В последнее время стараниями определённой группы лиц вопрос о дружбе народов в нашей стране резко обострился. На обострившуюся тему заговорили все.

Уважаемая Маргарита Симоньян — главный редактор телеканала Russia Today — высказала в своём блоге несколько мыслей, касающихся нас с вами непосредственно и вызвавших обильное комментирование различной степени адекватности. Маргарита в своём тексте упомянула одно из решений национального вопроса, которое и мне кажется перспективным — решение «плавильного котла».

Маргарита сказала:

«У русских для сохранения Родины в её нынешнем виде нет другого пути, кроме как больше рожать и больше ассимилировать. Не гнать от себя, не пугать, не резать в метро, а плавить в одну общую культурно русскую массу, в пока ещё не существующий единый российский народ всех нерусских, рождённых и выросших на этой нашей земле. Нужно просто один раз перестать играть в чужие контексты и идеалы, в отравивший Европу уже почти до смерти красивенький мультикультурализм, в любой ценой сохранение и укрепление уникальных культур малых народов, в нерусские алфавиты и языки. Наша история, наша культура, наши ценности, наш первый и главный язык — всё это должно быть единым, непререкаемым, монолитным, необратимым, не зависящим от того, кто талантливее орёт на митинге или трибуне. Раз и навсегда.

Остальное дело техники».

Вот об остальном и хотелось бы поговорить. О том самом деле техники.

В голове среднего обывателя при слове «плавильный котёл» возникают чарующие картинки альтернативного школьного детства, в котором добрая учительница с влажными от чувств глазами рассказывает классу о культуре народов Кавказа. После чего все едят шашлык, приготовленный папой мальчика Армена, а на следующий день после уроков культуры народов Севера все лопают строганину, потом русская культура с куличами и так далее — до полного ожирения и одышки.

Есть и другое понимание «плавильного котла», существующее в головах наших национально-озабоченных. По их мнению, «плавильный котёл» — это когда русский женится на армянке, а потом их ребёнок каждое полнолуние обрастает характерной кепкой и испытывает тягу продавать людям хурму.

Новость: это не плавильный котёл. Это мультикультурализм.

В этом нет ничего плохого — культуры надо знать. Чем больше знаешь культур, тем больше понимаешь человека в целом. Знание культур развивает ум, чувство такта, повышает общий культурный уровень.

Но нужно понимать, что всё это — полезные и приятные дополнения к главному, которое нельзя уроками культур заменить.

Мультикультурализм образовывает слабые поверхностные связи различных групп друг с другом. То, что они слабые и поверхностные, — не значит, что они плохие и ненужные. Они нужны, но этого недостаточно. Это своего рода — первое знакомство, вводная глава в человеческое общение. Не более, но и не менее.

Плавильный котёл — штука гораздо более занимательная и весёлая.

В школе плавильный котёл начинается тогда, когда учительница по физике выдаёт на класс список задач и срок их решения с дедлайном. Когда учитель физкультуры устраивает эстафету с зачётом по последнему.

Поясню.

Плавильный котёл не просто устанавливает между членами социума новые прочные и глубокие связи — он разрушает связи старые. Родовые, тейповые, связи «большой семьи», устанавливая гегемонию семьи малой и трудовых коллективов как новых общностей и ячеек общества.

Плавильный котёл уничтожает старые табу и запреты, разделяющие людей по национальному признаку. Давайте я продемонстрирую это на примере всё той же Маргариты Симоньян:

«Моя прабабушка убежала в 15-м, в геноцид, из Трабзона, где была её Родина, в тогда ещё русский Крым, от турецких ножей, зарезавших её братьев, сестёр и родителей. Моя бабушка родилась и выросла в Сочи, при этом до 18 лет не говорила по-русски. Моему отцу не разрешили жениться на русской, ибо диаспора не одобряет браки с чужими, даже если эта диаспора живёт в уральском Краснотурьинске, где мой отец был рождён. Я сама — четвёртое поколение — родилась в Краснодаре, не говорю по-армянски, почти не знаю армянской истории, была в Армении один раз, в 25 лет, с Путиным в командировке, и моя Родина — однозначно Россия. Мой, так сказать, семейный «анамнез» — ужас и трагедия, с точки зрения истории армянского народа. А с точки зрения будущего России — только так и должно происходить.

Маленький дагестанец, ингуш, татарин, калмык (кого ещё режут в московском метро?) должен знать, что он, прежде всего, россиянин, а потом уже дагестанец, ингуш, татарин, калмык. Что бы об этом ни думали его родители. Как это знаю я, как это будут знать мои дети».

Общности, погружённые в этот «плавильный котёл», утрачивают свою твёрдость, запреты, табу, противоречащие общим интересам сценарии поведения. Почему раньше браки армян с русскими не допускались, а потом стали допускаться? Что, это диаспора так подобрела? Или может быть исчезла сама диаспора? Что пропущено в рассказе Маргариты? Как это происходит? Как достигается этот эффект «плавления»? Что это за воздействие, что эта за среда, которая заставляет народы «плавиться», утрачивая старые связи и ценности, и устанавливать новые?

Культурный облик народа, его традиции, фольклор, архитектура — результат его образа жизни, который продиктован средой обитания — ландшафтом. Ландшафт определяет проблемы, которые этносу необходимо преодолевать, и — самое главное — производственные отношения. Облик народа — отражение его способа добывать себе пропитание.

Плавильный котёл включается тогда, когда резко меняется среда обитания народа. Это может быть связано с миграцией или с изменением производственных отношений.

В случае семьи Маргариты Симоньян между переселением в Россию её бабушки и появлением самой Маргариты мы имеем советскую индустриализацию, всеобщее образование и научный рывок — те самые факторы, которые изменили характер производства, что повлекло изменение социальных отношений, а следовательно, и образа жизни, и культуры, и мировоззрения.

Советский плавильный котёл закипел на энергии модернизации.

Что особенно хочется отметить — это мобилизационный характер советской модернизации, которая поставила множество людей в ситуацию, когда чрезвычайные усилия для достижения общей задачи просто вырывали человека из национальных и семейных предрассудков. Они мобилизовывали человека до такой степени, что на предрассудки не оставалось ни времени, ни сил, ни воли.

Так возникали межнациональные браки, так возникал советский человек.

Такое можно увидеть и сейчас в трудовых коллективах. Но не часто.

Нынешние наши проблемы с межнациональными отношениями, остыванием плавильного котла, с фальшивой интеграцией и прочим — результат изменения производственных отношений.

Если СССР позиционировал себя как военную, научную и индустриальную державу, где соответственно уважаются солдаты и офицеры, учёные и производственники, то Российская Федерация, появившаяся на свет из руин СССР, позиционировала себя как страна бизнеса, приватизации и торговли.

Первичное накопление капитала в России — процесс, прямо противоположный производству.

Что такое приватизация и первичное накопление? Что скрывается за этими красивыми словами?

Это грабёж и хапок.

Грубо говоря: это для того, чтобы производить, изучать и открывать, нужен трудовой коллектив со всеми его атрибутами, а воровать и хапать лучше всего как раз по национальному и родственному признаку.

Моментально изменилась и культура. Дичать — легко.

Нужно отдавать себе отчёт в том, что если мы — страна бизнеса, реформ и торговли, то наша культура и наша элита будут культурой и элитой ростовщиков, присваивателей, махинаторов и торгашей. И нечего изумлённо смотреть на деградацию Большого театра, «вокал» Баскова и «балет» Волочковой — для торгашей и воров и так сойдёт. Ну и, само собой, Россия тогда будет полем битвы ларёчников, приватизаторов и осваивателей бюджетов с привлечением диаспор, землячеств, братвы и связей в аппарате.

Если вы хотите большего — нужно полностью менять образ жизни страны. Производственный образ жизни.

Для запуска плавильного котла необходимо запустить маховик прогресса.

Результатом такого запуска, я полагаю, будет восстановление русской культурной гегемонии на всём постсоветском пространстве.

Националисту есть о чём задуматься.