Сначала о хорошем, потом о плохом.

О хорошем. Сформулированная достаточно понятно и чётко консервативная политическая парадигма – это очень здорово. Это наконец, в общем-то, обозначенная идентичность с абсолютно точной ссылкой на Бердяева (что консерватизм – это не отказ от движения вперёд, это отказ от движения назад). Это более чем актуально, потому что речь идёт – я процитирую президента – «о бесполой и бесплодной толерантности». Это позиция, которая востребована в России стопудово, но она востребована и в остальном мире. Потому что есть огромное количество людей во всём мире, лишённых права открыть рот на эту тему, потому что это табу. И они, когда они видят и слышат, что говорим мы, — вдохновляются. Они реально видят, что небо не упало на землю, ещё не все с ума сошли, ещё можно как-то жить. Это очень правильная, по всем впечатлениям адекватная, но это ещё, на самом деле, и очень выгодная позиция.

Что касается всего остального. Поражает одна вещь: всё, что касается социальной политики, всё, что касается внешней политики, всё, что касается политики вообще – очень чётко, понятно и обоснованно. Всё, что касается экономической политики – выглядит очень странно, я бы сказал – вырожденно. Такое впечатление, что президент имеет перед собой мишень и, не имея права стрелять в мишень, всё время стреляет в молоко вокруг мишени. То есть направление выстрела правильное, а попадания ноль, ну, в крайнем случае, в двойку. Но в десятку никто не стреляет, потому что это, грубо говоря, табу для президента. Нельзя стрелять в десятку.

Яркий пример – это разговор о производительности труда. Это же смешно. Производительность труда – это показатель индикативный, он не целевой. Целевым показателем является конкурентоспособность, если мы говорим о современной рыночной экономике. У правительства конкурентоспособность, видимо, в одном месте, и президент об этом не говорит, чтобы не стрелять в правительство.

Мы имеем абсолютно разрушительную, негативную макроэкономическую политику и президента, который пытается заниматься программами развития (и в том числе вполне дельными и вполне интересными, и вполне достойными внимания) вокруг абсолютно разрушительной макроэкономической политики правительства, не затрагивая эту политику. Это шизофрения, с ней надо кончать, так нельзя жить.

Поэтому совершенно во всех смыслах достойное, красивое президентское послание имеет огромную дыру в области экономической политики. Оно выглядит странно в этом направлении, просто странно и нелепо. Надо прекратить это занятие, когда правительство делает из президента дурака. Нельзя этого делать, это контрпродуктивно. Кроме того, если бы жертвой этой ситуации был один президент — ладно бы с ним, но жертвой является российская экономика.

Мы имеем а) абсолютно негативную, дегенеративную макроэкономическую политику, и б) попытки какими-то — достаточно, может быть, интересными и дельными — придумками компенсировать результаты системной макроэкономической политики правительства. Это шизофрения.