Бесспорно великий русский поэт и спорный нобелевский лауреат в области прозы Борис Леонидович Пастернак когда-то написал очень кокетливое стихотворение про «быть знаменитым некрасиво» (даже друзья поэта отмечали, что сей текст было бы уместнее написать человеку, не считавшемуся ещё в молодости живым классиком, ну да ладно). Там была пророческая строчка: «Но пораженье от победы ты сам не должен отличать».

…Сейчас в качестве обозначения победы, которая выражается в травмах и потерях, прижилось замечательное украинское слово «перемога». Где у нас победы, а где перемоги — лучше всего видно на нескольких актуальных примерах. Разберём.

Пример 1. В Карском море так только что назвали новое нефтяное месторождение на лицензионном участке Восточно-Приновоземельский-1, которое там в рекордные сроки нашли по итогам бурения взаимно попавшие под свободолюбивые санкции российская ОАО «НК «Роснефть» и американская ExxonMobil. Самое смешное при этом, что, несмотря на санкции, лицензию на «разведочное бурение» в Карском море американские власти всё-таки выдали: демократия демократией, но ежели речь идёт о вот таких вот деньгах… Короче, 100 млн тонн только в одной «ловушке» месторождения.

Вот с тем, что это для «Роснефти», — понятно: она по-любому в плюсах, так что победа. А для американского бизнеса — если Госдеп его заборет — месторождение окажется крупнейшей из американских перемог.

Пример 2. Главным энергетическим итогом великой майданной революции стало даже не отсутствие замен русскому газу (с этим-то как раз и без того всё ясно было. Хотя и забавно, конечно, что по итогу доблестные украинские энергетики как подлинную «перемогу» называют цифру, изначально называвшуюся «Газпромом»). Но вот замена донецкого угля на кузбасский — это, знаете ли, уже всем перемогам перемога. Если Донбасс утюжили «градами» именно для этого — то я, честно говоря, вообще как-то отказываюсь эту комбинацию понимать.

Слишком уж как-то «тоненько». И есть такое непреходящее ощущение, что кто-то сошёл с ума.

И наконец, пример 3. В своей жаркой борьбе со своей страной певец А. В. Макаревич подвергся химической атаке. В унылое течение его выступления в г. Москве часть посетителей внесла такие элементы, как крики «предатель-позор», тухлые помидоры и распылённый перцовый газ.

Было ли это моральной победой авторитета над оскотинившейся страной?

Никак нет. Травил нашего выдающегося певца ртом в данном конкретном случае отнюдь не абстрактный «кровавый режим» во главе с загадочным «кремлёвским тираном», а вполне конкретные нацболы. Духовному лидеру которых, пожилому классику русской и мировой литературы (никогда не любил, но очевидность как бы трудно не признавать) Эдуарду Лимонову, оный Андрей Вадимович не так давно гнусно нахамил.

Нет, я не могу сказать, что хотя бы раз сочувствовал нацболам, разные мы с ними, но тут вот как-то даже мне понятно, на что люди обиделись.

А Андрею Вадимовичу в его возрасте пора бы уже и отдуплять, что он в тот раз не только пожилому и где-то даже беззащитному дядьке отчмокать предложил, а ещё и весьма солидному количеству отнюдь не беззащитных молодых и весьма отмороженных людей, в этой самой партии состоящих или как-то там близко по духу примыкающих.

Глупо как бы было в данном конкретном случае обраточки-то не ждать.

Так что это — перемога, однозначно.