Односторонняя остановка проекта «Южный поток» вызвала в среде евробюрократов откровенное недоумение. Похоже, политический класс ЗАО «ЕС» настолько привык к подчинённой позиции России, что не мог допустить мысли о суверенных экономических решениях Москвы.

Бизнес континентального значения по торговле российским газом мгновенно ушёл в пользу Турции, которая из потребителя превратилась в транзитёра. Что не просто обеспечит турецкое хозяйство гарантированными поставками, но и обеспечит производство и переработку доступными энергоносителями в избытке. Что уже на следующем шаге сделает турецкие товары более конкурентными. Также Турция может торговать с Россией в национальных валютах, что обезопасит её от биржевых манипуляций с ценами на газ.

Южной Европе — в первую очередь балканским странам и Италии — теперь суждено не только переплачивать за российский газ, но ещё и попасть в ресурсную зависимость от турецкого транзита.

Но, как ни парадоксально, от закрытия проекта «Южный поток» Евросоюз не проиграл. Наоборот: Германия, держатель контрольного пакета ЗАО «ЕС», получила преимущества, которые в ближайшее время станут стратегическими.

Создание внутренней колонии на Балканах и в Южной Европе

Германия обеспечила своё производство и потребителей доступным газом с помощью «Северного потока». На сегодня германская экономика — это единственная экономика Европы, которая не только способна производить всё от иголки до научного оборудования, но и гарантированно обеспечена энергоресурсами напрямую от России.

В отличие от Германии, Южная Европа — балканские страны, Испания, Португалия, Греция и Италия — в глубоком кризисе. Регион уже сегодня испытывает огромные проблемы с собственным производством по всем товарным группам, кроме сельхозпроизводства, текстильной и лёгкой промышленности. Исключением являются только области северной Италии.

Теперь из-за удорожания энергоносителей возможностей для восстановления производства Южной Европы нет: индустрия будет дальше деградировать и не сможет конкурировать с германской.

Германия в новых условиях закрепляет за Южной Европой статус внутренней торговой колонии, которая вынуждена брать кредит у Германии на покупку германских же товаров.

Это колонизаторская стратегия, рассчитанная на то, что рано или поздно кредитуемый и потребляющий станет банкротом. Как это уже произошло с Грецией. Тогда кредитор взыщет долги национальными активами.

Так постепенно, шаг за шагом, финансовый капитал Германии станет собственником хозяйства, инфраструктуры и промышленности Южной Европы. Оставив национальным элитам право содержать социальных иждивенцев, вывешивать флаги и быть козлами отпущения для собственных граждан.

Внутренняя колония в Южной Европе как консенсус германских элит

Финансовому капиталу Германии необходима внутренняя колония в Южной Европе ещё и потому, что нужно помочь промышленному капиталу компенсировать потери от экономической войны с Россией.

На сегодня наметился серьёзный конфликт внутри германских элит. Раскол на финансовые элиты, ориентированные на создание зоны свободной торговли с США, и на промышленные элиты, заинтересованные в разновекторной торговле и продвижении товаров и технологий в Россию и Евразию, уже стал реальностью. Проявления раскола элит можно увидеть даже в Бундестаге, когда на сторону промышленников стали социалистические и социал-демократические партии.

Однако политическая власть в Германии сегодня находится в руках финансового капитала, который не заинтересован во внутриполитических кризисах в самой Германии. Потому что любой кризис может закончиться потерей власти в ходе очередных выборов. Надо не забывать, что Германия — это, пожалуй, единственное в мире эффективное парламентское государство. Плюс не стоит сбрасывать со счетов высокоорганизованные и разветвлённые профсоюзы, которые в случае сокращения производства перейдут к активным действиям и будут добиваться отставки федерального правительства.

Потери российского и евразийского рынков для германского производителя можно компенсировать только за счёт европейского потребителя. Поэтому германским промышленникам откроют возможности освоения рынка Балкан и Южной Европы в обмен на политическую лояльность. Параллельно финансовый капитал будет пытаться купировать профсоюзное движение и не допустить его смычки с левыми партиями и социал-демократами в Бундестаге.

Выводы для России и союзников

Первая экономическая война XXI века, которую стеснительно называют «санкциями», в очередной раз развела Россию и Германию по разные стороны мировых баррикад.

Правящие элиты Германии сделали свой выбор — и наивно предполагать, что они могли сделать не евроатлантический, а евразийский выбор. Никакого другого решения не могло быть принято, потому что финансовый капитал Германии и ЗАО «ЕС» стремятся сохранить связь и возможность черпать кредит из мирового эмиссионного центра, который сегодня находится в ЗАО «США».

Поэтому разрыв кооперационных и экономических связей между Германией и Россией и, соответственно, между Европой и Евразией будет только нарастать. Потому что будет укрепляться и обособляться зона свободной торговли, а затем и экономический союз между Берлином и Вашингтоном. Формирование единого евроатлантического рынка, который обеспечен штатовским кредитом и германским производством, — это повестка ближайших 3–5 лет.

Более того, к экономической войне против России в ближайший год присоединятся новые игроки: страны Южной Европы и Балкан, чья экономика уже зависит от германских кредитов, да и все остальные мелкие акционеры ЗАО «ЕС». Если национальные правительства будут сопротивляться — финансовый капитал обанкротит их рынки по греческой схеме и заменит администрацию на более лояльную. После чего обанкротившиеся страны будут отданы для освоения германским промышленным капиталом.

Такова экономическая реальность в Европе и Евроатлантике в начале XXI века.

Поэтому правящим элитам в Москве необходимо понять два простых факта:

— бессмысленно искать союзников среди членов ЗАО «ЕС», кроме тех случаев, когда они добиваются выхода из Евросоюза и восстановления финансового суверенитета;

— без отстранения от власти финансового капитала в Германии экономическая война против России не закончится.

Если этого не понять и не сделать основой экономической и внешней политики, то на третьем шаге финансовый и промышленный капиталы Германии и США будут колонизировать уже не Южную Европу и Балканы, а саму Россию.