Внутриполитические события в Казахстане развиваются стремительно. Ещё осенью прошлого года Нурсултан Назарбаев обратился к гражданам, где прямо сказал: мы входим в период «глобальных испытаний» и выжить в этих испытаниях смогут не все государства.

Затем Астана предприняла попытки содействовать урегулированию украинского кризиса, в ходе которого к мирным переговорам был подключён французский президент Олланд, который после визита в Астану пошёл на прямые контакты с самим Путиным по украинскому кризису.

Параллельно внешнеполитическим действиям в недрах Ак-Орды всё это время проходила тихая работа по изменению модели государства в Казахстане. Потому что если прийти к тем самым «глобальным испытаниям» в рамках старой социальной организации — то шансов выжить немного.

И вот уже в начале 2015 года Ассамблея народа Казахстана выступила с инициативой досрочных президентских выборов. Моментально запустилась политическая машинка на всех уровнях: палаты парламента также поддерживают досрочные выборы, трудовые коллективы шлют письма и телеграммы поддержки и т.д.

Поэтому, скорее всего, выборы пройдут уже весной.

***

Возникает вопрос: а зачем нужны досрочные выборы в 2015 году, если в 2016 году и без того должны пройти очередные?

Ответить на этот вопрос можно только в логике государства, которое переходит на мобилизационные рельсы развития.

Фактор первый: любые выборы являются холодной формой гражданской войны. Собственно, сама идея и организационная структура выборов является имитацией гражданского противостояния. Борьба за власть проходит без применения оружия, а проигравший признаёт волю победителя. Победитель, в свою очередь, гарантирует побеждённому право на жизнь.

Именно поэтому «цветные революции» происходят во время предвыборных кампаний. Стоит государству утратить контроль, а элитам почувствовать соблазн взять власть с помощью оружия и уличных столкновений — выборы переходят из «холодной» фазы в «горячую».

Предвыборная кампания в период «глобальных испытаний» может очень дорого обойтись Казахстану. И Нурсултан Назарбаев не может не понимать этого.

Вторым фактором является кадровая политика государства, переходящего в мобилизационный режим. Уже сегодня под следствием находится бывший премьер-министр, три областных акима задержаны — антикоррупционная кампания в Казахстане набирает обороты. Государство, которое хочет выжить в условиях мирового конфликта, не может не провести смену правящих элит. Люди, занимавшие властные посты в период высоких цен на нефть и тотального потребления, чаще всего не годятся для работы в мобилизационном режиме. Поэтому задержаний, арестов и следствий будет очень много: если государство не освежит правящие элиты, то хорошо слежавшиеся элиты освежуют государство.

Политэкономическая модель Казахстана более всего похожа на российскую модель. Привычка видеть в политике только распределение нефтегазовых доходов привело к вырождению госуправленца в худшем случае в социального паразита, а в лучшем — в администратора финансовых потоков.

В логике замены правящих элит выборы являются отличной площадкой и возможностью. Можно обновить целые отрасли и министерства, выдвинув молодые таланты и людей с мобилизационной мотивацией.

Третьим фактором досрочных президентских выборов в Казахстане является внедрение элементов народовластия. Эти выборы будут в большей степени референдумом, где граждане либо выразят поддержку курсу главы и создателя государства в Казахстане, либо нет.

Причём даже не имеет значения, в какой форме пройдёт этот референдум — будет ли баллотироваться сам Нурсултан Назарбаев, представит ли он своего преемника. Гражданам заявят программу действий на период «глобальных испытаний», а граждане, в свою очередь, должны будут изучить эту программу и понять каждый своё место в стране.

***

Итак, Нурсултан Назарбаев вновь оказался первым среди лидеров Евразии, который не только понял исторические изменения, но и начал переводить политическую систему в мобилизационный режим. Представляется крайне полезным максимально подробно и системно изучать этот новейший опыт Казахстана. Потому что и России, и Белоруссии, и Армении, и Приднестровью, и Южной Осетии, и другим союзникам по Евразии предстоит то же самое — перевод политической модели государства в мобилизационный режим и внедрение механизмов народовластия.