Грохнуло раз. Грохнуло другой. Дым, крики, горе, смерть и боль. Трупы.

Ну, а где трупы, там и падальщики.

Где русские трупы — там российские либералы.

Вот адвокат Волкова сочувствует:

Оппозиционер Олег Козырев, пользуясь отсутствием требований у террористов, подкинул вместо них свои:

Ну, тут понятно. Государство ранит граждан. Не террористы, а государство. Спецслужбы поэтому — ликвидировать, государство обезглавить. Ещё надо разрешить открыто сеять ненависть, распустить регионы. Ну, и «зелёная экономика» конечно. Терроризм — он от плохой экологии получается.

Поскольку плохая экономика и плохое государство порождают терроризм — надо ликвидировать государство и экономику. Сразу заживём.

А вот сочувствует народу политик Сергей Митрохин:

Выражаю искренние соболезнования родственникам и близким погибших. Желаю скорейшего выздоровления всем пострадавшим.

Ну, это для начала. Форма вежливости обязывает. А уж потом-то…

Граждане России должны знать, чем вообще сегодня занимаются спецслужбы. Например, не отвлекаются ли на подавление инакомыслия и гражданской активности значительные человеческие и финансовые ресурсы, которые были бы крайне необходимы для предупреждения террористических актов и других преступлений.

Перевожу: государство должно перестать мешать совершать «мирные» революции, кидать в полицейских камни и выбивать им зубы. Государство виновато в том, что тратит силы на друзей Сергея Митрохина. Логика та же самая, что и у Бориса Немцова во время пожаров под Москвой, когда люди задыхались от дыма: это полиция виновата. В том, что пришла на митинг, а не занимается пожарами под Москвой. Не Немцов виноват в том, что в критический момент отвлёк полицию от более важных дел вместо того, чтобы направить хоть раз в жизни своё стадо на помощь согражданам, а полиция виновата. Точно так же и тут. Видна близость интересов. Тут террористы играют роль пожара и прочего ЧП, во время которого можно отлично безнаказанно помародёрствовать, пользуясь занятостью полиции и спецслужб. Только в данном случае мародёрство — политическое.

Считаю, что Государственная Дума должна прервать каникулы и немедленно создать парламентскую комиссию для изучения действий спецслужб по расследованию и предупреждению терактов в Волгограде и на Северном Кавказе.

Для более эффективной работы комиссии к ней должны быть привлечены независимые эксперты, предложенные независимыми общественными объединениями и политическими партиями, в том числе оппозиционными.

Это — совсем хорошо. Это значит взять старую гиену Сергея Адамовича Ковалёва и поставить его на пост, с которого он сможет определять политику государства в отношении терроризма. Чем это кончится — см. Хасавюрт.

Хочется спросить Сергея и Олега: вас что — террористы уполномочили на ведение переговоров? Нет? Почему бы вам тогда не заткнуться и не перестать выдвигать требования? Или может быть вы — специалисты по борьбе с терроризмом? Могу я услышать какие-то ваши положительные рекомендации от «Альфы», например? Вы сходите в «Альфу» получите там справки, что они вас рекомендуют как специалистов? Ну, или просто получите. И так и так — отлично.

Новоизбранный мэр Екатеринбурга Ройзман вещает нам о пользе Забора израильской системы. Отлично. И где этот забор ставить? Евгений Вадимович не заметил, что в последних событиях ни одного фигуранта из Чечни не замечено? В Чечне всех наисимпатичнейший Рамзан Ахматович распугал. Дагестан, Мари-Эл — их будем забором обносить?  По периметру Российской Федерации? Большой подряд. Большой. На такие деньги можно пару стран полностью отстроить. И кто потом будет этот забор сторожить, чтобы его самого на стройматериалы не разобрали? Одни вопросы и никаких ответов.

Писатель Чхартишвили отвлёкся от написания истории государства Российского и занялся вопросами криминологии:

Бывший председатель ФСБ за полтора десятилетия с главной своей задачей не справился.

Всё не так. Не те методы, не те люди, не те приоритеты. Неужели не ясно, что эту запущенную, трагическую проблему спецслужбы не решат? Они долго пытались. Не вышло.

Нужно всё менять. Никакие «жёсткие меры» и смертные казни ничего не решат (испугали смертника смертной казнью). «Вертикальная» логика тут неэффективна, нужна «горизонтальная». Нужна консолидация общества, а как его консолидировать, если нет диалога — лишь раскол, дезорганизация, взаимное недоверие, враждебность?

Диалог — это не когда правитель вызывает к себе представителей гражданского общества или оппозиции и говорит: так и быть, я вас послушаю. Диалог — это разделение власти. На исполнительную, законодательную и судебную. При независимых от государства средствах массовой информации. Извините за эти прописи.

У светила нашей литературы (а теперь и истории) голова, точно так же как и у всех российских либералов, похожа на детский конструктор, в котором есть дырки опредёленной формы и фигуры, которые нужно сквозь эти дырки пропихивать. Только дырка там ровно одна и одной формы — никакие другие мысли в виде других фигур она внутрь себя не пропускает. Что бы ни случилось в природе или в государстве, в голову проваливается только про «долой вертикаль» и «диалог — это разделение властей». Как разделение властей и разрушение вертикали власти помешает готовить смертников — загадка неразрешимая, как загадка роковой женщины.

Мнения, экспертные мнения, авторитетные мнения, мнение международного сообщества. Мнения, мнения, мнения…

Что нам делать? За что нас убивают? Почему сейчас?

Нас убивают, чтобы убедить нас в том, что мы ничего не можем. Что мы — в чужой, в их власти. Что не мы решаем свою судьбу. Нас убивают, чтобы мы остановились и знали своё место. Место, которое определено не нами. Место народа, побеждённого в Холодной Войне раз и навсегда. Они хотят, чтобы мы забыли о реванше. Они хотят, чтобы мы и не думали о собственном государстве, о том, каким мы хотим видеть мир и наше место в нём.

Почему сейчас? Потому, что это — их единственное окно возможностей, к которому они готовились несколько лет. Пока Россия строила олимпийские объекты, они строили систему террора, которая должна развернуть свою работу именно сейчас — сейчас она даст наибольший эффект.

Почему Волгоград? Потому что не Москва, не Питер и не Сочи. В этих городах система безопасности лучше, концентрация полицейских сил — очень высокая, подполье — просвечивается. А Волгоград — он транспортно доступен, значим, но недостаточно прикрыт.

С Волгоградом сложилась та же ситуация, что и в 1942-м.

Враги хотят сказать нам, что никакого Союза 2.0 без Сталинграда 2.0 не будет.

И тут они правы.

Они хотят доказать нам, что мы — уже не то, что предки, что мы — недостойны, что у нас нет внутренних сил для того, чтобы выстоять.

Что же нам делать? Сдаться?

Этим нельзя сдаваться. Они от этого только входят в кураж, как всякий слабак и трус, которому неожиданно повезло оказаться в выигрышном положении по отношению к сильному. Такие не знают пощады. Солдаты, которых уговорила сдаться старая правозащитная гиена С. А. Ковалёв, могли бы подтвердить, но не подтвердят, так как их казнили — распяли, отрезали головы, члены, продали в рабство и там замучили.

Они не предлагают нам выбор между жизнью им смертью, они просто предлагают нам подохнуть рабами.

У нас тот же выбор, что и у предков в 1942-м.

Мы должны доказать им, что они ошиблись. Что они назначили себе в жертвы не тот народ. Что здесь они ничего не найдут — ни слабости, ни трусости. Ничего, что могло бы дать им победу.

Что нам противопоставить этой многоглавой сволочи, состоящей из банкиров, спецслужбистов, дипломатов, шахидов-фанатиков и отечественной рукопожатной журналистики? Откуда взять силы?

Там же где и всегда, там же, где находили всю свою историю.

Друг в друге.

Будем любить друг друга сильнее, чем они нас ненавидят. Не подведём друг друга. Не предадим. Не бросим никого в одиночестве. Не бросим того, кто в беде. Не постесняемся и не побоимся попросить помощи. Будем друг другу согражданами, товарищами, братьями. Будем друг другу тем, чем были задуманы — ближними.

Не впадём в истерику, не устроим панику. Не отвлечём бойцов ФСБ от наиболее важной работы — от вкатывания в головы бандитов свинцовых пилюль. Заткнём пасть провокаторам и паникёрам. Сами. Мы можем и имеем право.

Будем любить друг друга искренне и нелицемерно.

Друг в друге и в любви друг к другу мы найдём всё, что нам нужно, чтобы победить. Их ненависть ничего не может создать, потому что эта ненависть не опирается на любовь. Она может только разрушить.

Наша же любовь друг к другу создаёт победы.

Так покажем же им Сталинград 2.0. Покажем им то, чего они до смерти бояться увидеть — народ, который невозможно поработить, народ-воин, народ-творец, народ, состоящий из настоящих людей.

У вас ничего не получится, твари. Ничего. Вы выбрали себе в жертвы не тот народ. Вы совершили роковую ошибку. Мы — достойны наших предков.

У вас нет ничего, что могло быть дать вам преимущество над нами. У вас нет любви, нет настоящей силы, нет мужества, нет твёрдости. У вас есть только бородатые зомби.

Мы знаем, кто вы. Мы знаем, где вас искать.

И то, что вы прислали в наш Сталинград, — это ваше приглашение. И мы обязательно придём, как приходили всегда.

С Новым Годом вас, сограждане. С будущей Победой.

 

P.S. Получатель: ВОБФСПН

Банковские реквизиты:

ИНН 3444066961,КПП 344401001

р/с 40703810311000100039 в Отделении №8621 Сбербанка России г.Волгоград

к/с 30101810100000000647

БИК 041806647

Назначение платежа: «Благотворительное пожертвование на организацию помощи пострадавшим от террористических актов в городе Волгограде. Без НДС»

 

P.P.S.  Иногда кажется, что нам и вовсе не нужна творческая интеллигенция — столько она делает зла. Но это неправда.

Им никто не сказал, что троллейбус идёт на фронт.

Был обычный маршрут и обычный рабочий день.

Заурядные вещи — перчатки, кошёлка, зонт.

Чуть помятые лица невыспавшихся людей.

 

И никто не планировал гибнуть во цвете лет,

И от боли кричать, и от горя сходить с ума…

Ждал водитель, когда загорится зелёный свет,

Он подумать не мог, что бывает зелёной тьма.

 

Адский хохот шайтана несётся из этой тьмы –

Он доволен, что снова во всём обвинят ислам.

Как тревожен прогноз аномально жаркой зимы,

День вонзается в сердце осколками телеграмм.

 

Это та же война, пусть на новом своём витке.

Это чёрная птица нацелила клюв, ярясь.

И не суть, на каком она каркает языке,

И что вьётся вдоль крыл её — готика или вязь.

 

Ведь «Алах акбар» — то же самое «Готт мит унс»,

Та же самая ложь под словами святых молитв.

Чёрной мессы причастье — тяжёлый солёный вкус,

И не кровью барана в троллейбусе пол залит.

 

Это та же война, товарищ. С тем же врагом.

За Москву, Сталинград и дальше уже везде.

Нет укромных убежищ, всё ближе разрывов гром,

Нам решать, чему сбыться — победе или беде.

 

Выходя из дома, поправь наплечный ремень,

Сосчитай патроны мыслей, проверь прицел…

И в обычных делах завершая обычный день,

Отходи ко сну, как солдат, что остался цел,

 

Чтобы завтра вновь — на страницах и площадях

С многоглавым гадом вести свой неравный бой,

Ни на миг не сдаваясь — иначе не пощадят

Ни тебя, ни Ту, что с мечом стоит за тобой.

Марина Александрова

 

Террористы пробудили в нашем народе не только страх и ненависть. Они пробудили в нас и самое лучшее — взаимовыручку, товарищество и умение сопереживать. Нашу историческую память. Нашу традицию. Нашу поэзию.

Поэтому они обречены на поражение.