…Анализируя любые сегодняшние телодвижения вокруг Донецкой и Луганской народных республик, стоит изначально помнить такую простую и очень понятную вещь: изначально таких образований в том, что определённым слоем масс-медиа принято торжественно именовать «зловещими планами Кремля», и близко, простите, не стояло.

Для понимания этого, кстати, не надо быть никаким конспирологом — достаточно посмотреть прямую речь в открытых источниках: хотя я, конечно, понимаю, что это совсем не так интересно, как разгадывать Коварные Замыслы.

Стратегические цели Российской Федерации открыты — и открыто заявлены: это евразийская интеграция, ТС и «единое экономическое пространство». Построение единого цивилизационного пространства вокруг русского исторического ядра.

«Русский мир».

И для реализации этой стратегии — Украина нужна, простите, целиком.

Хоть чучелом, хоть тушкой.

И война в Новороссии, тянущая за собой вполне очевидный всплеск недоговороспособности и антироссийской пропаганды — вполне очевидное препятствие на этом пути, на которое, кстати, противоборствующая сторона и постарается максимально «списать» в любом случае неизбежную на этой территории катастрофу. При этом, собственно говоря, для реализации «сценария катастрофы» на Украине война в Новороссии вообще избыточна: для этого вполне достаточно тщательно соблюдать хотя бы «рекомендации МВФ». Помимо уже многократно высказанных аргументов это подтверждает ещё и список стран, которые этим рекомендациям следовали.

Ну да ладно.

Что выросло, то выросло.

На сегодняшний день — что своей «сочинско-валдайской речью» Владимир Путин и подтвердил — Российская Федерация живёт теми реалиями, которые её окружают, а не какими-либо абстрактными «хотелками».

Пока ещё никем не признанные Донецкая и Луганская народные республики есть свершившийся исторический факт. Они — просто есть, и с этим теперь тоже надо как-то жить. И Россия как раз и пытается это делать, никого никому, разумеется, не сливая, но и (что естественно) не отказываясь от своих исторических целей: реинтегрировать эту несчастную территорию целиком. В конце концов — это наша земля, и кроме нас порядок на ней никто не наведёт по одной простой причине: кроме нас это никому не нужно от слова «вообще».

…И вот только не надо мне рассказывать любимые либеральные байки про «теперь окончательную враждебность населения» и «окончательную потерю народом Украины»: у России есть свежий и более чем успешный реинтеграционный опыт с куда более воинственным, агрессивным и недружелюбным населением.

Называется Чечня.

Это было, да и остаётся, крайне непросто, потому как горцы, во-первых, ментально иные, чем жители равнин, во-вторых, чеченцы как минимум принадлежат к иной языковой и религиозной группе, в-третьих, им, в отличие от украинцев, реально есть за что обижаться на Россию. В конце концов, Малороссию и Новороссию исторически Санкт-Петербург и Москва всё-таки освобождали, а Северный Кавказ — всё-таки, чего уж там, покоряли, так что бэкграунд там куда более весёлый.

Ничего.

Совместными усилиями справились, хоть там ещё и не всё так гладко, как хотелось бы.

Но — смогли.

…Это я, собственно говоря, к чему.

Кремль Новороссию, безусловно, не «бросит» и не «сольёт», таковы политические реалии.

Но при этом крайне глупо и наивно считать ДНР и ЛНР «проектами Кремля»: это просто побочный продукт украинского государственного переворота и, откровенно говоря, абсолютно дебильного дуболомства «новых-старых» киевских властей: на начальном этапе было просто достаточно дать людям местное самоуправление и региональный язык. Сейчас уже нет, конечно, — столько крови трудно считать «маленьким недоразумением между своими»: на Донбассе представителей западных и центральных областей Украины будут ещё долго бить даже после окончания войны.

Не в этом дело.

Это очень важно понимать: ДНР и ЛНР для России, безусловно, «свои», но их появление нисколько не соответствует стратегическим целям России, которую интересует вся Украина, включая Киев и Львов.

«Мечтали», скажем так, не о том.

Но и «ненужным обременением» ДНР и ЛНР для России считать тоже нельзя: это просто неожиданный и неучтённый фактор. Который стратегически не «хорош» и не «плох». Он просто есть.