Главное, что мешает Российской Федерации оказывать полноценную помощь русскому большинству граждан Украины — неготовность значительной части российского руководства (и прежде всего — экономического блока правительства Российской Федерации) к действию в условиях изоляции Российской Федерации от Запада. Само взаимодействие с Западом, мягко говоря, далеко не во всём полезно для нашей (да и любой другой) страны — но наше экономическое руководство уже четверть века воспитывается в представлении об абсолютной необходимости такого взаимодействия и заведомой невозможности для страны жить самостоятельно. Именно поэтому угроза западных санкций (а особенно — изоляции страны от западных инвестиций и западных технологий) вызывает у многих наших руководителей (да и у значительной части рядовых граждан, воспитанных в тех же убеждениях) ужас, совершенно несопоставимый с возможными реальными последствиями таких санкций.

Правда, политическое руководство страны (прежде всего президент и подчинённый непосредственно ему силовой блок правительства) предпринимает разнообразные меры для того, чтобы явным образом ослабить зависимость страны от экономической изоляции. Но остаётся ещё одна страшилка — технологическая изоляция.

На некоторых направлениях (в общем-то, не очень существенных для жизни, но важных для комфорта жизни) мы действительно отстали от Запада ещё в советское время. Сейчас к этому прибавилось целенаправленное разрушение (в основном — в лихие девяностые, но в какой-то мере и сегодня) многих — прежде всего жизнеобеспечивающих! — технологий и родов деятельности. В результате изоляция от Запада сейчас действительно обернётся существенным спадом на многих направлениях — от падения непосредственно измеряемого уровня жизни до временного провала в некоторых областях военной промышленности, где мы в какой-то мере ориентируемся на зарубежные поставки (сейчас поставлена задача ликвидировать эту зависимость — но решить её удастся далеко не в одночасье). Всё это серьёзно пугает наше руководство.

Но есть ещё одна причина.

Крым достаточно убедительно доказал собственную готовность действовать. Сейчас накопилось уже достаточно признаков и свидетельств того, что знаменитые вежливые люди — это, невзирая на все легенды (и даже на слова собственного нашего президента, сказанные весьма аккуратно и обтекаемо, так что их можно трактовать по-всякому), фактически жители самого Крыма. В основном это отставные военнослужащие разных родов войск, в том числе и различного специального назначения. Только когда они начали действовать, а заметного сопротивления им не обнаружилось, стало ясно: Российской Федерации придётся вмешаться под страхом потери собственной репутации.

В Донецкой и Луганской областях, к сожалению, долгое время картина была не столь однозначна. Поэтому в значительной части российского общественного мнения господствует концепция: пусть они сначала докажут, что там есть достаточное число готовых бороться. С моей точки зрения, бороться безоружному (в лучшем случае — вооружённому тем, что доступно в быту) против вооружённых очень тяжело — поэтому такое требование не вполне основательно. Тем не менее мне приходится очень часто встречать его в публичных дискуссиях. Вероятно, в непубличных дискуссиях оно тоже активно обсуждается.

И ещё одна немаловажная подробность. У меня довольно много знакомых, весьма близко связанных с организациями сопротивления Украины. Эти знакомые утверждают: есть весьма неплохие шансы на то, что картина сопротивления в скором будущем резко изменится к лучшему. Теоретически не исключено, что фактически этому сопротивлению оказывается какая-то помощь из РФ — если не напрямую оружием и боеприпасами, то хотя бы полезными указаниями о способах получения и применения того и другого.

Тем не менее картина весьма напоминает старинную поговорку: кто хочет делать — ищет способ, кто не хочет — ищет причину. Очень надеюсь (хоть и не могу это однозначно утверждать), что среди нашего руководства всё-таки есть те, кто ищет способ.