Уважаемые читатели!

Вы можете вспомнить фильм 90-х о Гражданской войне, в котором показывается отвага красных и трусость белых? В котором белогвардейский офицер расстреливает без суда уставшего от войны солдата? В котором белые грабят крестьян? Где с весёлым юморком показано, что белые зачастую понятия не имеют, за что сражаются, и так далее?

Нет, не можете. Не было таких фильмов. Не нашлось в творцах 90-х ни грамма благородства по отношению к только что утонувшей красной империи.

Почему так вышло – поговорим позже. А сейчас — о кинокартине, в которой всё это есть. В зеркальном отражении.

Я о художественном фильме 1934 года «Чапаев». Снятом, на всякий случай, спустя всего 12 лет после окончания Гражданской войны. На десятом году сталинской эры.

(…) Неслучайно с этим фильмом ещё долго пытались расправиться позднесоветские антисоветские авторы, то описывая Чапая в качестве невнятного демона (Аксёнов), то в качестве неудачного гомункула, то ещё как-нибудь помрачнее.

Почему именно Чапаев (сравниться с ним мог разве что Штирлиц) не давал им всем покоя?

Потому что «Чапаев» — это был фильм-эпос о создании нации. Вернее, о её воссоздании из осколков прежней формы. Фильм о том, как чистое желание выжить и жить — собирало заново из этих осколков новый народ, нанизывая его как бусины на новую сверхидею.

(…) И поскольку это был эпос о создании нации, которую позднесоветские антисоветские авторы считали чудищем франкенштейна и уродом — он у них так зудел.

(…) А ещё этот фильм объясняет, почему до его высот популярности ни один фильм 90-х не дорос, включая даже знаменитую сказку о Брате.

Потому что 90-е никакую нацию не собирали, а совсем наоборот. Поэтому места для исторического справедливого великодушия (да и вообще чего-нибудь великого) в фильмах тех лет не было и не могло быть…

Полностью ретро-рецензия Виктора Мараховского
– на портале «История.рф»