Самое страшное во всех украинских событиях, которые были, есть и будут, не в хаосе на руинах государства и смертях вокруг (хотя они безумно трагичны), а в бардаке в разуме масс — в той самой разрухе в головах, о которой говорил профессор Преображенский.

Беда в том, что по мере обнищания того, что ныне на карте именуется «Украина», воспитывался особый тип человека — человек-разрушитель. Собственно, подобные процессы переплавки советского человека и его потомков в разрушителей шли во всех постсоветских республиках, однако в некоторых странах Евразии они были остановлены начавшимся усилением государства, которое принялось последовательно наводить порядок, останавливая хаос. Например, в Белоруссии порядок был относительно быстро восстановлен, потому масштабы инфраструктурных разрушений и разрухи в головах там минимальны.

А вот на Украине и в Молдове сил, заинтересованных в остановке процесса деградации, не нашлось. Однако оказалось множество тех, кто получает выгоду с обнищания масс и эксплуатации остатков социалистической экономики. Итогом обнищания и деградации стал тот самый человек-разрушитель.

Он может развалить и разворовать абсолютно всё, что даровал ему человек-созидатель. Трагедия в том, что человек-разрушитель суть результат деградации созидателя. Это как борьба Эроса и Танатоса, жизни и смерти, как бесконечный бег Чёрной королевы.

Для человека отсутствие развития уже смерть. Смерть духовная, которая превращается в процесс непрерывного, зачастую незаметного субъекту оскотинивания и деградации. Затем смерть и физическая из-за увлечения различными пороками (привет, «анархия и стакан портвейна»!) или же странными привычками и бесконечной погоней за деньгами.

И вот на Украине, да и во многих иных республиках бывшего СССР ключевая беда уже не в плохих дорогах (в некоторых местах их вовсе нет как таковых), а в поколении, которое привыкло жить в условиях непрерывного процесса деградации.

Оно настолько привыкло к нему, что свято убеждено в том, что это норма. Норма — не читать книг, норма — не ходить в театр, норма — говорить исключительно о блэкджеке, распутных девицах и дорогих машинах. Для этого поколения стало нормальным не развиваться как личности, а остановиться на уровне индивида, биологического существа с минимальной разумной надстройкой.

Это поколение смерти. Оно не просто невежественно, оно отрицает прогресс как философскую категорию. Для них прогресс — выковыривание камней из старого акведука, построенного руками Хомо Советикус, и использование данных камней в качестве эрзац-мостовой у себя на дачном участке. Примечательно, что эксплуатируя наследие советской цивилизации — например, выкапывая из земли ирригационные трубы большого диаметра, которые затем продаются не как металлолом, а как готовое, пригодное к новой укладке изделие, — поколение разрушителей умудряется попрекать своих предков в низком уровне развития технологий и общества, в том самом «совке».

Это поколение мертво и неспособно созидать. Только рушить под гиканье, улюлюканье и завывания. Наиболее яркие представители данного поколения стали той самой национальной буржуазией, которая, всячески цепляясь за власть, согласна погрузить свои страны — как, например, Украину — в гражданские войны, лишь бы сохранить свою роль как незаменимых для общества субъектов. Прекрати их национальные проекты — будь то Украина, Молдова или Кыргызстан — существовать, буржуа становятся никому не нужны, теряют власть, капиталы и социальный статус, а отсутствие созидательного начала делает их существование общественно вредным.

И вот на фоне всего этого процесса развиваются тысячи личных трагедий маленьких Гамлетов. Маленьких не потому, что они ничтожны по сравнению с литературным персонажем Уильяма Шекспира, а потому что о них мало кто знает.

Их беда в том, что они люди модерна и созидания, которых волею судеб и по иным причудам Истории занесло в локальный мир деградации и премодерна, где хутор, крепостные и новая телега из далёкой Японии — вершина мечтаний.

И проживание в таких странах для тысяч таких людей сродни пытке. Потому они рано или поздно пакуют чемоданы, покупают билет на поезд или самолёт и уезжают туда, где ещё есть развитие.

Такие люди, как правило, осознают, что жизнь — это гонка по вертикали, карабканье вверх по отвесной скале без страховки, и единственный способ взобраться как можно выше (вершины-то как таковой нет) — стать не просто хорошим специалистов, а лучшим. Наилучшим в своём деле. Просто хороших специалистов, как правило, достаточно, а вот наилучших всегда единицы. Но, в отличие от поколения разрушителей, среди которого также встречаются талантливые, человек-созидатель не сталкивает конкурентов в пропасть, не режет им канаты, а подаёт руку и помогает взобраться вверх, то есть остаётся Человеком. Откровенно говоря, для созидателя нет конкурентов, общая цель объединяет его с коллегами и единомышленниками, каждый из которых становится товарищем, соратником, а зачастую и учителем.

И в то время, как разрушитель заканчивает уничтожать окружающий его мир, созданный предыдущими поколениями, в тот самый момент, когда инфраструктура не выдерживает, а социальные институты внезапно полностью теряют свою эффективность, — становятся абсолютно бессмысленными любые материальные сбережения. Что толку от гигантских хором с евроремонтом, когда в подвале прорвало трубы, парадную затопило нечистотами, а батареи разморозило? Какой смысл в накоплении товарных ценностей, если их отнимет нежданный гость с ружьём?

Этим разрушитель и отличается от созидателя: в то время, как разрушитель растаскивает по кирпичику окружающий его мир, предаваясь алчности, созидатель копит знания, получает навыки и новые умения, которые всегда будут с ним, где бы он ни был. Созидатель, вооружённый интеллектом, всегда сможет начать свою жизнь с чистого листа практически в любой части мира, так как он способен к занятию общественно-полезной деятельностью.

И они, созидатели, уехав туда, где нужны, преодолев трудности, займут свои ниши в новых обществах и, интегрировавшись, откажутся возвращаться в свои тюремные камеры национальных республик.

Подобное тянется к подобному, но обратной стороной бегства созидателей является непрекращающееся увеличение концентрации идиотов на квадратный метр грешной земли, где государство, будто последний мамонт, было сброшено одичавшим человеком постперестроечным в глубокую пропасть безвременья.