В середине 2000-х мой отец, ветеринар по образованию, был отправлен на курсы повышения квалификации в Киев. И там ему довелось выслушать рассказ одного из сотрудников ветслужбы о том, каким образом западным товаропроизводителям удаётся обходить украинские стандарты качества по части использования запрещённых препаратов (гормонов и антибиотиков) при выращивании мяса.

Делегация из США приезжала в Киев с визитом в лаборатории и там внимательно слушала и расспрашивала сотрудников лаборатории, а те, по наивности своей, рассказывали, на что способны украинские тест-системы. В итоге, выяснив, наличие чего украинские специалисты могут определить в мясе, а что они определить в силу слабости материальной базы не смогут, американцы корректировали используемые при выращивании животных лекарственные средства так, чтобы их было невозможно идентифицировать в мясе.

И каждый раз такой номер успешно срабатывал из-за того, что именно США лидируют в разработке новых лекарств и тест-систем, оказываясь на шаг впереди. А когда им нужно было расправиться с конкурентами, то они, разработав новое лекарство, лоббировали запрет старого и били не только по фармконкурентам, но и по товаропроизводителям.

…Казалось бы, при чём тут опостылевший всем мельдоний? Всё дело в том, что США и ЕС — коллективный Запад — куда сильнее РФ и всего постсоветского пространства в сфере биотехнологий, медицины и фармакологии. А республики бывшего СССР, решив влиться в глобализированный мир, последовательно отказывались от своих национальных стандартов качества во всех сферах, начиная с болтов/гаек и оканчивая детским питанием. ГОСТы стали необязательными и были заменены новыми техническими регламентами, которые создавались по образу и подобию стандартов ЕС.

Свой же товаропроизводитель умирал и теперь Украина способна производить лишь простейшие лекарства, фармзаводы РФ проданы иностранцам, а законодателями фармацевтической моды стали американцы.

Именно США и ЕС диктуют правила игры на фармрынке, независимо от того, о чём идёт речь: антибиотиках для выращивания курятины, премиксах или же запрещённом милдронате. И весь мир им подчиняется.

Потому я не понимаю возмущений прогрессивной общественности. Вы же хотели стать частью единого мира и слиться с ним в экстазе единых стандартов, режимов свободного перемещения и неограниченных денежных переводов? Вот так и получается, что недостатки этого мира — неспособность повлиять на него — оказываются обратной стороной его достоинств.

А если вам не нравится запрет милдроната и жалко 8 спортсменов, которым подрубили карьеру, то остаётся лишь смириться. Или же вновь строить свой мир, создавать свою медицину и фармацевтику, возрождать свои стандарты и отвоёвывать своё право на место под солнцем.

Мир — не светлая поляна. Мир — это тёмный лес, где слабые сосны, если не находят в себе силы расти быстро, оказываются чахлыми деревцами в тени высоченных деревьев, а в итоге и вовсе гибнут.

Права не даруют. Права завоёвывают. Трудом, потом и кровью.

Опубликовано: блог Ивана Лизана