19 августа Россельхознадзор обвинил Республику Беларусь в неспособности воспрепятствовать ввозу на территорию России продуктов питания из попавших в санкционный список стран. Пресса тут же стала твердить о тайных и неэтичных желаниях руководства Беларуси пополнить кошелёк звонкой монетой на реэкспорте хамона и пармезана.

Справедливости ради стоит отметить, что импорт запрещённой гастрономии был пресечён не только из Беларуси, но и из Казахстана. Разберёмся, есть ли смысл партнёрам России по Таможенному союзу делать контрабанду европейских продуктов питания делом государственной важности.

Дебит и кредит: ввести или вырастить самим

Заблокированный Россией продовольственный экспорт стран Евросоюза оценивается в 6,7–7 млрд евро. Естественно, всё продовольствие предприимчивые контрабандисты доставить в Россию не смогут. Сомнительно, что с учётом усиления проверок и рейдов Россельхознадзора удастся протащить через границу и десятую часть от гастрономического экспорта ЕС в Россию. Если же предположить, что РБ сможет поставить в Россию 500 тыс. т польских яблок, то прибыль белорусов составит порядка 22–25 млн долл.

В прошлом году Беларусь совокупно экспортировала продовольствия на 5,8 млрд долл. При этом только на экспорте молока и молочной продукции в Россию РБ заработала свыше 2,6 млрд долл. Власти республики задекларировали намерение увеличить экспорт молока на 50%, мяса и овощей на 40%, по картофелю экспорт планируется нарастить на 100%. По прикидкам белорусов, это позволит заработать дополнительный миллиард долларов. Данный миллиард останется в экономике республики и будет истрачен на дальнейшее её развитие.

Таким образом, выгоднее изготовить попавшую под запрет продукцию самостоятельно, чем зарабатывать на её контрабанде, неся при этом имиджевые издержки. Тогда в чём же причина гастрономического прорыва границ России?

Обманули или недосмотрели?

Умышленные попытки руководства коммерсантов из Беларуси и Казахстана не нытьём так катаньем ввезти европейские товары в Россию приведут лишь к разрушению Таможенного союза как единого торгового пространства. Кроме того, республики периодически просят Евразийскую экономическую комиссию запретить ввоз на территорию Союза определённых категорий товаров. Беларусь не так давно обвинила партнёров по Союзу в недобросовестной растаможке шин. Таким образом, попытки сесть на гребень контрабандной волны продовольствия грозят разрушить Союз и свести на нет все его достижения, что, естественно, никому не выгодно. Следовательно, куда большую прибыль сулит наращивание переработки европейского продовольственного сырья и ускоренное развитие собственного товаропроизводителя.

Итак, выявленные факты проникновения через таможенные границы Беларуси и Казахстана являются следствием не до конца отточенных схем по блокировке санкционных товаров и не имеют злого умысла. Об этом твердит и МИД Беларуси. Беларусь, как и Казахстан, в 2009 году ратифицировала соглашение о порядке введения и применения мер, затрагивающих внешнюю торговлю товарами на единой таможенной территории в отношении третьих стран. По данному соглашению партнёры России по Таможенному союзу обязаны принять все необходимые меры по недопущению ввоза запрещённых товаров.

Превращать контрабанду европейских продуктов питания в Беларуси и Казахстане в дело государственной важности никто не будет. Впрочем, это не означает, что этим не будут заниматься отдельные ушлые граждане, которые не прочь заработать на российских гурманах, однако государством данная активность никак стимулироваться не будет. Но остаётся ещё ряд лазеек, которыми смогут воспользоваться нечестные торговцы съестным.

Как можно обойти гастрономический запрет

Чаще всего в способах обхода эмбарго упоминается схема с поставками в Беларусь европейских товаров с последующей сменой упаковок и переклейкой этикеток. Впрочем, данные манипуляции не позволят товару стать белорусским. Как растолковывает на примере с белорусскими креветками издание «TYT», мало просто привезти в республику морепродукты и тут же их перефасовать. Чтобы они стали белорусскими, их нужно подвергнуть соответствующей обработке, например, засолить, подвергнуть копчению или же превратить в консервы. Таким образом, норвежская рыба действительно может быть ввезена в РБ, но о механической смене упаковки не может быть и речи. Нет замечаний к глубокой переработке европейских товаров на территории Беларуси и у премьер-министра РФ Дмитрия Медведева.

Для остального же существуют соответствующие контрольные органы, задача которых — следить за честностью работы созданных СП по переработке европейского сырья в белорусские продукты питания. Кроме того, белорусам придётся пресекать на корню попытки реализации так называемого «ложного транзита».

Итак, следующие транзитом из Европы в Россию фуры с провиантом Беларусь пропускать не имеет права. Впрочем, ничего не мешает белорусским предпринимателям ввести запрещённые товары в свои магазины в приграничной зоне и уже там продавать снедь или развозить её адресно погибающим без греческой клубники. Однако в таких случаях Беларусь и её руководство не будут иметь никакого отношения к гастрономической контрабанде.

***

Беларусь нацелилась на продуктовые рынки Москвы, Санкт-Петербурга и Калининграда. Что нового и в каких объёмах сумеет поставить РБ на полки магазинов Москвы и области, станет понятно 26 августа по итогам визита в РБ главы департамента торговли и услуг Алексея Немерюка с представителями крупных торговых сетей. Предполагается, что контракты на поставку белорусских продуктов будут прямыми, без участия Белорусской универсальной товарной биржи, роль которой планируется ограничить. Также запланирован визит представителей Калининградской области в Гродно, в ходе которого также будут достигнуты договорённости по поставкам продуктов питания.

В конечном же итоге Россия рано или поздно заимствует опыт РБ по введению обязательного перечня отечественных товаров на полках магазинов и супермаркетов, что крайне поможет развитию агропромышленного сектора экономики РФ.