Госкорпорация «Роснано» ещё сравнительно недавно заявляла о грандиозных планах по выходу на мировой рынок возобновляемой энергетики. Однако ни вложенные миллиарды, ни льготные кредиты не помогли ей осуществить задуманное. Теперь на её несостоявшейся нанотехнологичной площадке в Иркутской области будет размещено производство строительных ориентированно-стружечных плит. Кстати, для консервации так и не вышедшего на проектную мощность производства опять нужны миллиарды, которые «Роснано» просит у государства. Разбираем историю грандиозного провала в сфере нанотехнологий.

Всё начиналось хорошо

Идея перехода на возобновляемые источники энергии – давняя мечта защитников окружающей среды и страдающих от диктатуры Газпрома европейцев и украинцев. В первой половине 2000-х она накачивалась в массовое сознание примерно так же, как сейчас тема сланцевого газа. Европейские правительства субсидировали «зелёную энергетику», поощряя её повсеместное внедрение, отдельные страны под эту компанию умудрялись зарабатывать солидные деньги на продаже оборудования и технологий за рубеж. Казалось, что эпоха солнечных батарей и ветрогенераторов вот-вот наступит, отправив в прошлое наводящие ужас на европейцев АЭС и «газовую дубинку» России.

Встроиться в рынок решили и наши производители. Компания «Нитол», ранее занимавшаяся торговлей лесом и нефтепродуктами, в 2005 году решила попробовать силы в удушении традиционных источников энергии. На базе двух предприятий в Иркутской области («Усольехимпром» и «Усолье-Сибирский силикон») компанией планировался выпуск поликристаллического кремния, необходимого для создания солнечных батарей. Бюджет проекта составил около 20 млрд. рублей, планируемая мощность – 5000 тонн в год, рынок сбыта – США, Европа и ЮВА.  

Однако, пока налаживалось опытное производство, случилось неприятное – заводы по переработки кремния как грибы стали появляться в Китае. Отметим, что неприятной новостью это стало и для европейских производителей.

Дальше – хуже. Кризис 2008 года внезапно обнажил экономическую неэффективность возобновляемых источников энергии по сравнению с традиционными. Недолго думая, Европа стала сворачивать программы госсубсидий и массово избавляться от модного поветрия, а «Газпром» активизировал работу по развитию трубопроводной системы на западном направлении.

Почему «зелёная энергетика» оказалось нерентабельной, мы расскажем позже.

«Роснано» спешит на помощь

Такое положение дел привело к обвалу мировых цен на кремний. В бизнес-плане «Нитол» исходил из стоимости 80 долл. за 1 кг, а он стал стоить всего 16 долл. Сами понимаете, что никакая бизнес-схема такого драматического снижения не выдержит.

В итоге «Нитол» полностью разочаровался в идее и готов был свернуть производство, продав промышленные площадки или сдав их в аренду, но на помощь пришло государство в лице «Роснано» (58,75%), вложившее в проект 4,5 млрд. рублей, а позже и «Сбербанка» (41,23%).   

Вопроса, зачем государство решило помогать частнику, нет – всё таки речь шла о градообразующих предприятиях и судьбах его рабочих (хотя такое рвение демонстрируется далеко не всегда). Вопрос в том, зачем государство решило продолжать вкладывать миллиарды в заведомо убыточный и бесперспективный проект вместо того, чтобы попытаться перепрофилировать производство на что-то более традиционное.

Ответа мы не знаем, но предположим, что «Роснано» было заинтересовано в расширении номинального списка сфер деятельности, чтобы хоть как-то оправдать своё существование. Невзирая на перспективы этой деятельности. К тому же призрачный шанс на то, что «зелёная энергетика» таки оправится от кризиса и заявит о себе – оставался. По крайней мере, некоторые эксперты до сих пор продолжают твердить, что цены на кремний достигли дна и скоро рванут вверх.

Вероятно, есть здесь и политический мотив.

Добровольно-принудительный порядок

Возобновляемая энергетика – это по-прежнему модно, дико современно и престижно. Даже несмотря на её экономическую несостоятельность, «Роснано» вложилось в не имеющее аналогов производство в России, вероятно, и в надежде на его рост -- пусть и в отдалённой перспективе.

Более того, в тот же период «Роснано» совместно с группой компаний «Ренова» Виктора Вексельберга приступило к строительству завода по производству солнечных модулей в Чувашии. Судьба этого проекта сложилась точно так же, как и у иркутских производств – он заглох, накопив огромные долги, и теперь клянчит у ВЭБа льготный кредит.

Однако представим, что ситуация рано или поздно нормализуется. В этом случае «Роснано» станет влиятельнейшим игроком на рынке возобновляемой электроэнергетики в России. Конечно, не без помощи государства. Так, ещё в конце 2012 года планировалась подготовка подзаконных актов к закону «Об энергетике», которые должны были обязать крупных промышленных потребителей покупать «зелёную» электроэнергию. В этом случае такие гиганты как «Роснефть», «Газпром», а вместе с ними и средний и малый бизнес, вынуждены были бы своими силами обеспечивать выручку предприятиям «Роснано». В прошлом году этого не случилось, но эксперты обещают, что в нынешнем случится наверняка.

Опыт Украины

Интересно, что на Украине тоже есть свой закон «Об энергетике» и поправки к нему вступают в силу уже 1 апреля 2013 года. Они, в частности, даёт существенные тарифные стимулы производителям «зелёной энергии». В целом же новая Энергетическая стратегия Украины до 2030 года предусматривает резкое увеличение мощностей электростанций на возобновляемых и нетрадиционных источниках.

Рвение Украины понятно тоже. Желание получить энергетическую независимость толкает на необдуманные шаги. Вопрос – энергетическую независимость от кого желает достичь Россия, идущая по пути Украины?

Вот как оценивает стратегию Украины заведующий отделом прогнозирования атомной и возобновляемой энергии Института общей энергетики НАН Украины Борис Костюковский:

«В подобных программах нужно учитывать, что так называемые возобновляемые источники в конечном итоге обходятся в разы дороже, чем традиционные. Налогоплательщики, у которых при разработке таких стратегий никто ни о чём по большому счету не спрашивает, должны понимать, что если бы ни низкая цена на атомную электроэнергию, электричество стоило бы в три-четыре раза дороже, чем сегодня.

Несколько лет назад, когда началась активная законодательная работа по реформе энергосектора и лоббированию "зеленой" энергетики в нашей стране, Институт общей энергетики подсчитал: вследствие установления "зеленого" тарифа средняя цена электроэнергии для потребителей Украины может повыситься.

Лоббисты альтернативной энергетики так и не дали внятных обоснований того, почему Украина должна бежать за авангардом развитых стран, внедряя в энергетике такие технологии. Западное сообщество политически требует от нас покупать их технологии, без которых мы можем обойтись. Тут математика простая: вместо того чтобы в производство одного киловатта вложить условно тысячу долларов, нам предлагают вложить две тысячи. При этом, вложив тысячу долларов, мы можем получать энергию по пять центов, а вложив две тысячи — по 30–50 центов.

Более того, атомная энергетика может развиваться, только если разумным образом будет ограничено развитие "зеленой" энергетики. Чем больше энергии выработает "зеленая" энергетика, тем меньше надо будет получить на других более дешевых электростанциях. Естественно, из-за этого тарифы на электричество повысятся. В конечном итоге можно домодернизироваться до того, что в Украине просто не будет места для атомных станций, дающих самую дешевую энергию для экономики».

Государство просит денег у государства

Впрочем, завязнув в убыточных проектах, «Роснано» не отчаивается, надеясь, что бюджет поможет переждать неблагоприятный период.

На данный момент ситуация такова. Производство в Иркутской области худо-бедно выпускает 300т продукции в год (вместо изначально планировавшихся 5000т). Однако себестоимость этой продукции составляет 110 долларов, что почти в 7 раз превышает рыночную.

В «Нитол» уверены, что уже в 2015 году рыночная стоимость поднимется до 43 долларов (что, однако же, сильно меньше 110 долл.) и на этом основании просит Минфин дать около 5 млрд. рублей на развитие. Или хотя бы 2 млрд. на консервацию производства, но при этом стращает увольнением 1300 сотрудников.

Минфин дать деньги фактически отказался, сославшись на то, что у «Роснано» есть 67 млрд. собственных средств. Однако, по мнению экспертов, госкомпания не хочет их тратить, так как готовится к выходу на фондовый рынок (запланирована приватизация 10% госкомпании).

По последним сведениям, Правительство РФ поручило «Сбербанку» и «Роснано» рассмотреть возможность докапитализации «Нитол» на 2,5 млрд. рублей. То есть речь, видимо, идёт всё же о консервации производства.

В это же время губернатор Иркутской области Сергей Ерощенко после встречи в И.Шуваловым и представителями «Роснано» бодро заявил журналистам:

«Производство поликремния надо рассматривать как стратегическое. При этом промышленную площадку проекта необходимо использовать комплексно, здесь достаточно инфраструктурных возможностей, энергетических мощностей, кадровый потенциал для развития других производств. В настоящее время достигнуто соглашение о размещении нового предприятия по производству OSB-плит (ориентировано-стружечных плит)  с рабочими местами численностью 300 человек, ведется подготовка площадки».

То есть на высокотехнологичном производстве «Роснано» поставлен крест и вместо него на высвободившихся площадях будут изготавливаться совсем нетехнологичные строительные плиты.

Итог

Изначально идея «Роснано» вкладываться в убыточный и бесперспективный проект была весьма сомнительной. За несколько лет в него были зарыты миллиарды, а в итоге пришли к тому, с чего начинали – к сдаче в аренду производственных площадей. Не пора ли обратить внимание на проблемы реального производства (которое падает), вместо финансирования утопий с приставкой «нано»?