В этом году мы будем отмечать столетнюю годовщину со дня начала Первой мировой войны. Затем в 2017-м нас ждёт ещё один столетний юбилей — юбилей Октябрьской революции в России, которая была спровоцирована глобальным вооружённым конфликтом.

Век спустя обстановка в мире вновь накалена до предела. Только, если говорить об исторических аналогиях, как это ни парадоксально, политика нынешнего западного истеблишмента напоминает не дипломатическую игру кайзера Вильгельма или британского министра иностранных дел Эдуарда Грея, а хаотичные действия Льва Троцкого по разжиганию мировой революции.

 Конечно, концепция «права на защиту» возникла не в эпоху Обамы. Так называемые «гуманитарные интервенции» проводились, как известно, в Югославии и в Ираке. Но если прежние американские администрации старались согласовывать военные акции с национальными интересами США, прислушиваться к мнению ближайших союзников и просчитывать (правда, не всегда умело) последствия своих действий, сейчас разрушение правящих режимов по всему миру и распространение хаоса, кажется, стало для Вашингтона самоцелью. Олицетворением новой политики являются такие «демократические фурии» как Саманта Пауэр, Сьюзен Райс и Виктория Нуланд, призывающие в телефонных переговорах игнорировать ближайших партнёров (вспомним знаменитое fuck EU Виктории Нуланд).

Тактика гуманитарных интервенций в 2011 году была опробована командой Обамы в Ливии. Последствия налицо: в результате вооружённых разборок между отрядами бывших повстанцев людей погибло больше, чем за всё сорокалетнее правление Каддафи. Страна скатывается к уровню глубокой архаики. Такой же сценарий американцы хотели реализовать и в Сирии, и только благодаря вето, применённому Россией и Китаем, сделать это у них не получилось.

В действительности, США волнуют лишь формальные признаки «торжества демократии»: многопартийность и либеральный экономический «порядок». В 2005 году в Ираке, например, под контролем американских оккупационных войск состоялись выборы, в результате которых власть получил блок шиитских партий. Сунниты выборы бойкотировали, что привело к кровавой гражданской войне. И не беда, что в результате погибло полтора миллиона иракцев, а два миллиона стали беженцами. Не беда, что после массового исхода среднего класса и интеллигенции страна лишилась всех врачей и медсестёр и большей части университетских преподавателей. Багдад же, который в 80-е годы прошлого века считался одним из самых чистых городов Земли, был завален горами строительного мусора и залит потоками канализационных вод. Зато в стране прошли демократические выборы на многопартийной основе, а западные компании получили доступ к иракским нефтяным богатствам. Как отметил недавно американский аналитик Дэвид Голдман: «Буш был убеждён, что любой регион Земли, будь то полудикие горы Гиндукуша или оплот мусульманской цивилизации в Багдаде, можно превратить в новый штат Иллинойс, и чтобы это осуществить, не нужно считаться ни с какими жертвами. Обама уверен, что все отдалённые уголки планеты потенциально уже являются Иллинойсом. Остаётся только заставить их в это поверить, разрушив прежние политические системы».

Как бы то ни было, отношение к выборам в Вашингтоне, безусловно, предвзято. Там называют легитимными выборы в Ираке, в которых не принимали участие несколько провинций и готовятся признать выборы на Украине, несмотря на очевидный раскол этой страны. В то же время американцы считают незаконными народные референдумы в Донецке и Луганске и приближающиеся президентские выборы в Сирии. Проблема в том, что восточные украинцы и сирийцы не желают поддерживать проамериканских «демократизаторов», а значит, по логике Вашингтона, являются неполноценными людьми.

Следовательно, для американской элиты характерно манихейское, дуалистическое видение мира. И, надо сказать, что чёрно-белая оптика «свои-чужие» поразительно напоминает психологию большевиков, пытавшихся в 20-е–30-е годы прошлого века устроить «мировую революцию». Авантюризм во внешней политике, радикальная идеологизация, презрение к международному праву и достигнутым неформальным договорённостям, готовность «кинуть» своих партнёров — всё это сближает дипломатии Троцкого и Обамы.

Ещё одна общая черта — отсутствие моральной брезгливости в выборе союзников. В составе «пятого Интернационала» Обамы — ливийские повстанцы, сирийские боевики из «Джабхат ан-нусры», президент Руанды Поль Кагаме, изгнавший из страны сотни тысяч граждан, бандеровцы и неофашисты из Киева. Такая разношёрстная коалиция создаётся для того, чтобы сместить неугодные элиты в странах, традиционно считающихся геополитическими соперниками США (точно так же, как в эпоху Троцкого большевики стремились к свержению «западных империалистов»). И мы не погрешим против истины, если назовём новый американский внешнеполитический курс необольшевистским.

В связи с этим становится ясно, что нынешнее охлаждение между Россией и США — не временная размолвка деловых партнёров, которые готовятся к заключению нового договора, а глубокий идеологический раскол между фанатичными сторонниками мировой революции и реалистичными политиками, желающими их остановить.