Зазвенели первые отрадные звоночки, практические отклики на завизированный президентом Украины и, следовательно, вступивший в силу, закон «Об основах государственной языковой политики», который парламент принял 3 июля.

Закон разрешает использовать русский язык в официальном делопроизводстве в регионах, в которых не менее 10% жителей говорят на этом языке. Отсюда — живая реакция у правофланговых. Так, мэр Одессы Алексей Костусев созвал 13 августа внеочередную сессию Одесского горсовета для реализации положений закона. Как сообщили СМИ, в единственном проекте решения, внесенного в повестку дня сессии, Управлению образования горсовета предлагается обеспечить сбор заявлений родителей о желании обучать своих детей на украинском или русском языке. Причем это касается не только родителей первоклассников городских школ, а всех одесситов, чьи дети учатся в разных классах средних общеобразовательных заведений.

После принятия решения большинством голосов, которым ныне располагает фракция Партии регионов в Одесском горсовете, сбор соответствующих заявлений чиновники управления образования должны обеспечить до 15 сентября текущего года. Тенденция, ее динамика, внушает оптимизм: согласно данным Управления образования Одесского горсовета, количество русскоязычных классов в текущем году, по сравнению с прошлым годом, возросло: 1 сентября будет открыто 33 таких класса, а в 2011 году их было 26. Летом текущего года 52% родителей написали заявления, в которых высказались, чтобы их детей обучали на государственном языке, а 48% выбрали для своих детей русский язык обучения.

А что же в моем родном Харькове, исконно русском имперском городе, коего украинизация коснулась в наибольшей мере лишь в 1930-х (когда Харьков был первой столицей Советской Украины), а также в новейшие незалежные времена, прежде всего в 1990-е (тенденция пока сохраняется).

Директор Департамента образования Харьковского горсовета Ольга Деменко сообщила журналистам: «В Харькове настолько толерантная языковая политика, что этот закон никак не повлияет на сложившуюся ситуацию. В городе на протяжении длительного времени не возникала какая-либо языковая перипетия». Чиновница привела такую статистику: в Харькове функционируют 92 украинских, 53 русских и 35 двуязычных школ. «Это означает, что любой родитель выбирает тот язык обучения, который считает нужным. В прошлом учебном году 52-53% школьников обучались на украинском языке , 46-47% – на русском. Также в Харькове поддерживают и национальные школы — еврейские, корейские, азербайджанские. За последние три-четыре года количество учащихся в украиноязычных классах увеличилось. И не потому что кто-то насильно что-то насаждает. Просто молодые родители понимают, что мы живем в стране, где есть государственный язык и, несмотря на то, что 90% семей русскоязычные, они хотят, чтобы ребенок знал и русский, и украинский, и вообще как можно больше языков. В целом Харьков можно назвать образцом толерантной языковой политики», - пояснила Деменко.

Отчасти можно согласиться с этой дамой - в самом деле, «молодые родители понимают», в какой стране живут, однако мы тоже кое-что знаем про эту «толерантную языковую политику», поскольку и мы сами тут живем. Ту статистику, которую приводит г-жа Деменко, мы получили в результате политики последних двадцати лет. При наличии равных прав русского и украинского языков цифирь была бы совсем иной. Ну и нельзя не усмехнуться самой формулировке о том, что новый закон «никак не повлияет на систему образования в Харькове». Отчасти это утверждение подтверждает правоту скептиков, которые критиковали принятый закон. А именно: закон не дает возможности получения, скажем, высшего образования на русском языке, а потому меры закона – промежуточны и неполны. Необходимы дальнейшие внятные шаги по проведению в жизнь прав русского населения Украины.

И все же: кто хочет, тот находит возможности для активного действия и в рамках несовершенного закона. Как, например, правофланговые одесситы. Или киевляне, замечательно активизировавшиеся с русской школой на Левобережье. Хочется надеяться, что почины Одессы и Киева будут подхвачены во всех регионах, и родители активно подадут нужные им заявления, добьются реализации своих прав. Это и будет реальный, августа-сентября 2012 г., социологический срез, так сказать, импровизированный референдум о родных языках — в предложенных правовых обстоятельствах. Для начала.

Вой свидомых нас интересовать уже не должен. С нашего молчаливо-индифферентного, растерянного согласия им было дано 20 лет на демонстрацию человеческого лица, но они проявили себя лишь как пещерно-схронные насекомые. Моноэтнизация, монолингвицзация Украины не получилась. Да и не могла получиться.

Языковой вопрос в Одесском горсовете уже решен. Хочется верить, что не станут долго раскачиваться и другие заинтересованные регионы.