Западные СМИ активно бросились обсуждать завершившийся визит Владимира Путина в Шанхай. Переговоры, названные главами двух государств самыми масштабными за последнее десятилетие, — подписано 49 соглашений, среди которых строительство первого железнодорожного моста через Амур, увеличение расчётов в национальных валютах. И наконец, заключён исторический договор на поставку газа в Китай — мировые издания, пытаясь замаскировать плохо скрываемый страх, окрестили как: «бегство Путина в Азию» и «попытка КНР и России дружить против Европы и США».

«Жаль, что сделка не состоялась»

Скептики приступили к работе над аналитическими статьями «О неудачах по газовому вопросу» ещё до отъезда Путина из Китая, а потому получилось весьма комично, как с некрологом на резко выздоровевшего.

Все ожидали, что во вторник Москва и Пекин наконец-то подпишут газовое соглашение на 400 млрд долларов, которое готовилось почти 20 лет, но сделка не состоялась, поспешил сообщить обозреватель Foreign Policy Кит Джонсон. «Это шок, удар по целям, которые поставил перед собой Путин, и напоминание о том, какое большое превосходство имеет Китай в области газовых сделок с крупнейшим поставщиком газа в Европу», — с нескрываемой радостью замечает автор, который сейчас должен обрывать телефоны редакции с просьбой удалить статью с сайта.

«Почему же сделка не заключена?» — задаётся вопросом FP и само же себе отвечает: «Россия хочет установить цену, которую берёт с европейских покупателей, а Китай такую цену платить отказывается», поэтому заключение контракта вновь отложено. Китай и впредь может позволить себе гнуть жёсткую линию, предсказывает издание. У России же в связи с бойкотом Европы растёт желание выйти на новый крупный рынок Азии, потому как у российских неосвоенных месторождений газа в Сибири мало потенциальных крупных клиентов, помимо Китая. Да к тому же, замечает «специалист», в ближайшие годы предложение газа в мире резко увеличится, и у Китая будет ещё больше вариантов на выбор.

Немецкий Die Welt, видимо, не успев вчитаться в условия, назвал контракт «уступкой Путина». Издание поясняет нам: «Переговоры о поставках российского природного газа в КНР — на долгосрочную перспективу запланировано строительство двух новых газопроводов, способных поставлять до 70 млрд кубометров газа в год, — показывают, насколько сильно сейчас давят на Путина». И напоминает, что переговоры не двигались с мёртвой точки более десяти лет, но теперь «Москва, кажется, поддалась, чтобы как можно быстрее заключить газовую сделку».

USA Today рассказывает своим читателям о стратегии Путина, которая состоит в «резком переводе коммерческих интересов на Восток из-за страха за свою экономику после череды санкций Запада. 30-летний газовый контракт на экспорт — как раз стал шагом в этом направлении».

А The Wall Street Journal, предрекая России скорую экономическую блокаду, пишет, что соглашение с Китаем по газу Москве крайне необходимо, поскольку «Европа всё активнее пытается добиться энергетической независимости от Москвы» (напомним: потребление русского газа ЕС за годы усилий — увеличилось).

«Друзья по несчастью»

В целом же заметки о визите Владимира Путина в Китай ряд убеждённых в скором крахе России изданий штампует в ключе до банального похожем. The Financial Times сообщил, что Путин «едет дружить» в Китай в период, когда западные страны от России отворачиваются. Президент РФ хочет продемонстрировать, что его власть не изолирована и что у него есть партнёры, которые помогут противостоять Европе и США.

Из-за натянутых отношений с Западом на фоне украинского кризиса Владимир Путин остро нуждается в друзьях, дублирует ту же мысль Time. Несмотря на заявления о тёплых отношениях между Россией и Китаем в течение последних 20 лет, между ними оставалось недоверие. Но старые раны — идеологический раскол, пограничные споры, — кажется, начали заживать, пишет газета, отмечая, что нынешняя встреча есть попытка дружбы между двумя державами, «скатившимися в глубокую изоляцию». Впрочем, более тесные отношения России и Китая могут иметь серьёзные геополитические последствия для Запада, заключает Time.

Reuters продолжает крутить пластинку про «глобальную изоляцию» — «становясь всё более и более изолированным от Запада из-за Украины, российский президент Владимир Путин надеется на сочувствующего слушателя во время визита в Китай», пишет издание.

The Independent начинает свою статью словами «враг моего врага — мой друг». Именно такой пословицей, по мнению издания, можно объяснить ту теплоту приёма, которую оказали российскому президенту в Китае. Газета обращает внимание, что Путин приехал в Китай, когда отношения обеих стран «с самой могущественной силой на земном шаре» — Штатами — достигли минимума.

Выбивается из сводного хора западных СМИ, снисходительным тоном говорящих о новом витке российско-китайского партнёрства, голос The New York Times. Издание пишет об увлечённости Россией и её президентом среди правых сил. «У Владимира Путина теперь больше поклонников и союзников среди известных политиков как правого, так и левого толка, в том числе бывший итальянский премьер Сильвио Берлускони и бывший канцлер Германии Герхард Шрёдер», говорится в статье. «Европа — большое больное тело, а Россия — главная альтернатива американской гегемонии. Возможно, Путина нельзя назвать «спасителем человечества», но, тем не менее, «существует множество причин быть сторонником России», — приводит NYT слова французского философа Алена де Бенуа, одного из лидеров французских «новых правых».