Запланированное на 1 мая 2015 года вступление Киргизии в Евразийский союз и осознание властями безальтернативности курса на евразийскую интеграцию неизбежно вызовет проведение Западом контрмер, направленных на удержание республики под контролем. Цель простая: дестабилизировать и без того самого слабого члена объединения с целью, как минимум, замедления процесса восстановления Евразии. Задача-максимум — хаотизация Средней Азии и перенос нестабильности в Китай, Казахстан и Россию.

Две Киргизии: Север против Юга

Киргизия за годы своей независимости уже дважды переживала государственные перевороты. В обоих случаях они приводили к:

 — кровопролитию, массовым беспорядкам на этнической почве, мародёрству и деморализации правоохранительных органов;

 — свержению президентов республики — северянина Аскара Акаева и выходца из южных регионов страны Курманбека Бакиева — с их последующим бегством в Россию и Беларусь;

 — ослаблению государства как социального института.

Причины, приводившие к запуску переворотов, комплексные и многофакторные. Республика исторически и экономически расколота на Север и Юг, которые имеют существенные различия как в этническом составе (на Юге больше узбеков), так в культурном плане (Север более вестернизирован) и религиозном аспекте (Юг более исламизирован).

В 2005-м причиной переворота стало ущемление правящим семейством Акаева имущественных интересов южан, а поводом — грязные выборы, на которых кандидаты-южане проиграли северянам и детям Аскара Акаева. В результате на Юге республики поднялся бунт, зачинщиками которого стали подконтрольные США некоммерческие организации, а ядром протеста — члены родов проигравших кандидатов, не желавшие терять свои инвестиции в выборы.

В 2010-м бунт начался с севера и уже обошёлся без политтехнологического символа, мобилизации масс посредством неправительственных организаций, а причиной стали неподъёмные тарифы на коммунальные услуги. Элитарии и буржуазия избавились от рода Бакиевых, которые превзошли свёрнутого ими Аскара Акаева и его детей по части отъёма бизнеса. Республику трансформировали из президентской в парламентскую, что позволило сбалансировать интересы кланов и родов.

Теперь же Киргизия оказывается перед вызовами и проблемами, которые на порядок серьёзнее всего, с чем ранее сталкивались власти республики, а решить накопленный ворох проблем будет в разы сложнее.

Критическая масса проблем

К началу 2015 года стало очевидно, что в республике накоплено критическое количество нерешённых проблем, что позволяет дестабилизировать Киргизию по сценарию цветной революции 2.0, которая чревата не просто приходом к власти старых элит, но и уничтожением государства и его распадом.

Во-первых, руководство республики проводит неугодный США внешнеполитический курс. Власти летом прошлого года закрыли американскую авиабазу Манас в аэропорту Бишкека, что стало пощёчиной Вашингтону, который такие вещи не прощает. «Чёрную метку» Бишкеку Вашингтон уже прислал, о чём заявил устами посла Памелы Спратлен.

Во-вторых, подошла к своему исчерпанию экономическая модель республики, основанная на реэкспорте товаров из Китая в страны ТС. Объёмы транзита грузов и торговли резко упали из-за переориентации предпринимателей КНР на Казахстан, создавший специальную торговую зону. Следовательно, падают доходы киргизской буржуазии, криминалитета и контрабандистов, что автоматически переводит их в разряд противников действующих властей.

В-третьих, власти пытаются восстановить суверенитет страны и навести кое-какой порядок в сфере государственного управления, что приводит к обострению политической борьбы, углублению противоречий между кланами Севера и Юга, что позволяет американцам посредством НКО играть на этом.

В-четвёртых, активизировалось ваххабитское подполье на Юге, возросло количество лиц, принимающих участие в ближневосточной войне на стороне ИГ, расширяется база общественной поддержки экстремизма.

В-пятых, Юг республики из-за конфликта между Бишкеком и Ташкентом оказался без узбекского газа, а маловодье привело к проблемам в электроэнергетике. Итогом стали проблемы в теплоснабжении и дефицит электроэнергии.

В-шестых, не решена проблема различных НКО, глубоко пустивших корни в политико-экономическую и общественно-культурную сферы жизни КР. В общей сложности российских, китайских, турецких и американских НКО в Киргизии насчитывается свыше 16 000. Естественно, постоянно функционируют около сотни, тогда как остальные пребывают в «спящем» режиме. Численность сотрудников различных НКО составляет порядка 250 000 человек из 5,5 млн населения. Собственно, сами представители НКО уже пригрозили Алмазбеку Атамбаеву свержением в случае принятия закона, ограничивающего их деятельность.

В-седьмых, государственный аппарат предельно неэффективен, а уровень коррупции чрезвычайно высок.

Не добавляют спокойствия периодически вспыхивающие вокруг золотого рудника Кумтор конфликты, а также сообщения о намерении монархий Персидского залива открыть свои дипломатические представительства на территории КР.

Принятие республики в ЕАЭС влечёт за собой необходимость решения вопросов демаркации и делимитации границ Киргизии с соседями — в первую очередь Таджикистаном и Узбекистаном, — не являющимися участниками процесса евразийской интеграции. Проблема границ дополнительно усугубляется наличием на территории Киргизии таджикских и узбекских анклавов, а также скверными таджикско-узбекско-киргизскими отношениями. Следует понимать, что создание надёжных государственных границ — удар по интересам контрабандистов и аффилированного с ними криминалитета, который обладает влиянием на политический класс Киргизии.

Стало быть, проблемы, которые не решались свыше 23 лет, накопились и достигли своей критической массы, а потому возможности для внешнего вмешательства стран Запада, в первую очередь США, чрезвычайно высоки, а поводом для запуска сценария разрушения Киргизии может стать буквально что угодно.

И тем не менее, власти республики в силу возможностей и понимания серьёзности вызовов пытаются решить часть проблем, однако деятельность является крайне непоследовательной и зачастую не доводится до логического завершения.

Эффективность или смерть: дилемма киргизской власти

Большинство экономических и энергетических проблем власти предельно ослабленной страны решают при активной поддержке и содействии России и Казахстана.

Например, изменение экономической модели республики осуществляется с помощью финансовых вливаний Казахстана и России посредством созданного в рамках «дорожной карты» интеграции инвестиционного фонда.

К решению проблем с энергетикой и газоснабжением подключилась Москва в лице «Газпрома» и Владимира Путина, поднявшего в ходе переговоров с Исламом Каримовым вопрос восстановления газоснабжения юга Киргизии.

Китай и Россия оказывает систематическую помощь правоохранительным органам Киргизии и помогают ей с перевооружением армии. Предпринимаются попытки по реформированию системы духовного образования и взаимоотношений «государство — религия».

В вопросе делимитации таджикско-киргизской границы достигнуты серьёзные успехи: стороны решили отказаться от использования в переговорах советских карт и разрешили все противоречия.

В сфере коррупции политика является крайне непоследовательной и проходит под лозунгом «шаг вперёд, два шага назад»: ни один крупный коррупционер не посажен, в отличие от соседнего Казахстана, где не так давно был арестован Серик Ахметов. В то же время власти предпринимают робкие шаги по национализации элит — в частности, ввели запрет на занятие государственных должностей лицами с двойным гражданством.

Достигнуты некоторые успехи в деле утихомиривания оппозиционеров, по крайней мере, сведений об их акциях стало меньше. С ОАЭ, где любили заседать киргизские оппозиционные парламентарии, достигнуты договорённости о выдаче преступников из КР. Данный шаг сможет уменьшить вероятность организации государственного переворота, однако лишь в том случае, если правоохранительные органы республики будут эффективно работать.

Принятие закона об НКО застопорилось и за год так и не продвинулось дальше разговоров, обсуждений да жалоб как киргизских грантоедов, так и американских дипломатов и международных НКО. Принятие данного закона и принуждение НКО к исполнению его норм, с одной стороны, станет гарантией снижения активности американцев в Киргизии, а с другой — подтолкнёт их к ускоренной подготовке переворота с целью восстановления статус-кво. Пока же НКО настолько глубоко проникли во все сферы общественной жизни, что, например, без проблем проводят семинары для представителей киргизского судейского корпуса и напрямую финансируют судебную реформу.

Полный хаос наблюдается в сфере СМИ, где влияние НКО огромно. Здесь зарегистрировано свыше 2800 СМИ, однако представители государства понятия не имеют об источниках их финансирования.

***

Итак, наступивший год станет для государственности Киргизии критическим, а власти республики будут проверены на адекватность и способность эффективно решить накопившиеся с начала 90-х гг. проблемы.

Шансы на повторение в Киргизии новой «цветной революции» оценил генеральный директор аналитического центра «Стратегия Восток — Запад» Дмитрий Орлов:

«Подходить к тому, что в Кыргызстане что-то произойдёт или не произойдёт с позиции «оранжевой революции» — всё равно, что готовиться к прошлой войне. Сейчас в тренде другой проект: «война чужими руками на чужой территории». Под ударом сейчас — все государства Большой Евразии.

Чтобы иметь возможность спрогнозировать стопроцентные успех или неудачу любой подобной «спецоперации» в Кыргызстане, раз уж мы о нём говорим, надо знать ответы на многие вопросы, начиная от интересов офшорной олигархии, её ресурсов и целей и заканчивая готовностью элит удержать власть.

Пример Януковича и его «ближнего круга» ещё слишком свеж в памяти — именно он и породил все вышеперечисленные вопросы. Точных ответов на них пока нет, поэтому делать тут какие-то прогнозы — дело заведомо неблагодарное и провальное. Одно могу сказать наверняка: кое-какие шаги в деле удержания ситуации уже предпринимаются. И если спецслужбы Кыргызстана не трубят о них на весь мир, это ещё ни о чём не говорит. Одно очевидно: то, что в Кыргызстане до сих пор ничего экстремального не произошло, — ещё и результат действий спецслужб».

А потому наиболее опасная пора — осень следующего года, когда запланировано проведение парламентских выборов. Пока власти республики меняют законодательство, пытаясь уменьшить риск цветной революции, не нарушив при этом баланса между Севером и Югом. При этом глава республики — Алмазбек Атамбаев — заявил о нежелании баллотироваться на второй президентский срок, однако уже сейчас вынужден отбиваться от шквала критики и обвинений.

Как киргизам, так и их соседям, и в том числе России и Китаю, следует готовиться к худшему: перевороту и возможной дезинтеграции республики. При этом устойчивость Киргизии будет напрямую зависеть от оказываемой Пекином и Москвой помощи Бишкеку — естественно, если элиты республики захотят бороться за сохранение власти и страны. Средняя Азия устроена куда сложнее, чем Украина, а потому противостояние в республике по линии Север — Юг и повторение украинского сценария грозит серьёзнейшими проблемами не только народу Киргизии, но и соседним республикам.