Лишь со второй попытки молдавский парламент общими усилиями коалиции и оппозиции принял решение об освобождении от уплаты в молдавский бюджет акцизов на импорт товаров для экономических агентов из Приднестровья. Впрочем, решение оказалось запоздалым: первоначальное нежелание молдавского законодательного органа поддержать столь необходимый законопроект, по официальной версии, стало причиной переноса очередного раунда переговоров в Вене в формате «5+2».

Стороны попытаются собраться в австрийской столице уже в мае, однако встреча по-прежнему остаётся под большим вопросом.

Станет ли Приднестровье новым Крымом

Конечно, истинную причину несостоявшихся переговоров понимают и в Кишинёве, и в Тирасполе: дело отнюдь не в принятии законодательного акта по отмене драконовских мер. Дело в том, что проблема приднестровского региона ввиду событий на Украине переместилась из чисто экономической в геополитическую.

В условиях планируемого полного переподчинения Украины и Молдовы западным центрам влияния, Приднестровье остаётся для Брюсселя и Вашингтона очередным фактором нестабильности в регионе. Тем более что Приднестровье в своём пророссийском (проевразийском) цивилизационном выборе вот уже два десятилетия показывает необычайную стойкость и упорство.

Не так давно приднестровский парламент и вовсе направил обращение к Госдуме с просьбой о принятии региона в состав Российской Федерации.

Однако тут имеют место некоторые противоречия. Вариантов развития событий целых три.

Для начала Приднестровью стоит самому определиться: видит ли оно себя в качестве независимого евразийского государства по примеру Белоруссии, Казахстана. Или же оно, как в случае с Крымом, хочет присоединиться к России в качестве нового субъекта федерации. Понятно, что оба варианта для приднестровцев тождественны независимости.

Однако в случае с Приднестровьем это имеет немаловажное значение с точки зрения международного права. Во-первых, по факту Приднестровье сегодня является полноценным государством — 22 года построения государственности могут не пройти зря. Здесь есть собственные президент, правительство, избирательная система, отличная от российской. Есть собственные вооружённые силы, валюта, банковская система, автомобильные номерные знаки. В случае международного признания всё это останется в силе, однако при присоединении к России региону придётся долго переходить под российские стандарты, что займёт достаточно много времени. Намного больше, чем у Крыма, у которого есть общая морская граница, — тогда как Приднестровье с обеих сторон зажато Молдовой и Украиной.

К слову, на международное признание у Приднестровья будет полное право в случае окончательного сползания Молдовы в объятия Румынии и превращения её (Молдовы) во второе румынское государство (что уже наполовину произошло). В таких условиях Приднестровье фактически окажется единственным на планете государством молдавского народа. Так как в Приднестровской Молдавской Республике, напомню, молдавский язык является государственным, причём в его оригинальной кириллической версии.

Следовательно, право молдавской нации на самоопределение может быть выражено в провозглашении и признании мировым сообществом Приднестровской Молдавской Республики.

Вариант же провозглашения Приднестровья российской территорией может быть рассмотрен как крайний вариант, в случае если соседи и так называемое мировое сообщество будут продолжать шовинистическую по отношению к приднестровским гражданам политику.

Наконец, вариант третий — реинтеграция большого молдавского государства на условиях конфедерации, которая будет включать три субъекта: Приднестровье, Гагаузию и, собственно, «этническую» Молдову. Такой вариант развития событий возможен только в случае победы и взятия под полный контроль государственных, политических, образовательных институтов проевразийскими, промолдавскими силами. Судя по всему, именно на него сегодня ставит Союз, учитывая, что на предстоящих парламентских выборах проевразийские партии, скорее всего, возьмут верх.

Другое дело, что, в отличие от согласной уже сейчас на такой вариант Гагаузии, в Приднестровье к такому раскладу отнесутся скорее с недоверием. И политическая элита, и народ помнят горький опыт 2003 года, когда по непонятным причинам было сорвано подписание меморандума Козака, казалось бы, достаточно благоприятным молдавским президентом Владимиром Ворониным. Поэтому даже «проевразийские» гарантии Кишинёва вряд ли будут серьёзно восприняты Тирасполем.

Если завтра война

Однако в процесс признания Приднестровья может внести корректив кризис на Украине.

Отметим, что непокорное Приднестровье представляет значительную опасность не только для захвативших власть на Украине евроинтеграторов, но и для их западных хозяев. Дело в том, что именно на Днестре располагается достаточно боеспособная 14-я армия Российской Федерации, выполняющая миротворческую миссию. Только по официальным данным её численность составляет около тысячи человек.

Понятно, что в случае ввода российских войск на территорию юго-восточных регионов, Одесской области не нужно будет ожидать, пока армия соседней страны будет пробиваться к ней через 3 области (Донецкую, Днепропетровскую, Николаевскую — самый короткий вариант). Ведь от Приднестровья до Одессы рукой подать — всего 100 километров.

Кроме того, стоит понимать, что одной российской армией дело не обойдётся: скорее всего, при таком раскладе будут задействованы и вооружённые силы самой Приднестровской Молдавской Республики. Их численность довольно велика для такой небольшой республики: регулярные части насчитывают 7500 солдат и офицеров. Впрочем, при необходимости численность может быть увеличена в несколько раз (в соответствии с заявлениями приднестровского Министерства обороны — до 25 000 человек). Если учесть, что население Приднестровья составляет примерно 505 000 человек, 46% из которых — мужчины, 25 000 человек призывного возраста найдётся наверняка.

Говоря об ополчении, следует напомнить, что ещё в 2005 году был принят закон «О Народном ополчении ПМР», в котором были закреплены организационные основы его функционирования и место в системе обороны республики. Спешно создавать его с нуля (как это происходит сейчас на Украине) не придётся.

Оценивая боеспособность этого потенциального ополчения, следует учесть специфику региона. Немало приднестровцев занято в профессиях, так или иначе связанных с силовой подготовкой: пограничники, ГАИ, милиция, спецслужбы. По различным данным, количество сотрудников МВД, к примеру, насчитывает 3 тысячи человек, КГБ — 2 тысячи, почти столько же — спецназ. Кроме того, в Приднестровье открыто функционируют казачьи организации, численность которых также составляет несколько тысяч человек. В итоге армия получается достаточно внушительной.

При этом не стоит забывать: Приднестровье фактически с обретения независимости в начале 90-х живёт в ожидании возможной агрессии со стороны Молдовы и Румынии. Это заставляет приднестровцев находиться в состоянии повышенной боевой готовности.

О роли Молдовы и Румынии в таком конфликте хотелось бы сказать отдельно.

Не так давно молдавский президент Николай Тимофти приказал перевести армию в состояние повышенной боевой готовности. Понятно, что боеспособность — под большим вопросом, равно как и следование молдавским национальным интересам.

Конечно, в случае разворачивания гражданского конфликта Румыния может воспользоваться ситуацией и использовать молдавскую армию как вспомогательную, чтобы иметь «зелёный коридор» для собственных войск, сначала заняв территорию Молдовы якобы для защиты «румынского большинства» (которое на самом деле является молдавским). Ну а потом Бухарест пойдёт дальше, уже на Украину, для возвращения «исконно румынских земель» украинской Бессарабии. Наверняка такой вариант рассматривается как крайний в штабе НАТО, если контроль над юго-восточной Украиной не удастся сохранить за марионеточным правительством Турчинова.

Судить о том, какие части румынской и молдавской армий будут задействованы, достаточно сложно. Молдавская армия малочисленна (около 5 тысяч военнослужащих). Впрочем, недавно министр обороны Валерий Троенко заявил, что необходимо увеличить численный состав в 2 раза в связи с «приднестровской угрозой».

А вот у Румынии армия весьма внушительная — до 75 тыс. человек. То есть потенциальный военный конфликт будет скорее румыно-приднестровским, нежели молдавско-приднестровским. Армия Молдовы, конечно же, будет в нём задействована, но скорее на второстепенных ролях. Отработка совместных действий армий двух государств ведётся регулярно. В частности, в июле прошлого года в молдавском населённом пункте Бульбоака (находится всего в 20 км от Бендер — наиболее вероятного направления удара) прошли совместные военные учения двух стран «Щит мира», где с обеих сторон присутствовало до 150 военных. Кроме того, согласно принятому в прошлом же году закону о военном сотрудничестве между Молдовой и Румынией, последняя фактически имеет право беспрепятственно находиться на молдавской территории.

Не исключено участие в конфликте и Украины. Так, на сентябрь-октябрь запланированы совместные украино-румыно-молдавские учения «Юг-2014». Законопроект об их проведении внесён Турчиновым в Верховную Раду 25 марта и оперативно ею принят. Цели всё те же:

«…повышение уровня взаимодействия между подразделениями вооружённых сил Украины, РМ и Румынии во время участия в операциях по установлению мира». Главной задачей Украины, скорее всего, станет блокада воздушной переброски подкреплений из РФ.

***

По сути — положение Приднестровской Молдавской Республики и её статус сегодня зависят от более-менее мирного разрешения ситуации на Юго-Востоке Украины. Форсирование может быть только в случае силового разрешения украинского кризиса.

Как бы там ни было, Приднестровье сегодня вновь становится фактором, влияющим на геополитический расклад во всей Восточной Европе. Провозглашение же независимости этого края (или его присоединение к России) рано или поздно случится, и это основательно поменяет расстановку сил в регионе. В пользу однозначного и бескомпромиссного усиления Евразии на западных рубежах.