Уважаемые читатели! В прошлом году 94 тысячи молодых людей и девушек окончили курсы стилистов и визажистов, хотя на рынке для них всего 18 тысяч вакансий. 83 тысячи получили журналистское и пиарное образование, чтобы заполнить 65 тысяч рабочих мест. При этом на 275 тысяч требуемых строительной отраслью мест претендует 123 тысячи выпускников, а на 72 тысячи мест инженеров – 40 тысяч выпускников. Недостающие кадры приходится постоянно завозить из-за рубежа. В нормальной стране, где нормальная система предоставления образовательных услуг и нормальный рынок труда, такого просто не может случиться.

На всякий случай: цифры мною взяты из сегодняшней «Гардиан». Это не в России, где Холманских и Ливанов, а в Великобритании, где всё английское. Это там нужны строители и инженеры, а вместо этого размножаются безработные стилисты, тренеры по фитнесу и пиарщики.

Если вам интересно, при чём тут мы с вами и чем это всё кончится, – давайте об этом поговорим.

Сначала о том, причём тут мы. Во-первых Англия – это запасная родина нашей элиты. И во многом с неё скопипащен общественный уклад, навязываемый нам собственным вестернизированным классом. А во-вторых – у нас во многом уже творится то же самое, поэтому давайте присмотримся к передовому опыту.

Осмотр начнём с простой констатации: все эти сотни тысяч молодых бритишей, выбирающих парикмахерство и фитнес, плевали на невидимую руку рынка. Согласно невидимой руке, все люди должны рваться туда, где больше платят. Ну так вот: электрик получает 30 тысяч фунтов в год, обычный строитель – примерно столько же, крановщик – 30 тысяч.

А парикмахер – 9,9 тысяч фунтов. А физруки и администраторши спортклубов разного рода – 8,3 тысячи.

Среди интеллигентных профессий тоже что-то странное: журналисты, вплоть до редакторов – зарабатывают 28 тысяч фунтов, а инженер-электрик – 42 тысячи (кстати, водитель поезда столько же).

То есть невидимая рука почему-то в важнейшей сфере – трудовой – не только невидимая, но и неощутимая. Почему-то в системообразующие (инфраструктурные, научные, медицинские, промышленные и строительные) отрасли, где хорошо платят, народ идти не хочет. А во всякий «сектор лайт», где платят хуже, – хочет. И тенденция эта системная.

У меня есть версия, уважаемые читатели, почему всё вот так.

Дело в том, что наш европейский современник – любой, московский или йоркширский – в первую очередь не хочет париться и нести большую громоздкую ответственность. У него нет особого желания вставать в шесть утра, надевать бронебойные строительные ботинки и фуфайку, ехать вкалывать, возвращаться поздно вечером в состоянии полутрупа и натирать очередную продутую, растянутую или ушибленную часть тела специальным гелем, чтоб завтра не сильно болело, потому что опять работать. Ещё меньше у него желания идти вколачивать знания в хамоватых детей, которые в любой момент начинают жаловаться начальству, или напрягаться по 10-15 лет, получая трудное дорогое образование, чтобы потом отвечать за что-нибудь сложное на стройке или в больнице.

Зато у современника есть желание стоять красивым у стойки спортбара, охмурять клиенток (вдруг богатая попадётся), на халяву качаться, получать спортивный фуд со скидкой, а иногда – замирать и отключаться от мира, когда по большим телеэкранам фитнес-клуба передают игру любимой команды. Если учесть, что в современном продвинутом фитнес-зале сделано всё, чтобы клиент ничего не мог на себя уронить или иначе повредиться, – там даже ответственности особой нет. Жизнь небогата, но ненапряжна. В крайнем случае можно и подзаработать сверх зарплаты – например, продавая амфетамин или экстази.

И скажем честно: современника трудно упрекать в том, что у него возникают эти простые человеческие желания. Ведь он живёт в социуме, который перед собою никаких сверхзадач не ставит уже несколько десятилетий, зато очень мастерски культивирует простое, ненапряжное бытовое счастье. Вы себе представляете плакат «Иди в металлурги! Британии нужны именно твои плавки»? Такой призыв довольно трудно обосновать. Особенно пока металлургами худо-бедно работают пакистанцы, строителями – молдаване с латышами, врачами – индусы, а электриками – поляки и прочие мировые замкадыши.

В итоге, коротко говоря, мы получаем «эффект Уэллса»: жители среднестатистического европеизированного общества не хотят быть элитой, а хотят быть элоями. Ну или эльфами, если угодно. То есть бешеная борьба за статус – это не для них. И безудержное потребление – тоже не для них. Они не желают бешено бороться за изделие из красного дерева, им хватает того же изделия из пластмассы. Тем более что всяких дешёвок из пластмассы вокруг такое изобилие, что на то, чтоб потребить даже их – нужна куча свободного времени. Вы пробовали играть во Fruit Samurai? То-то. Современный развитый мир такой развитый, что принцип жизни-лайт уничтожает разницу между "потребителями" и "дауншифтерами".

От классической уэллсовой схемы с беззаботными элоями и подземными пролетариями-морлоками эта картина, правда, немного отличается. Морлоки у Уэллса в "Машине Времени" превратились в самовоспроизводящуюся расу, которая сидела у своих станков и даже света белого видеть не могла, вылезая только ночью. А современные нам морлоки – раса одноразовая. То есть они приезжают из своего мирового замкадья, трудятся на шершавых тяжёлых должностях, производят на свет детей – а те в первом же, ну максимум во втором поколении превращаются в элоев и идут на курсы стилистов.

Таким образом, «лайт-цивилизация» оказывается обычной пирамидой, требующей постоянного притока извне людей, согласных напрягаться. При этом к ним, кстати, будет предъявляться меньше требований, чем к тем, кто напрягаться не согласен: кандидатов в эскорт-сервис столько, что можно выбирать лучших из лучших – чего не скажешь о металлургах.

В итоге уже сегодня во всём цивилизованном мире наблюдается любопытная картина: уровень технологий (создаваемых напрягающимся меньшинством) повышается, а уровень знаний ненапряжного большинства -- падает. Несмотря на всю "бешеную конкуренцию".

Не слишком квалифицированные врачи выписывают отличные лекарства, киношники снимают идиотские фильмы с офигительными спецэффектами, инженеры-халявщики оперируют высокоинтеллектуальными программами, а малограмотные журналисты и пиарщики копипастят хитрые, обкатанные десятилетиями приёмы воздействия на целевую аудиторию.

Казалось бы, это не беда: когда есть фотоаппарат, уже не нужно столько портретистов. Когда есть офигительная таблетка – врачу уже не обязательно быть парацельсом и самому смешивать микстуры. Но вся штука в том, что в базовых, важнейших сферах технологизируется далеко не всё. Например, государственное управление имеет дело с постоянно изменяющейся реальностью -- и то, что отлично работало в 1980-е, сегодня внезапно работать отказывается. Между тем, мы уже который год наблюдаем, как мировая элита бормочет что-то о необходимости оздоровления мировой финансовой системы, хотя все понимают, что систему не оздоравливать надо, а менять в корне.

Причина этого невнятного бормотания проста: в элитах сидят такие же люди, как и везде. И большинство из них – такие же, по сути, ненапряжные элои, просто заброшенные в силу биографии или по наследству в управляющие классы. Брать на себя большую шершавую ответственность и резать реальность по живому им нужно примерно так же, как парикмахерше идти в металлурги. И даже меньше: лично они хоть завтра могут уйти на покой и ловить марлинов на тёплых островах среди мулаток. За дополнительными справками можно обратиться к С.Берлускони или к бывшим премьерам всяких латвий, живущим на о. Маргарита, Венесуэла.

Тут, наверное, самое время задать вопрос: что же делать? По нашему мнению, вариантов нет: единственным выходом для «Цивилизации Лайт» является полная переориентация общества на всеобщее, обязательное и непрерывное развитие для всех и каждого. Необходимость этого была ещё 62 года назад довольно коротко и ясно выражена в статье старенького председателя совета министров одной большой страны под названием «Экономическкие проблемы социализма в СССР», которую мы так часто вспоминаем.

Стилисты и эффективные менеджеры, конечно, будут недовольны. Но то общество, которое вспомнит об этой статье первым, -- в итоге и выживет, и выиграет.