Молдавия окончательно интегрировалась в евроатлантический рынок на правах объекта финансовой колонизации. Процедура легализована и властями республики Молдова, и евробюрократией. Теперь слово корпорациям, инвестиционным фондам, биржевикам, страховщикам, лоббистам и остальным представителям глобального капитала. В чём-то милая, но явно вырождающаяся государственная элита Евросоюза сделала своё дело. И получит свой гонорар, как получил бывший польский президент Квасьневский в виде доли в компании по добыче газа на Украине наравне с сыном Байдена, — что, безусловно, великая честь. Это давняя культурная традиция. Даже индейских вождей принято подкупать — поэтому даже некая часть элиты РФ разделяет идеи «конца истории» и «глобального рынка» в обмен на партнёрство с сыном Байдена в газовой компании.

Стремительная колонизация финансовым капиталом

Итак, Молдова будет стремительно уничтожена как хозяйственно-экономический феномен.

Как это произошло у латышей, болгар и эстонцев, так скоро не будет такой роскоши, как право на собственный рынок у молдаван. Обычно такие авантюры происходят, когда граждане лишаются права на центральное отопление и на безопасность. Поэтому потеря суверенного рынка воспринимается массами не так больно. Большинство даже не заметит в ежедневной суете.

Поэтому в нашем, российском и евразийском случае важно понимать, какие процессы будут стремительно разворачиваться в стратегическом регионе Евразии — дунайско-днестровском междуречье.

Учитывая ничтожность внутреннего рынка — выкупить весь госдолг РМ под силу крупному банку. Что и будет сделано, когда остатки рынка будут лежать на дне и можно будет забрать всё и с огромным дисконтом.

Следовательно, периферийный молдавский рынок будет поглощён по болгарско-греческой схеме. Также не надо забывать, что колонизация рынка республики Молдова финансовым капиталом предусматривает и румынское участие — те обдирать будут как липку. Выставят такие счета, как уже выставляли с 1918 по 1940.

Но к радости или к горю в Молдове ещё не все молдаване отказались от идентичности, и есть регионы, где компактно проживают русские и гагаузы, которые определённо не собираются считать себя румынами, — и колонизация Молдовы может закончиться очередным гражданским конфликтом.

Поэтому банкротство и поглощение РМ будет стремительным и циничным, как действия рейдера.

300 спартанцев на Днестре

Главным заложником ситуации является непризнанное всеми (и даже Россией) Приднестровье. Которое, несмотря на непризнанность, обладает реальным суверенитетом.

Как то:

  • собственным платёжным средством — приднестровским рублём;
  • автономной системой безналичных банковских и даже карточных расчётов;
  • относительно развитыми сельхозпроизводством и переработкой;
  • генерацией электроэнергии в избытке;
  • развитым металлургическим производством;
  • небольшой, но боеспособной армией, которая умеет действовать в союзе с российскими миротворцами.

Приднестровская Молдавская республика подошла к кризису и большой войне в Евразии намного лучше подготовленной, чем соседние Украина и Молдова. Особенно важно, что в отличие от Киева и Кишинёва приднестровское общество смогло побороть смуту внутри себя. Рыбницкие не считают, что тираспольские жируют за их счёт. А дубоссарские и бендерские не предъявляют остальным приднестровцам, что это они пострадали больше всего в войне и поэтому им теперь все должны. С состоянием общества в ПМР всё нормально. Теперь вопрос в том, способна ли власть соответствовать историческому моменту, ожиданиям общества и политэкономической реальности.

Приднестровье в схеме стремительной колонизации Молдовы ждёт судьба непризнанных сербских республик. Блокирование экспорта-импорта и ограничение в базовых правах и свободах. Выручит ПМР только наличие суверенного микрорынка в 500 тысяч человек и его связь с российским и евразийским рынками. И, конечно же, боеспособная армия. Всё получится при условии, что в Тирасполе переведут экономику и общество в мобилизационный режим. Если не переведут, то ПМР скатится в хаос вслед за Украиной и Молдовой. Сначала в экономический — а уж потом может быть всё что угодно.

Итак, Приднестровье возвращается к своему евразийскому предназначению: республике-крепость. 300 спартанцев дунайско-днестровского междуречья. Поэтому теперь главными городами ПМР вновь становятся Бендеры и Дубоссары.

Алгоритм и последствия уничтожения рынка Молдовы

Что делать Молдове, даже теоретически совершенно непонятно. Потому как перевести экономику и общество в мобилизационный режим не выйдет. Общество почти 30 лет как расколото. Экономические активы распределены между 2–3 крупными группами частного финансового капитала. Которые контролируют парламент и в зависимости от результатов выборов разменивают квоты в правительстве, прокуратуре и судах. Отдельные министерства и ведомства контролируются из Бухареста напрямую — без участия президентов, фанариотов и господарей.

Плюс критическая зависимость экономики от гастарбайтеров. Которые стремительно будут вытесняться из России беженцами и мигрантами из Украины.

Похоже, банкротство и поглощение мелкого регионального рынка Кишинёва и окрестностей уже не остановить. Можно смело переназывать республику Молдову в заморский департамент или факторию Moldova.

Однако надо помнить, что конечной целью уничтожения является дальнейший импорт хаоса в Евразию. Молдавия лишь маленький фрагмент, который важен для нас потому, что в дунайско-днестровском междуречьи всё ещё есть наши люди. Такие процессы, как поглощение рынка, не могут проходить бесконфликтно. Разве что граждане добровольно откажутся от своих прав и признают себя бессловесным сословием, согласным на наследственную власть олигархии, греков-фанариотов или румынских губернаторов.

Если даже в Сомали в ходе колонизации финансовым капиталом начинаются войны, то многострадальная Молдавия вряд ли устоит. Слишком мал запас прочности у республики Молдова — государство в Кишинёве ликвидируют на протяжении 30 лет и системно.

Сделка с правящей элитой Кишинёва заключена и фактически легализована во власти: 3 семьи становятся совладельцами хозяйства республики Молдова и получают пропуск в европейскую элиту и гарантии безопасности. Ещё пара тысяч человек допускаются до права обслуживания финансового капитала. Не более полумиллиона — для обслуживания остатков инфраструктуры, выпечки плачинды, сбора скудного урожая, работы в кафе, борделях и полиции. Причём спецслужбы и МВД будут действовать в ходе колонизации особо жёстко — потому что протест будет нарастать. А недовольных надо будет давить в зародыше. Остальным «лишним» гражданам будет предложено или умереть, как пенсионерам, или уехать на заработки и всю жизнь потратить на содержание оставшихся детей, родителей и братьев.

 

…Итак, остатки союзной Молдавской республики умерли. Судорог было много — просто мы не обращали особого внимания. Сначала союзная Молдавия умерла культурно: когда правящая часть молдавской элиты решила стать румынами. Потом лингвистически — когда перевели язык на латиницу. Затем политически: когда оказалось, что коммунистическая партия — это такой же олигархический актив, как банк или инвестиционный фонд. И вот теперь на наших глазах союзная Молдавия бьётся в последних судорогах — в преддверии смерти экономической.

Всё вернулось на круги своя — в 1940 год. Когда Молдавия из национального проекта была собрана в проект союзный.