Уважаемые читатели!

Вы уже наверняка в курсе, какими словами лучшие люди Европы и Америки заклеймили великую русскую спортсменку Елену Исинбаеву. Они требуют лишить её статуса посла Международного олимпийского комитета. Констатируют, что она изолировала себя от цивилизованного мира. Анализируют причины её морального падения, приходя к выводу, что она уже стара, спортивная карьера её заканчивается — и чемпионка пытается выслужиться перед российским режимом.

И всё это — потому, что Елена Гаджиевна призвала зарубежных граждан уважать российские законы. В том числе и закон, запрещающий объявлять детям, что сексуальные отклонения есть норма.

Единственная версия, которая лучшими людьми не высказывается, — пожалуй, следующая: а вдруг Исинбаева действительно думает, что норма лучше отклонений.

…Что бросается в глаза: возмущение и горькое недоумение лучших людей передового мира — не наигранное. Они искренне не понимают, как успешная женщина с мировой известностью может настолько не врубаться.

Некоторые комментаторы так в открытую и пишут: «Исинбаева легко могла промолчать, но она высказалась.

Тяжело ей теперь будет выступать за пределами России: коммерческие предложения иссякнут и приглашений не будет».

Перевод: девушка, всё же очевидно. У нас в свободном мире есть свобода слова. Каждый волен выбирать: высказывать правильное мнение и процветать — или высказывать неправильное и прозябать. Для тех, кому очень хочется высказывать неправильное, есть специальные места и занятия: они могут, например, водить фуры и тракторы. Могут параноить в замкнутых церковных общинах в кукурузной глубинке. Могут строчить чушь в никому не нужные «консервативные веб-ресурсы», обличающие тайный коммунизм Обамы и сионистскую оккупационную власть.

А если ты 28-кратная рекордсменка мира, «бубка в юбке» и международная звезда — то ты обязана свободно выбрать правильное мнение. Иначе тебя отовсюду попрут, как бывшего суперстара Мела Гибсона, спьяну наболтавшего неправильное (он, кстати, это седьмой год замаливает. Пока безуспешно). И будешь ты сидеть в своей России и прозябать.

Самое интересное тут — не пародийный «радужный занавес», которым угрожает закрыться от тоталитарной России и её Исинбаевой передовой мир. Самое интересное — очевидный кризис той модели тоталитаризма, которая в передовом мире так успешно притворялась свободой много лет.

Нет, раньше всё срабатывало отлично. В отличие от тоталитарных стран красного Востока, где государство воображало себя мамой и папой всех граждан и за несогласие со своим мнением сажало — в странах соревновательного и либерального Запада это было просто не нужно. Там государство изначально не нанималось быть гражданам родителем и спокойно позволяло им нести что угодно. Потому что знало: коллективное договорное мнение социальных чемпионов, держащих всё, — так или иначе рулит. Кто с элитами не хочет ссориться — будет с ними согласен до десятой цифры после запятой. А кто захочет ссориться — тот автоматически станет совершенно безвреден. Ибо ни в какую элиту его просто не возьмут: там фейс-контроль на входе. Пусть сходит с ума в маргиналах.

Однако в последние лет 10–15 — эта схема начала давать сбои. Ибо социальные элиты свободного мира, положившись на принцип «кто сильнее, тот и устанавливает баланс, а кто его устанавливает, тот и будет его хранить», — банально переоценили его универсальную всесильность. И прозевали момент, когда их элитарный круг пополнили группировки организационно и финансово успешные, но глубоко маргинальные с точки зрения идеологии и просто здравого смысла.

Эти группировки по своей природе не могут не разрушать общественный и мировой баланс — именно потому, что они маргиналы, равновесие ненавидящие и на реальность в общем плюющие. К ним в равной степени относятся как ЛГБТ-лобби, так и идейные демократизаторы арабского Востока — и ещё можно поспорить, у кого из них результаты потной борьбы во всём мире за свои ценности смотрятся нагляднее.

Наглядно также и то, что сегодняшний передовой мир, находясь одновременно не только в жёстком финансовом, но и в демографическом и глобально-политическом кризисе, по-прежнему держится за прежнюю концепцию. И по-прежнему полагает, что понятие «Сильные» и «Хранители полезных ценностей» — это одно и то же.

А значит, никакого противоядия от дальнейшей маргинализации его собственных элит у него — на системном уровне — нет.

И кстати: хотя эти маргинальные элиты по-прежнему норовят объявлять себя центром здравомыслия и хранителем нормы — достаточно почитать комментарии западных же читателей к статьям, клеймящим Исинбаеву, чтобы понять, кто тут в итоге оказывается в самоизоляции.