько угодно орать о том, что мы суверенны и независимы друг от друга, что солнечный Душанбе кормился за счёт Москвы, которая объедала киевлян, но эти крики не имеют никакого значения.

До тех пор, пока плоть наших стран сшита железобетонными скобами шпал и армирована стальными рельсами, пока из страны в страну по трубам идут нефть и газ, пока по ЛЭП идёт переток МВт/ч, а диспетчеры между собой изъясняются по-русски или же понимают универсальный язык русского мата, — мы едины.

Наши предки создали экономический организм такой мощности, что мы, их нерадивые и бестолковые дети и внуки, не можем его убить уже четверть века, хотя и стараемся что есть мочи.

Да, мы раздроблены, и у нас в голове вперемешку с бардаком десятки воздушных замков, но страны у нас ещё едины – и всё это благодаря советской инфраструктуре.

В 2012-м замерзала Киргизия, которую оставил без газа соседний Узбекистан, тогда киргизов спасли казахи и русские.

В 2015-м замерзает украинский Геническ, который спасают русские и сменившие юрисдикцию украинцы.

Надеюсь, что нам всё-таки удастся преодолеть разруху в своих головах и вновь объединиться до того момента, когда последнюю рельсу утащат на металлом, а последний целый участок газопровода станет подобен ситу для просеивания муки.