То, что мы сейчас наблюдаем на мировой арене, можно называть новой Холодной войной, прологом к ней или как-то иначе, но очевидно, что спираль противостояния раскручивается и ставки растут. Кризис в отношениях между Россией и Западом в обозримом будущем будет лишь углубляться, а о разрядке говорить пока не приходится. Так как всё это самым непосредственным образом станет отражаться (и уже отражается) на нашей с вами жизни, есть смысл поговорить о том, к чему следует быть готовыми и как всё это пережить.

На продавливание США новых санкций против российского государства и уже даже российских частных компаний мы отвечаем укреплением собственных политических и военных союзов в рамках ШОС, БРИКС, ОДКБ, разворачиваем экспортные потоки в сторону Азии, наращиваем военную мощь. Никто уже ничего не скрывает — Россия считает себя достаточно сильной, чтобы пытаться бороться с гегемонией слабеющих США. Однако и США считают себя в силах противодействовать нашей попытке к бегству. Кроме того, президент Барак Обама просто не может позволить себе пропустить ещё один удар от президента Владимира Путина, так как череда позорных поражений — от Афганистана до Сирии — поставила его в положение боксёра, едва стоящего ногах и готового рухнуть в нокдаун от самого несильного, но точного попадания. В то же время президент Владимир Путин, поднявшись так высоко, наверняка осознаёт, что с подобной вершины вниз не спуститься плавно — с неё можно только рухнуть. Поэтому о какой-то разрядке в ближайшее время говорить не приходится. Ведь для разрядки кто-то должен первым пойти на уступки, а это будет означать сильнейший дипломатический проигрыш.

Хотя, конечно, это не противостояние двух президентов — это противостояние старой, предынфарктной системы и попыток создать ей конкурента. Допустим, что сил сбежать с этого тонущего корабля нам хватит, но что дальше? Никакой внятной альтернативы мы пока не сформулировали, а то, что есть на сегодня, находится в рамках «противосистемы» и в случае краха самой системы рассыплется само собой. Либо займёт место побеждённого только лишь затем, чтобы наследовать её болячки и упокоиться следом. Ах, если бы мы сейчас знали, как быть не противосистемой, а альтернативой, тогда бы и баланс сил был совершенно иной.

Впрочем, приходится довольствоваться тем, что есть, и надеяться на то, что право наше мы обретём в борьбе. В конце концов, ещё вчера мы ни о каких возможностях борьбы даже и не мечтали («мы оккупированная страна!», помните же). Насущно другое — как эта геополитическая «боротьба» отразится на нашей с вами жизни.

Многие мои знакомые чрезвычайно встревожены поступающими новостями. Эти новости обещают им долгую разлуку с привычными удовольствиями. В цепном банкротстве туристических операторов они видят сужение возможностей для отдыха. В снижении курса рубля — подорожание импортных брендов. В продолжающейся ликвидации несостоятельных банков им чудится скорый дефолт, девальвация и инфляция — страшные термины, суть которых с ходу мало кто из них возьмётся объяснить. Всё это вместе для них рисует самую безрадостную картину будущего. И можно было бы махнуть рукой на их фобии: в конце концов для подавляющего большинства сограждан эти страхи не актуальны. Но не будем этого делать.

Начать с того, что волнующиеся граждане как бы ни в чём не виноваты. Им несколько десятилетий усердно инсталлировали в головы такую картину мира, которая немыслима без заграничного пляжного отдыха, иномарки в кредит и возможности отовариваться в бутиках. А теперь вдруг этих возможностей лишают — что особенно важно, продолжая транслировать в их умы прежние установки. То есть, разрывая желания и возможности, делают их ещё более несчастными. В этом есть какая-то нечестность.

Я тут говорю о самых простых согражданах, далёких от политики и искренне не понимающих, что происходит и ради чего такие жертвы. Тенденции сейчас такие, что они могут стать питательной средой для протеста и этому нужно что-то противопоставить.

Противопоставить можно другую, несравненно большую часть нашего общества, для которой гордость за вернувшийся Крым стоит больше, чем и прежде недоступные для неё удовольствия. Это изолирует протест недовольных, как это уже было во времена болотного противостояния. Но для этого необходимо всё время поддерживать патриотический драйв. А вот это — не самая простая задача.

Невозможно каждый год проводить шикарную Олимпиаду, невозможно каждый год брать новый Крым. Да и будь это возможно, нам бы это скоро наскучило. Другой путь — стимулировать единство общества через образ врага, но он чреват постепенным и незаметным скатыванием в скачки на площадях со всеми сопутствующими прелестями. Кроме того, по мере усугубления уже имеющегося противостояния его негативные последствия будут затрагивать и блага более низкого разряда, охватывая широкие слои населения. Так, уже сегодня Минфин принял решение остановить рост зарплат бюджетникам в 2015 году, ограничившись инфляцией в 7,5%, а также урезать перечисления из бюджета в Пенсионный фонд. Не сегодня-завтра последствия этих решений будем ощущать на себе все мы. А ведь это только начало и, как говорилось выше, это борьба, в которой никто не отступит до тех пор, пока не будет создана, условно говоря, «прямая угроза захвата столицы».

Хватит ли у нас выдержки стойко пройти все эти ямы до победного конца? Я боюсь, что может не хватить. Только лишь потому, что мы действуем в рамках противосистемы, а она полна противоречий. Мы используем патриотическую риторику как запал, но вся созданная им народная энергия уходит в свисток, растворяясь в досужих беседах о том, какие же сволочи эти американцы. Это нерационально. Другое дело, если бы мы дерзнули покуситься на альтернативу. Имея перед глазами контуры нового будущего, пусть и призрачные, и имея возможность своими руками его строить, пусть и самую малость, мы бы получили главное — твёрдость духа, помогающую перенести любые лишения — и реальные, и мнимые. Поиск такой альтернативы должен стать приоритетной государственной и общественной задачей. А все остальные прекрасные цели, вроде улучшения производительности труда, укрепления обороны, формирование новых политических блоков, должны ей лишь сопутствовать. Мне, кажется, что момент, когда это будет осознано и озвучено, приближается. Просто потому, что все другие пути ведут в никуда.