Начну просто: скоро 9 Мая, день жизни. Ибо, если коротко – это праздник, когда наш народ чествует жизнь.  

А это значит, что именно к нему обостряются дискуссии на тему осмысленности нашего существования, о практической пользе героизма и выгоде любви.  Снова и снова из года в год перед нами ставится вопрос о смысле этого праздника, об уместности форм его празднования, о сочетании его с удобствами граждан.

Довольно часто о нашем празднике судят довольно сурово.

Актер Владимир Баграмов:  «Патриоты», горите вы огнем со своими парадами. Хотите помочь «великой стране» — ложитесь под танки. Это будет поступок. Ровно в рамках этого беспредела, который очередной раз ни что иное, как смачный плевок в лицо тысячам усталых людей, пытающихся добраться до дома с работы. Горите в аду».

Зам. главного редактора «Московского комсомольца» Айдар Муджабаев: «В наших СМИ происходящее называют репетицией парада Победы. А я бы назвал это преднамеренным убийством ни в чем не повинных людей. Которое ничем не лучше холокоста, пусть и в меньших масштабах. Это убийство такое же намеренное и хладнокровное. Сегодняшним транспортным коллапсом дело не ограничится. Следующие даты казни – 29 апреля, 3 и 7 мая. Готовьтесь. А также собственно 9 Мая. Умереть в этот день, наверное, должно быть почётно. Это хуже чем фашизм».

Цитата«Кто празднует-то? Государство, про...вшее пару последних войн?» 

Цитата«Сколько можно дрочить на Победу?»

Цитата«А что делать упырям, если им нечем гордиться, кроме как победой в войне, ради которой положили больше двадцати миллионов?»

Цитата«Нахрена вообще нужны эти военные парады?! Сколько денег на них тратится впустую. Похоже, нынешнему режиму больше реально нечем похвастать, кроме как оружием, да и то большей частью морально устаревшим. Ублюдки».

«Парады -- это всё равно, что машины с мигалками. Небольшое количество людей радуется, а остальные отдуваются за эту радость. Вчера в Москве были пробки 10 баллов (т.е. полная остановка движения). Несколько миллионов пострадавших -- за приятные эмоции 5000, которые будут стоять на параде».

Цитата«Ублюдки. Вся Москва встала из-за них. Парады давно превратились в фарс. Эти деньги лучше бы раздали ветеранам, их уже осталось так мало, а живут они в чудовищных условиях».

Цитата«Этот совковый китч с парадами уже смешон, действительно хоть бы оставшимся ветеранам жизнь улучшили, их и так мало осталось, многие живут в нищите».

Цитата«От работы до метро обычно автобус идет 10-15 минут, сегодня вечером я ехал 50 минут».

Цитата«Только те, кто плохо знают историю, могут называть этот день праздником».

Это значит, что нам снова пора давать ответ и самим себе, и своим детям, и тем, кто спрашивает нас об осмысленности нашего существования в такой свободной форме.

Для наших предков этот праздник действительно пах порохом. У этого праздника действительно довольно было седины. А ещё болей от старых ран, натёртостей от протезов, страшных снов. И огромное количество душевной ничем неутолимой боли по тем, кого забрала подлая, кровавая, бесчеловечная, священная, великая Война. Война стреляла в них, взрывала, калечила, пытала, уродовала, морозила, морила голодом, лишала друзей, близких, самих себя, выгрызала человечность, крала надежду, подтачивала веру, целилась в любовь. Но любовь, как ей и свойственно, всему верила, на всё надеялась, всё перенесла, всё покрыла и не перестала. Она не перестала даже тогда, кода возвращающиеся с Запада люди донесли её до черных, торчащих из земли как надгробия печных труб собственных домов. 

Эта любовь ещё живёт среди нас, смотрит на нас водянистыми, почти прозрачными от старости глазами. Оценивает, как мы взошли, мы - посеянные ими в землю вместе с кровью всходы. Какие плоды мы дали на земле, удобренной прахом их товарищей, родных и любимых. 

Всё видят, всё понимают, всё доносят до сердца эти старые глаза. Их не обмануть. Они смотрят и видят правду, потому что на ложь уже нет времени, она не помещается в их распорядок драгоценных дней. Их морщинистые руки треплют по волосам наших детей так, как крестьянин проводит рукой по пшеничным колосьям, оценивая урожай. Это их урожай. Он взошёл не только из нашего семени, но и из их крови. 

Наши предки оплатили своей кровью, болью и храбростью нас. Они бросали себя в землю, как семена, удобряли землю своей кровью для того, чтобы взошли новые поколения нашего народа. 

9 Мая -- это не просто праздник, когда мы дарим им гвоздики, это не просто возможность для них выйти, звеня медалями. Это не просто повод махнуть горькие, как слёзы, как жизнь и смерть, фронтовые 100. 

Это день когда они смотрят на нас. Достойны ли мы? Что мы сделали? Кого родили? Готовы ли мы сами стать такими как они и сделать то, что они сделали? 

В этот день мы проходим перед ними парадом. Мы сами, наши жёны, наши дети. Мы показываем себя -- хорошо ли удались. 

И военный парад на Красной Площади -- часть этого общего парада, который страна устраивает своим солдатам, чтобы показать, что она -- заслуживает их жертв. 

…Но и после того, как в вечность уйдёт последний из них – они не перестанут на нас оттуда смотреть. Поэтому зря надеются те, кто токует о «празднике для ветеранов», который можно будет тихонько свернуть и забыть лет через десять. 

Народный праздник состоит именно в том, что вечность смотрит на народ, и народ  об этом знает.

Поэтому – пока наш народ жив, он будет в этот день чествовать жизнь и тех, кто ему её подарил.

И у этого праздника будет свой особый запах, который будущие русские граждане будут запоминать с детства.

…У сегодняшних ветеранов -- этот праздник пахнет порохом, гарью, человечиной, слезами, хлебом, тушёнкой и водкой. 

…Мой детский праздник пах мороженым, московским асфальтом, по которому мы с отцом шли к Красной Площади. Он пах нафталином, потому что в этот день мне позволяли играть с дедушкиными орденами, а они хранились вместе с мундиром. Мой День Победы пах гвоздиками, которые дарили бабушке и прабабушке, салатом и праздничным столом. Он пах телевизором “ТЕМП”, по которому показывали “Офицеров”, “В зоне особого внимания” и “Одиночное плавание”.

Несколько позже к этим запахам стала примешиваться вонь, которая исходила из красивого цветного японского телевизора. Я терпел эту вонь двадцать пять лет. И терплю порой до сих пор.

Разница в том, что когда эта вонь только началась, я ещё ничего не мог сделать. А сейчас есть надежда всё изменить и сделать так, чтобы мои дети, чтобы ваши дети больше не чувствовали в Дне Победы вони.

Я имею в виду всю культуру вони, которой место на кухнях неудачников, а не в телевизоре и не на страницах принадлежащих госконцернам СМИ. И не в телевизоре. Я имею в виду вонь, из которой выросли “Служу Советскому Союзу”, “Штрафбат”, “4 дня в мае”, “Край” и остальное подобное. То, из чего прорастают замредакторы «МК» муджабаевы и актёры баграмовы и вся остальная шелупонь.

Необходимо очистить воздух 9 Мая. Это в наших силах – и для этого, кстати, не придётся умирать.