В доме, у которого чёрт-те-чё лежит в фундаменте, довольно некомфортно жить.

Вот вроде живёшь-живёшь — и не понимаешь: то ли оно рванёт, то ли нет.

Вы меня извините, но это грубая, но довольно точная формулировка того, для чего нам вообще в принципе нужна наука история. Нужна она элементарно для того, чтобы понимать, что с нами происходит сейчас. И что делать, чтобы под нами сегодня или завтра не «рвануло» то, что заложено нам под ноги очень далеко не вчера.

Это я, собственно говоря, к чему.

Тут очень много в последнее время (да какое там время — годы) говорится и дискутируется на тему единого учебника по истории. С единым подходом, едиными трактовками, едиными лозунгами и т.д., и т.п.

Спорят, не буду повторяться, и так это уже давно у всех на ушах, — достаточно жарко.

Но я боюсь, что какая бы из «сторон» идеологического конфликта ни победила, из этого в очередной раз получится какая-нибудь, совершенно глобальная, мегафигня.

Всё просто.

Люди спорят не о науке истории, а о своём праве на правильное толкование истории.

Вот, допустим, такой «исторический спор»: его даже, помню, как-то по телевизору исполняли: Сталин, кто он?!

«Гениальный менеджер» и «великий глава государства» или «злодей и кровавый тиран»?!

Спор исключительно идиотский. Просто потому, что большинство «гениальных менеджеров» (некоторых знаю лично) являются такими «тиранами» и «сукиными сынами», рядом с которыми Иосиф Виссарионович — так, вышел овечек на горном лугу попасти. А сражающимся сторонам это даже как-то и в голову не приходит.

…Или, вот, допустим, — «сталинская Москва»: тут как бы вообще без полутонов.

Или «царство света» и «радостные лица прохожих», или мрачный Мордор, где дворники с бляхами непрерывно стучат на прохожих, а по ночам на большом чёрном автомобиле гоняется за маленькими девочками страшный очкастый Берия.

Н-да…

Какие уж тут, простите, полутона…

…А потом вдруг смотришь какой старый фильм, да вот хоть то же хрестоматийное «Место встречи», и вдруг понимаешь, что Фокса Шарапов с Жегловым «пасут» в коммерческом ресторане: в коммерческом (!) блин, — в сталинской послевоенной Москве. И понимаешь, что тут что-то вот, что называется, — не бьётся ни фига…

…На самом деле — всё просто.

Историю у нас переписывали много раз, на самом деле.

Но самым глобальным был даже не «Краткий курс»: наиболее глобально её переписали в «славные времена оттепели».

А вообще-то при реальном Сталине вполне себе успешно функционировало то, что сейчас называется «средний и малый бизнес»: частные магазины, рестораны, мебельные фабрики с тремя сотнями наёмных рабочих (вполне себе исторический факт).

Да о чём там говорить: были даже частные КБ!

Авиационные, телевизионные (телевизоры КВН, первые телевизоры в СССР были произведены частниками).

Я серьёзно и ничего не выдумываю: это реально было и это называлось «Промкооперацией». И разогнано и уничтожено было как раз «либералом Хрущёвым»: после чего и закончилось то время, когда «было дело и цены снижали»: снижали-то как раз за счёт частника, а «свободолюбивый» Хрущ даже приусадебные участки одно время запрещал.

Это я опять, собственно говоря, повторюсь к чему: история, прежде чем становиться «свободолюбиво-либеральной» или «патриотической», да и вообще прежде любой идеологической нагрузки — является всё-таки научной дисциплиной. И не надо спорить, какой была наша история — «тёмной» или «светлой», это всё от лукавого.

Наша история — она просто — была.

И если к ней начнёшь относиться именно как к истории, то есть как к научной дисциплине, а не как к иллюстрации любой из «правильных идеологий», то очень скоро, к примеру, станет понятно, что «величие» отнюдь не синоним «добродетели». Что Сталин был великим государственным деятелем и тираном одновременно и, в общем-то, памятник ему, к примеру, где-нибудь в центре Москвы ничуть не менее уместен, чем, к примеру, памятник ничуть не меньшему тирану и злодею Петру Великому в Санкт-Петербурге.

Иосиф Виссарионович, по крайней мере, лично людям головы не рубил. А вот, к примеру, злейший идеологический враг Иосифа Виссарионовича Лев Троцкий — не только красный еврейский комиссар и теоретик и практик трудовых армий и концлагерей. Именно он, Лев Революции, а не, к примеру, лично очень мне симпатичный белый генерал Дроздовский, — создал величайшую, легендарную и ни разу не побеждённую в войнах Красную Советскую Армию. Которая потом, в 1945 году, водрузила дарованное ей приказом товарища Троцкого Красное Знамя над побеждённым Рейхстагом.

…Истории наплевать на наши актуальные идеологические войны. Она просто течёт по руслу, которое постфактум оказывается единственно возможным. И нам надо для начала понять её, изучить и реконструировать. И принять её со всем сыновним смирением, ибо нас, таких умных, тоже создала именно она, отечественная история.

И только проникнувшись к ней почтением вместо желания быстренько разобрать и приговорить — можно и единый учебник написать.