Президент РФ Владимир Путин, вспоминая 1917-й, обвинил большевиков в обмане народа.

«Они [большевики] выступали за прекращение войны, правда, они «надули» общество. Вы сами знаете: земля — крестьянам, фабрики — рабочим, народу — мира. Мира не дали, началась Гражданская война, фабрики и землю отобрали. Так что надувательство полное», — рассказал Путин, рассматривая агитационные плакаты периода гражданской войны.

На лево-патриотическое крыло нашего общества речь про большевиков произвела нехороший эффект. Они-то думали, что Путин — хороший, а он — вон какой. Наше левое сообщество азартно принялось опровергать.

Путина обвинили и в исторической безграмотности, и в правом уклонизме, в конце концов неизбежно приходя к выводу, что он — ставленник Ельцина, капиталист, наёмник олигархов и т.п.

Я обычно воздерживаюсь от «гаданий на Путине». Но раз уж товарищи оппоненты начали, то почему бы не. Да, удивительно и даже несколько неприлично в 2014 году отвечать на вопрос «who is mr. Putin?», но раз приходится — надо.

Придётся также затронуть и тему большевиков. В том числе наиболее непростую и малоприятную часть их истории — ту, в которой они пришли к власти и боролись за её удержание.

Вот очень компетентный с точки зрения исторической науки анализ сказанного Путиным от Бориса Юлина:

«В рамках ликбеза разберу приведённую цитату на тему «правды»:

1. Большевики дали мир. Они заключили Брестский мир, после которого наступила мирная передышка.

2. Гражданскую войну, что характерно, начали не большевики. Они достаточно быстро и безболезненно захватили власть в стране. Гражданскую войну начали белые, у которых она сначала шла довольно вяло и широкий размах приобрела только за счёт мятежа белочехов (иностранные части с поддержкой Антанты) и наступления созданной и вооружённой немцами Донской армии Краснова.

3. Земли крестьянам большевики дали. Сначала — с переделом по числу едоков. Впоследствии — в виде артельного (общинного) землепользования в виде колхозов.

А отбирать у крестьян землю начали только при Горбачёве. И сейчас большую часть таки отобрали. Сейчас крестьяне не равноправные члены артели, а наёмное бесправное быдло.

4. Фабрики рабочим тоже дали. Но когда система показала низкую работоспособность и неспособность выполнять план — было проведена синдикализация промышленности. Но фабрики остались общенародным достоянием, с которого благами пользовались все граждане, но в первую очередь работники. Кто жил в городах с градообразующими предприятиями, тот помнит и предоставление жилья, и строительство объектов соцкультбыта, и профсоюзные путёвки.

Сейчас, в ходе приватизации, которая продолжается, фабрики как раз и забираются. И не президенту выступать про «отняли/обманули» после приватизации его ставленником РАО ЕС.

5. Ну и не Путину, после его похвал в адрес михалковской «шитадели», рассуждать о «глубокой объективной профессиональной оценке».

Прав ли ув. Юлин? Конечно, прав. Большевики не виноваты в начале Гражданской войны. И землю с заводами они в руки народа отдали.

…Но Путин не как историк высказался, а как чиновник. Как политик с конкретными функциями и со всеми профессиональными нюансами восприятия.

А с точки зрения политика ответственность политика — это ответственность не за намерения, а за результат. Не за теорию, а за практику.

А на практике всё же случились десять миллионов погибших, а фабриками и колхозами стали управлять всё те же большевики. Я не хочу оценивать, хорошо то было или плохо, и насколько это в итоге оказалось нам всем во благо. Просто результат вышел не соответствующий изначально заявленным намерениям. А политик отвечает за результат, а не за намерения, и за практику, а не за теорию.

Беспомощность защиты собственных чистых намерений лучше всего, пожалуй, отражена в двух изречениях Виктора Степановича Черномырдина: «хотели как лучше, а получилось как всегда» и «никогда у нас такого не было, и вот опять».

В теории Краснов плохой, а на практике его надо было расстреливать ещё тогда, когда он в первый раз был арестован, а не выпускать на волю под честное слово. В теории ты хозяин всех заводов и фабрик, земли, лесов и рек, а на практике без бумажки из аппарата ты ничего не можешь. Будет бумажка — будет детский сад, санаторий, дача. Не будет бумажки — ничего этого не будет. Никак. Ни за какие деньги. Ни по какому суду.

И кстати — к вопросу о Михалкове и его творениях. Я не в восторге (рецензию на его последнее творение я уже пишу). И возмущение ув. Бориса Юлина поклёпом на историю я всецело разделяю. Но позвольте мне привести примеры в своё время вполне большевистского творчества на тему России и её истории.

Безыменский Александр Ильич:

О, скоро ли рукою жёсткой

Рассеюшку с пути столкнут?

 

Александровский Василий Дмитриевич:

Русь! Сгнила? Умерла? Подохла?

Что же! Вечная память тебе.

 

Алтаузен Яков Моисеевич:

Я предлагаю Минина расплавить,

Пожарского. Зачем им пьедестал?

Довольно нам двух лавочников славить,

Их за прилавками Октябрь застал.

Случайно им мы не свернули шею.

Я знаю, это было бы под стать,

Подумаешь, они спасли Расею!

А может, лучше было б не спасать?

 

Вам это ничего не напоминает? Нечто до боли знакомое, вплоть до интонаций? Вот это вот «Рассеюшку», «Расею» не узнаёте?

Да, это именно она — либеральная риторика, знакомая нам по «Эху Москвы», «Нью Таймз», «Граням», «ЕЖ» и так далее и тому подобное. И если мы посмотрим на личные биографии всей тамошней тусовки, то мы увидим породистых, племенных, выставочных большевиков. И не только лишь все смогут сдержать своё желание съездить по какому-либо заслуженному либеральному лицу чем-то тяжёлым.

Нелюбовь довольно большого числа хороших русских людей к большевикам — во многом заслуга их дедушек, бабушек и учителей.

Это во многом именно наследие первых большевистских лет — мода на смердяковщину, на презрение к России и её народу.

Это потом, граждане, пришёл один русский грузинского происхождения и многое из того, что тогда считалось большевистским, резко откорректировал.

Кстати — об этом деятеле, тоже изначально большевистском, Путин говорит с уважением. Как мне кажется — потому, что понимает Иосифа Виссарионовича лучше, чем его предшественников.

Сталин, кстати, русофобию не переносил на дух и постоянно давал ей укорот. Он в своё время осаживал Демьяна Бедного за его русофобскую постановку «Богатыри», назвал его «Иваном, не помнящим родства» за навязчивую идею выбросить памятник Минину и Пожарскому с Красной площади. Дал замечательную отповедь Бухарину на его пассаж о том, что «русские — нация Обломовых»:

«Вряд ли тов. Бухарин сумеет объяснить с точки зрения своей «концепции», как это «нация Обломовых» могла исторически развиваться в рамках огромнейшего государства… И никак не понять, как русский народ создал таких гигантов художественного творчества и научной мысли, как Пушкин и Лермонтов, Ломоносов и Менделеев, Белинский и Чернышевский, Герцен и Добролюбов, Толстой и Горький, Сеченов и Павлов».

И поэтому сегодня для Путина, не любящего большевиков, Сталин — не революционер в первую очередь, а русский государственный деятель.

Будучи руководителем той же страны, находящимся в схожей исторической ситуации, нельзя не видеть в Сталине ставленника русской государственной системы, призванного укротить революционный хаос, прекратить «низвержение устоев» и прочую радикальщину, налипшую на все части государственного механизма, восстановить традицию, преемственность, глубину и ясность государственного мышления.

Сталин — это имперский реванш.

Сталина на вершину власти вывела практическая государственная работа, решения конкретных государственных проблем СССР, что требовало точных, конкретных знаний страны и её народов, её хозяйства, культуры и — самое важное — наличия прочнейшей связи с бюрократическим механизмом империи. Именно этот аппарат сделал ставку на Сталина.

Чиновничество — это матрица имперской России, и матрица защищает себя, производя из своей среды своеобразных «агентов Смитов».

Как мне кажется, в этом плане функция В. Путина (с поправкой на различие всего — от личностей до эпох) отчасти похожа на ту, что пришлось осуществить И.В. Сталину. Который, отметим, тоже при всей своей симпатии ко многим институтам «прежнего времени» восстановил далеко не все.

То, что происходило в нашей стране между 1991 и 2000 годами, можно описать как ползучую чиновничью реставрацию, когда люди в очках и нарукавниках занудно, скучно, медленно, но неуклонно выдавливали из государственной машины революционеров-демократов и носителей «нового мЫшления».

Доставшийся новой демократической России в наследство от СССР государственный аппарат, построенный для решения конкретных проблем с конкретными результатами, а не для вдохновенного экспериментирования в стиле «для излечения больных кур нарисуйте на курятнике жёлтый треугольник», аппарат, во многом унаследованный ещё от Российской Империи, наполненный квалифицированными специалистами во всех областях, безошибочно определявших в немцовых шулеров, органически не принимал «веяний».

В таких случаях обычно происходит военный переворот. Но в нашем случае армия (возможно, преднамеренно) была скована войной в Чечне.

Военного переворота не произошло. Произошло тихое удушение демократической революции руками в манжетах.

Во главе бунта, если это можно назвать бунтом, так как чиновничество — в принципе не революционный класс, оказались самые консервативные ведомства — ФСБ (та, которая «наследницакгб») и МИД. Потому, что там были наиболее квалифицированные кадры, и потому, что именно этим ведомствам лучше всего известны содержания слов «безопасность» и «национальный интерес».

Сначала МИД прожевал «мистера «ДА» Козырева. Потом пошло легче и везде.

Неспособность «революционеров» чем-либо реально управлять и руководить, что-то создавать и агрессия НАТО в Югославию ускорили дело. Стране для самосохранения потребовались люди, которые могут. Люди Системы. Подходящий «агент Смит» был найден. Сейчас его портреты висят во всех чиновничьих кабинетах.

То есть шутка Путина про то, что «внедрение на пост президента прошло успешно», которую он произнёс перед офицерами ФСБ и ГРУ, — шутка лишь отчасти.

Поэтому не нужно так сильно переживать, узнав, что «агент Смит» не любит революционеров.

Для «системника» революционеры — это безответственные «творческие натуры», ниспровергатели, агенты хаоса. Вирус.

Это очевидно.

И не нужно делать из этого вселенское открытие и кричать так, как будто только что проглотили красную таблетку.