Кажется, нет западного журналиста, который написал бы сейчас об американском президенте что-нибудь позитивное. Нет и политиков, которые хвалили бы его за решительность или продуманность действий. И никого не удивляет, что угрозы Обамы ввести очередной пакет санкций не останавливают Москву.

Америка переживает внешнеполитические неудачи своего президента по-разному. Демократы объясняют их коварством Путина. Республиканцы со злорадством рассуждают о том, что Обама изначально не подходил на роль главнокомандующего. «В тот момент, когда Россия приняла решение о присоединении Крыма, — пишет Дэймон Уилсон, возглавлявший европейский департамент в администрации Джорджа Буша, — президент часами разговаривал по телефону с Путиным, словно мантру повторяя фразу о том, что ему придётся заплатить за это высокую цену. Однако санкции не вводил. Если вы не готовы идти до конца, не нужно делать громогласные заявления. Ведь это подорвёт ваш авторитет, и мир будет убеждён, что Америка потерпела поражение».

Обама блефует: гибкость или слабость

Сенатор-республиканец Джон Маккейн считает, что так называемая «гибкость» Обамы в Москве воспринимается как слабость. «Ещё полгода назад, во время сирийского кризиса, — уверяет он, — грозные слова президента о красной черте оказались, в итоге, пустой болтовнёй. В Кремле поняли, что Обама блефует, и США были опозорены». «Жёсткие внешнеполитические действия противоречат натуре американского президента,полагает эксперт Института США и Канады Сергей Самуйлов.Прошлой осенью он не стал бомбить Сирию, согласившись на предложение Путина о ликвидации арсеналов химического оружия. Республиканцы убеждены, что он проявил тогда мягкотелость и в случае с Украиной не будет действовать жёстче».

Умение блефовать — неплохое качество для политика, однако в своей игре он должен полагаться не только на удачу, но и на трезвый внешнеполитический расчёт. Когда вы смотрите в глаза Обаме, вы видите спокойную уверенность. Она подкупает. На итальянских пляжах так смотрят выходцы из Африки, когда предлагают вам по дешёвке «ролекс». Тонкие для афроамериканца губы очень подвижны, мимика — дружелюбна, но без заискивания. Обама оратор, Обама умеет убеждать. Ему всегда удавалось производить впечатление.

Сразу после вступления в должность, в 2009 году, он произносит речь в Каирском университете. И арабский мир готов поверить, что этот президент США не такой, как его предшественники. Даже президент Ирана Махмуд Ахмадинежад хотел протянуть ему руку, но вовремя засомневался. Перезагрузка с Россией также была красивой упаковкой, украшенной знаменитой кнопкой. И Обама получил результат: договор СНВ-3 отвечал американским интересам по сокращению боеголовок, и в меньшей степени отвечал российским, так как увязать число боеголовок с ограничениями на американскую ПРО не удалось. Обама тогда шептал Медведеву, забыв про включённый микрофон: «Скажите Владимиру, что у нас будет больше гибкости после выборов».

Когда Обама во второй раз занял Овальный кабинет, пришло время действовать в экстремальных условиях. Ситуация меняется чуть ли не каждый день, и американский лидер не успевает реагировать на эти изменения, то и дело оказываясь в положении догоняющего. При всех талантах политика он обделён талантом дипломата, считает издание The American Conservative: «Для внешней политики президента Барака Обамы характерны дёрганые движения с запусками и остановками. Пожалуй, это типично для умного и интеллигентного человека, который, тем не менее, слабо понимает происходящее во внешнем мире за пределами учёных сообществ и чикагских избирательных округов».

Как тут не вспомнить характеристику Обамы, которую дал в своих мемуарах бывший министр обороны Роберт Гейтс. По его мнению, президента постоянно мучают сомнения в правильности утверждаемых им решений. Он всегда сохраняет уверенную мину на лице, но качествами, необходимыми для лидера сверхдержавы, не обладает.

Негодные советники и крах Pax Americana

Обама, как правило, полагался на своих верных друзей из Демократической партии и на самозванцев-экспертов, к которым в консервативных кругах причисляют Сьюзан Райс, помощника президента по нацбезопасности, и Саманту Пауэр, представителя США при ООН. Третьим негодным советником американские консерваторы считают бывшего посла в России Майкла Макфола, которого Обама направил в Москву вместо профессионала из Госдепартамента Джона Байерли. «Макфол, в отличие от Байерли, это упорствующий демократический активист, — считает Филип Джиральди, бывший сотрудник ЦРУ. — Именно он внушил Обаме, что Соединённые Штаты могут читать Москве лекции о демократии, о Грузии, об Украине, а Россия при этом согласится на сотрудничество в других областях. Он даже написал об этом книгу «Продвижение демократии за рубежом: почему мы должны и что мы можем».

В то же время люди из ближайшего окружения не посоветовали Обаме, как поступить с его собственными демократическими обещаниями, которые позволили в своё время темнокожему сенатору одержать победу в схватке за Белый дом. Он, например, планировал закрыть тюрьму в Гуантанамо и освободить её узников. А теперь собирается распределить их по тюрьмам в Латинской Америке, по сути, повторяя опыт Буша с тайными тюрьмами ЦРУ. Когда разразился скандал с прослушкой граждан США и иностранных лидеров американскими спецслужбами, когда Обаму стали критиковать, что он убивает террористов не по приговору суда, а по мутной картинке в прицеле беспилотника, советники не смогли спасти демократическое лицо президента. И вот теперь газеты пестрят заголовками «Обама против Путина: не ровня» (The Washington Post, США), «Обама и его дипломатия дефицита внимания» (Financial Times), «Сомнения в компетентности Обамы растут» (The Washington Post).

Эксперт Института США и Канады Сергей Самуйлов полагает, что у Обамы развился комплекс политически неполноценного президента: «Он не уверен, что может быть жёстким лидером. И в ситуации с Украиной он вновь растерян, он вновь переживает психологические метания. Вспомним его откровенно слабое выступление перед европейской аудиторией 30 марта. В Косово никакой референдум не проводился, тем более с одобрения ООН. Обама на глазах всего мира садится в лужу».

Действительно, последней свиньёй, которую советники подложили Обаме, стало утверждение о том, что в Косово проходил свободный референдум по вопросу об отделении края, а в Крыму — несвободный. Как тут не вспомнить Джорджа Буша-младшего, который путал Австрию с Австралией, а АТЭС с ОПЕК. Буш, правда, был решительнее. Он быстро пускал в ход военную дубину. И этим нравился американцам. Пока дубина не оказывалась бесполезной, как в Ираке и в Афганистане.

Когда кандидат в президенты Обама выступал в 2008 году перед восторженными толпами в Берлине, он пообещал «переделать мир». И вот теперь выполняет своё обещание. «От Урала до Южно-Китайского моря нарастают признаки слабеющего влияния США, — пишет Financial Times. — Обама делал попытки установить дружеские отношения с Индией, Бразилией, Индонезией… Но в большинстве случаев США либо оказывали отпор, либо игнорировали их предложения».

Саудовская Аравия продолжает отдаляться от Вашингтона. Турция возмущена вялой реакцией американцев на ситуацию в Сирии. Президент Бразилии Дилма Руссефф отменила первый государственный визит в США за двадцать лет в знак протеста против скандала с прослушкой АНБ.

Личным поражением Обамы называют саммит по ядерной безопасности в Гааге (24–25 марта), который американский президент использовал как трибуну для заявлений по Крыму. Однако основной своей цели — снижения ядерной опасности — Обама так и не достиг. Около четверти участников саммита не присоединились к режиму контроля за ядерными материалами, предложенному США от имени МАГАТЭ. Среди них Индия, Россия, Китай, на долю которых приходится 17–19 тысяч ядерных зарядов.

«Мир возвращается к ситуации самоуверенных региональных лидеров и слабеющего гегемона», — продолжает Financial Times. Ни много ни мало, Обаму уже обвиняют в закате эры американского могущества. Очевидно, он слабо разбирается в международной политике. «Когда в начале крымского кризиса президента США спросили, не может ли быть так, что он недооценил Москву, — пишет The Washington Post, — он пренебрежительно ответил, что «Россия — это всего лишь «региональная держава», которая является угрозой для соседей лишь из-за своей «слабости».

Возможно, в этом Обаму тоже убедили негодные советники. Возможно, это комплекс, неспособность признать собственные просчёты и ошибки. Самую меткую характеристику президенту США дала Süddeustche Zeitung: «Обама — не главнокомандующий, который отправляет дивизии в далёкие битвы. Своим врагам он пошлёт беспилотник. Или — заморозит счета… Обама — не Джон Кеннеди. Но ведь и Севастополь в 2014 году — не Берлин в 1961-м».