Уважаемые читатели! Начнём, например, с кино.

Государственный Первый канал показал фильм режиссёра Кончаловского о печальном почтальоне, который работает последним солдатом цивилизации в деградировавшей русской глубинке.

Фильм – обычный. То есть обычный для отечественных режиссёров. Цивилизация в России не состоялась, мы тихо прозябаем на задворках настоящей жизни, как муха жужжит вечность. Как выражается сам творец - «архаическое сознание сохранилось в России до сегодняшнего времени.  Русские живут в полуязыческом состоянии. Пора отбросить ложный стыд и признать, что, с исторической точки зрения, Россия возникла в глубочайшей провинции Европы.  Чтобы сломать сопротивление сторонников «особого пути» России, во власти нужна диктатура. Это будет великий человек, который начнет осуществлять проект XXI века: трансатлантический путь со скоростными магистралями и поездами — от Лиссабона до Рио-де-Жанейро, через Сибирь, через туннель под Беринговым проливом и дальше через Аляску в Южную Америку. Такой проект, который объединит западные технологии и российские природные богатства, возможно, спасет Россию как от китайской экспансии, так и от идейного изоляционизма и затхлости, в которые мы погружаемся». И всякое такое.

Но нам интересно другое. Государственный Первый канал киношку, где все эти рыдания творца описаны по-семейному лобовыми метафорами, продемонстрировал миллионам зрителей.

Почему? А из патриотизма. Ведь эта киношка о деградирующей России взяла какого-то из Венецианских Львов.  То есть это же триумф отечественной культуры. То есть мы всему миру показали и нам есть чем гордиться.

…А значит, стоит поговорить о главной проблеме российского патриотизма. Есть мнение, что его главная проблема – глубинная второсортность той гуманитарной элиты, которая по идее за патриотизм отвечает.

У нас с элитой вообще, конечно, не всё гладко. Но сегодня я не про ту скучную и малозаметную элиту, которая командует войсками, освоением Арктики и строительством АЭС. У неё масса недостатков, но она хотя бы командует нашими войсками, осваивает нашу Арктику, строит нашу ж/д и запускает наши ракеты.

А вот с тем, что осваивает и запускает элита гуманитарная, всё хуже. Та, что призвана создавать нации массовую культурную жизнь, продвигать общественные идеи, задавать общие цели развития и проводить в жизнь выбранные идеалы всеми доступными средствами. Наполнять, короче, смыслом происходящее.

Я про класс отечественных телеведущих, режиссёров, писателей, мыслителей, религиозных деятелей, официальных публицистов политических партий, общественных лидеров. Про русских пасторов гауков и бернаров анри леви, про русских опру уинфри и джорджа карлина, про оливеров стоунов и майклов муров, про бжезинских и стивенов кингов.

Если вам на этом месте уже смешно – кратко обсудим, почему вместо них у нас то, что есть.

…По большому счёту, все 90-е и почти все нулевые — гуманитарная элита России  переняла общую для всех проигравших в холодной войне идею собственной второсортности.

Ну, вы знаете. Это когда «отбросивший ложный стыд» цвет нации поголовно согласен, что есть настоящая Цивилизация, породившая эталонные институты и правила, и есть мы — её заблудшие дети, а ныне второсортные последователи. Когда цвет нации твердит: у нас ВСЁ хуже, чем у них. Соревноваться бессмысленно, на тазике БМВ не обгонишь. Вот если мы будем стараться соблюдать предписанное нам Цивилизацией — то однажды, может, приблизимся к её сияющему уровню. Не завтра и не через десять лет, но лет через пятьдесят. Или шестьдесят.

В постсоветских странах это называется «выбрать европейский путь».

У нас гумэлита в течение почти двух десятилетий исповедовала ту же самую религию второсортности. Только с большей степенью надрыва и безнадёги (мы НИКОГДА не приблизимся к сияющему уровню).

Эта её искренняя второсортность проявлялась во всём — от отправки наследников в принстоны до массового строительства Запасных Аэродромов на северном побережье Средиземноморья. От подлизывания к Америке до подлизывания к Прибалтике. От работы за гранты до частичной эмиграции.

Гуманитарной элите при таких раскладах было не до того, чтобы «создавать нации массовую культурную жизнь, задавать цели развития и наполнять смыслом происходящее». Признавать 200 миллионов аудитории в четырёх осколках СССР  культурной нацией, которой следует служить — никому в голову не приходило. Вот рвануть в Голливуд — это да, там жизнь. Вот выступить перед немцами на семинаре — это да, это уровень. Вот перевестись и удачно продать свои книжки во Франции — это да, это настоящий вызов.  А местному населению пусть жалкие ремесленники клепают сериалы, на которые без слёз не взглянешь, ток-шоу «сегодня после десяти лет разлуки Геннадий встретится со своей матерью, продавшей его цыганке», мягкообложечные детективы про Полину — разоблачительницу мафии и  боевую фантастику про десантника Ивана — властелина тьмы. Философию населению пусть рассказывают Малаховы — нам плевать. Нам не до того, нас могут пригласить во Франкфурт, в Канн, в Альберт-холл.

…Эта второсортность была беззаветной и старательной. Поэтому сейчас, когда жизнь заставила и гуманитарная элита даёт патриотизма, у неё выходит какой-то кентавр.

То есть это вроде бы патриотизм, но почему-то без остатка сосредоточенный на потенциальном противнике. Патриотизм, который и выслуживается, и выпендривается строго перед ним. Патриотизм, который вроде и за Родину, но почему-то не для неё. Который вместо того, чтобы воспринимать свою страну как свой главный мир, который нужно непрерывно изучать, обогащать и улучшать (используя в том числе и западные образцы), - всё о чём-то не то ругается, не то объясняется с Западной Цивилизацией. Взывает к ней, обличает в двойных стандартах, угрожает есличо стереть в ядерную пыль, протестует против невыдачи ею шенгенов. А когда два его артхаусных фильма об одной и той же Деградирующей России притаскивают оттуда призы – он ликует и объявляет это триумфом отечественной культуры.

…Ребята. Триумфом отечественной культуры было бы, если б вы, гуманитарная элита, вообще никаких призов не заметили.  По причине занятости исполнением своего долга перед Родиной. 

Если бы снимали хорошее зрительское кино для своих же соотечественников. Писали бы качественную массовую литературу для своих соотечественников. Давали бы умные массовые телешоу для соотечественников. Выпускали массовые умные СМИ для соотечественников. Читали бы массовые проповеди для соотечественников. Давали бы хитовые интернет-ролики для соотечественников. Короче, если бы копировали тот самый Цивилизованный мир, с которого так тащитесь — но для своей страны.

Но те элитарии, которые, скажем, историки, для своей собственной страны даже единый учебник истории не в состоянии нарисовать –  и это элитные историки, выступившие на сотнях европейских конференций и съевшие сотни немецких грантов на теме «история России».

Те элитарии, которые режиссёры, гордо делают фи на тупые кинокомиксы про Геракла и про Дракулу. А где, ребята, ваши нетупые, но зрелищные кинокомиксы про Илью Муромца, про Ивана Царевича и Руслана с Людмилой? Вы знаете, как зритель пытался вырвать себе глаза на батальных сценах «Тараса Бульбы»? Вы знаете, как он болезненно ржал на батальных сценах ваших «Утомлённых Солнцем»? Если вы такие элитные производители необыкновенной духовной пищи, что ж вы не освоили даже массовый уровень? Или вам пофигу? Вам дай миллиард рублей, вы снимете тягомотину, пролетающую в прокате со свистом, и скажете, что «кассовый успех не критерий качества»? Так вам что важнее, чтоб вас признали качественными или чтобы вас смотрел зритель?

Те элитарии, которые телеперсоны, так держат руку на пульсе общества — что ток-шоу о социальной справедливости и способах взыскания её с класса приватизаторов отсутствуют в эфире в принципе. Те, что публицисты, почему-то не пишут сенсационных книг о преодолении большого преступления 90-х. Те, что философы, вообще широкой публике неизвестны поголовно.  Те, что писатели, — такие офигенные мастера прозы, что без боя уступают свой народ переводному Стивену Кингу и «Голодным Играм». Русский хоррор, саспенс и молодёжно-воспитательная массовая литература вашего производства, сравнимые по качеству с аналогами — это для них низко.  И даже если у элитных писателей выйдет какой-нибудь приличный Фандорин — они его сами постараются зарыть.

И пусть не врут, что воздух не тот и место проклятое. Никто не помешал появиться русской спортивной драме «Легенда N17» (1 шт), русскому молодёжному фэнтези «Тёмный мир» (1 шт), русскому героическому фильму про войну «Брестская крепость» (1 шт), русскому сериалу «Ликвидация» (1 шт) и боевику с нормальными визуальными эффектами «Сталинград» (1 шт). «Смешарики», мультсага про богатырей, «Дозоры» (которые книги).  Всё это был культпродукт массовый и качественный. Только не ставший массовым — профессиональные элиты всех этих ремёсел не включились.

…Я настаиваю, граждане: тут дело в изначальной установке гуманитарной элиты.  Она по-прежнему носитель религии Второсортности.  Она верит, что её страна — не центр мироздания, а его периферия. И поэтому Стивену Кингу не заподло писать о том, как в американской глубинке простой работяга победил мировое зло — а русскому мастеру прозы о русской глубинке заподло, он не верит. И публицист в жизни не обратится к соотечественникам напрямую (как, кстати, заведено «у них там») — он будет писать о нас как бы отвернувшись в профиль, как бы сквозь тусклое стекло.

…Эта элита не может понять одной простой вещи. Если «Большая Россия» — не её мир, то она, элита, неполноценна. Если она не служит этому миру, не ищет для него новых слов и новых целей — она неполноценна.  Если она нудит о том, что нет у нас Общенационального Проекта, а сама за миллиарды рублей не может родить даже общенационального хита — она неполноценна.

И перевоспитать её нет, пожалуй, никаких перспектив. Её можно только подвинуть.

И этот процесс, честное слово, идёт. Он был начат мало что умевшими энтузиастами много лет назад, и сегодня эти энтузиасты уже многое умеют. Потихоньку снимаются народные фильмы. Создаются популярные «фабрики мировоззрений», сработанные без единого элитного политолога. Выплывают «снизу» военные СМИ. И знаменитые кинокритики. И народные политические хиты.

Иесть все основания полагать, что рано или поздно их коллективная профпригодность нынешнюю гуманитарную элиту просто отменит.