В последнее время образовалась любопытная тенденция: из России за рубеж подались яркие личности 90-х — перестроечные журналисты.

Выглядит это примерно так: та или иная известная в медийном цеху персона неожиданно шумно объявляет, что ей невтерпёж жить в стране, где властвует Путин, и единственный для нее способ избавиться от морального давления — эмигрировать. И эмигрирует.

Первой ласточкой был рокер и плейбой Артемий Троицкий. Вскричав «не могу с Путиным в одной стране жить!», он переселился в Эстонию. Артемию исполнилось 60, человек с богатой биографией. Нонконформист 80-х. Телезвезда 90-х. Редактором русского «Плейбоя» поработал. Мог бы уже и отдыхать…

Однако же, переехавши в Эстонию с семейством, он принялся давать трескучие интервью провинциальным газетам и сайтам. В них он ругал политику Кремля. Сейчас пописывает колонки на местный Инет-портал, где обращается к прибалтийским русским с наущениями, как надо правильно жить в чужой стране (сидеть под лавочкой и радоваться, что приютили). Латыши и эстонцы иногда переводят его колонки на свои языки. Типа: вот он, настоящий, годный русский!

Яркой звездой недавно пронесся через Латвию бывший блистательный главред «Коммерсанта», бывший блистательный главред программы «Время» Андрей Васильев. Васильев — нередкий гость в Латвии, отдыхал, тусовался, примелькался… Но в этот раз он шумно провозгласил, что с Путиным ему не по пути, что в России нормальному человеку делать нечего, что он скоро примет израильское гражданство, чтобы не мучиться с визами, и окончательно сменит родину. Как я понял — на Латвию. У него домик в Юрмале.

А год назад объявилась в тех же краях и бывшая многолетняя редактор портала «Лента.ру» Галина Тимченко. Хозяева «Ленты» сместили Галину с должности за интервью с Ярошем. Объявивши, что «в России, скорее всего, нам работать не дадут», она тоже шумно эмигрировала в богоспасаемую Латвию. Купила квартиру и получила «инвестиционный» вид на жительство.

Среди местной журналистской братии прошёл слух, что бывший главред «Ленты» нашла миллионы и сейчас будет запускать латвийский проект, который сожжёт весь путинский Интернет глаголом напрочь. Местные голодные журналюги ходили за ней толпой с диктофонами и камерами, стараясь понравиться.

Слух подтвердился, Тимченко сняла офис и объявила набор сотрудников на сайте Службы занятости. Однако, получив кучу резюме (их тут называют сивишки, от Curriculum Vitae) от соискателей, Тимченко сообщила, что местные журналисты ей не годны ввиду провинциальности, набрала редакцию в России и запустила интернет-сайт с названием «Meduza». С умопомрачительным для Латвии бюджетом в 1,5 млн евро и слоганом: «Кажется, вам опять есть что читать».

Не стану оценивать, есть ли там что читать, но её деятельность привлекла внимание одной пакостной организации. Нет, не путинского ФСБ, а хуже — латвийского «Центра государственного языка». Языковые инспекторы устроили в офисе «Медузы» проверку на предмет, использует ли компания Medusa Project в своей работе державну мову? И правда ли, что Тимченко не приняла на работу двух латышских специалистов только потому, что они плохо говорили по-русски?

Наш Центр госязыка обычно приходит с проверками по доносам. Полагаю, и в данном случае кто-то стукнул, возможно, те двое, которым отказали в вакансии. В Латвии это — обычное дело… Впрочем, от наших языковых карателей «Медуза» пока отбилась. Однако ж сама Тимченко призналась, что ходит вместе со своими сотрудниками на курсы, чтобы таки освоить латышский язык. Звоночек сработал.

Язык в Прибалтике — хитрая штука. Туристы в восторге: во всех кафешках-гостиницах с ними говорят по-русски. Российские либеральные журналисты пишут весёлые репортажики: «Я весь день ходила по Риге, и со мной везде говорили по-русски. Здесь нет националистов! Тут милые и дружелюбные люди!»

Ага! Это пока вы тратите на них свои деньги по кафешкам. Но попробуйте просто пожить и вы обнаружите, что за пределами туристических зон без латышского — хреново. В той же Финляндии для жизни и бизнеса вполне хватает английского. Финны понимают, что их экзотический язык, на котором говорит всего 5 миллионов народу, иностранцы вряд ли будут увлечённо осваивать.

А в Латвии — не-е-ет! Латышей чуть более миллиона, но они уверены, что их мову должны знать все, кто пересёк границу страны. Все бумаги — только на латышском, общение с чиновниками — только по-латышски. Все законы-инструкции — без перевода. Сами чиновники русский, конечно, знают, но говорить с тобой на нём не будут.

Забавно: три года назад латышские националисты устроили русофобскую конференцию и пригласили в качестве почетных гостей Борового с Новодворской. Боровой и Новодворская выступали по-русски. Перевода не требовалось, латышские националисты русский знают прекрасно. Но вот остальные выступления проходили только по-латышски. И тоже без перевода, даже в наушниках! Смешно было смотреть, как сладкая российская парочка сидела с глупыми лицами в президиуме, часами вслушиваясь в незнакомую речь.

Российские ново-эмигранты, узнавшие Прибалтику с туристической стороны и приехавшие тут пожить, неприятно удивляются, обнаружив, что их «милые и дружелюбные люди» вдруг превратились в фыркающих кошек.

Однако ещё большую фрустрацию испытывают российские эмигранты-либералы при общении с прибалтийскими русскими. Они ожидают найти здесь «русских европейцев», прогрессивных и толерантных, не испорченных «киселёвско-соловьёвским зомбоящиком», то есть таких же продвинутых, как они… А находят «быдло, крымнашевцев и ватников»! Иной раз ещё более «ватных», чем в покинутой ими путинской России.

В одной из латвийских телепередач Галина Тимченко в сердцах заявила: «Когда я стою на рынке или еду в трамвае, или когда я просто подслушиваю на улице, что говорят русские, то у меня ощущение, что я нахожусь у себя на метро «Профсоюзная» в Москве…» А на вопрос ведущего: так, может, она нашла себе в Латвии друзей-латышей? — она вздохнула: к сожалению, нет, языка не знаю… Что тут сказать? Это — эмиграция, детка…

Процесс «ближней эмиграции» в Прибалтику идёт давно. Случалось, приезжали творческие личности и бизнесмены средней руки, чем-то обиженные на родине, — подышать «свежим воздухом европейской свободы», где все понимают по-русски. В их представлении Прибалтика — это такая микро-Россия-2, чистенькая, цивилизованная и без Путина.

Но вот как-то не приживались. Пара лет — и либо ехали дальше, либо (большинство) возвращались. Поглядим, надолго ли хватит нынешних буревестников борьбы с режимом.