К борьбе за права меньшинств, принявшей на Западе абсурдные формы, можно относиться по разному. Кто–то полностью одобряет, кто–то ужасается. Однако гораздо важнее понять, почему вообще так получилось.

Все дело в том, на мой взгляд, что общество на Западе дико нуждается в сверхцелях — и одновременно запрещает себе их иметь. Поясню, что это значит.

Дело в том, что современный человек, оснащенный развитым интеллектом и высоким образованием, катастрофически нуждается в целях, выходящих за рамки его самого и его семьи. То есть, в целях общественных. Ему необходимо участвовать в проектах и движениях, делающих что–то в масштабах всего общества.

Однако проблема заключается в том, что государства на Западе ставить перед своим народом сверхцели отказываются. Потому что эти государства либеральны и толерантны, и их основная функция — не мешать людям жить так, как им вздумается. Потому что иначе получится уж слишком похоже на строительство лучшего будущего, то есть на СССР. А это уже ни в какие ворота.

В итоге средний западный гражданин находится в абсурдной ситуации. Он страстно желает стать частью чего–то большего, чем он сам — но на этом пути его тут же начинают пугать ГУЛАГом и Беломорканалом. Типа, а не коммунист ли ты, батенька? А знаешь ли ты, что все коммунисты — плохие люди, потому что они коммунисты?

И выход из этой дилеммы у западного гражданина остается только один. Страшась впрягаться за реальные сверхцели — он впрягается за то, что дозволено. То есть в битву за права геев и транссексуалов, в сражение со страшными и неэкологическими нефтяными платформами, или вообще — в какой–нибудь планкинг (лежание пластом на необычных поверхностях с обязательным фотографированием себя в этом состоянии).

В итоге в подобные акции и флэшмобы народы западных стран впрягаются с тем же энтузиазмом, с которым когда–то впрягались за права рабочих и крестьян или за мир во всем мире. Потому что, повторюсь, больше не во что. И, как следствие, благородная социальная энергия масс либо сгорает впустую, либо впрягается за что–то, за что впрягаться вовсе не следует. Кстати, возрождение неонацистких движений в Европе имеет ту же самую причину — нацизм, при всей своей чудовищной сути, все–таки дает людям сверхцель — хоть какую–то.

И выход из всего этого социального бардака, соответственно, может быть только один. Перестать бояться Беломорканала и начать, наконец, ставить перед обществом настоящие, нужные ему сверхцели — и как можно больше.