Теперь, когда стало понятно, что расследовать падение «Боинга» в степях Донбасса никто особо не намерен, можно смело утверждать, что история получила ещё одно нераскрытое политическое убийство.

«Боинг» стал политическим символом безусловного оправдания любого насилия на Донбассе. Евромайдан и Каганат получил индульгенцию у США на любые методы. Лишь бы война — и побольше беженцев в Россию.

Любые даже самые жёсткие методы должны легитимизироваться. Упавший «Боинг» в Донецкой степи — это точка превращения медийной машинкой США и остатков Украины жителей Донбасса и Новороссии в нелюдей. В этом смысл союза Киева и Днепропетровска под гарантии наших бледнолицых родственников.

Теперь можно применять любое оружие — вплоть до химического. Собственно, ничего нового нет — все эти методы были опробованы в Славянске.

Но нужна точка сборки для превращения Донбасса в большой Славянск. Шоу-политика работает так, что прежде чем начать массовые убийства, нужно получить индульгенцию — отпущение всех грехов у верховных жрецов. В нашем случае индульгенции выписывают жрецы секты «Либеральная демократия».

Причём логика гражданской войны по-протестантски прагматична. На Донбассе начинается великая Степь — если поджечь под Луганском, будет гореть аж до самой Алма-Аты. Национальные границы, которыми мы привыкли рассуждать что в России, что в Беларуси, что в Казахстане, для протестантского мышления являются условностями. Гражданская война идёт в определённом социально-географическом регионе — а никак не в условных границах условных государств.

Так, война Севера и Юга в США началась задолго до конфликта Конфедерации и Федерации — с войны за Техас и Калифорнию против Мексики. Это была не просто гражданская война, а полноценная континентальная война. То, что сегодня гримируется под «гражданскую войну в США», на самом деле было борьбой за власть между промышленным капиталом городов Атлантического побережья и Севера и аграрным капиталом городов Мексиканского залива и среднего Запада. В культуре же наблюдался конфликт англо-протестантской и испано-католической идентичностей.

Так и в случае Украины — идёт война не просто на территории Украины. В войну втягиваются регионы, которые выходят за пределы условных границ внутри Евразии.

Поэтому мы никогда не узнаем, кто сбил Боинг, — как не узнали, кто стрелял в Кеннеди.

И в том, и в другом случае смерть сняла препятствия для нового витка войны. Тогда жгли напалмом Вьетнам, теперь бомбят города Донбасса. Тогда целью был подрыв Юго-Восточной Азии. И война во Вьетнаме выполнила свою функцию. Теперь целью является Евразия.

Поэтому если бы у Евромайдана и Каганата не было «Боинга» — то его стоило бы придумать.

Потому что «колорадов» и «вату» надо жечь. А массовое уничтожение должно быть легитимизировано.