Агрессия США против России и захват ими контроля над Украиной является составной частью мировой гибридной (хаотической) войны, ведущейся Вашингтоном с целью удержания мирового лидерства в нарастающей конкуренции с Китаем. Россия избрана в качестве направления главного удара в силу сочетания объективных и субъективных обстоятельств.

Объективно эскалация международной военно-политической напряженности обусловлена сменой технологических укладов и вековых циклов накопления, в ходе которых происходит глубокая структурная перестройка экономики на основе принципиально новых технологий и новых механизмов воспроизводства капитала. В такие периоды, как показывает пятисотлетний опыт развития капитализма, происходит резкая дестабилизация системы международных отношений, разрушение старого и формирование нового миропорядка, которое сопровождается мировыми войнами между старыми и новыми лидерами за доминирование на мировом рынке.

Примерами подобных периодов в прошлом могут служить: война Нидерландов за независимость от Испании, в результате которой центр развития капитализма переместился из Италии (Генуи) в Голландию; Наполеоновские войны, в результате которых доминирование перешло к Великобритании; Первая и Вторая мировые войны, в результате которых доминирование в капиталистическом мире перешло к США и Холодная война между США и СССР, в результате которой США захватили глобальное лидерство за счет превосходства в развитии нового, основанного на микроэлектронике информационно-коммуникационного технологического уклада и установления монополии на эмиссию мировых денег.

В настоящий период на волне роста нового технологического уклада вперед вырывается Китай, а накопление капитала в Японии создает возможности для перемещения центра мирового воспроизводства капитала в Юго-Восточную Азию. Сталкиваясь с перенакоплением капитала в финансовых пирамидах и устаревших производствах, а также с утратой рынков сбыта своей продукции и падением доли доллара в международных транзакциях, США пытаются удержать лидерство за счет развертывания мировой войны с целью ослабления, как конкурентов, так и партнеров. Пытаясь установить контроль над Россией, Средней Азией и Ближним Востоком, США добиваются стратегического преимущества в управлении поставками углеводородов и других критически значимых природных ресурсов. Контроль США над Европой, Японией и Кореей обеспечивает им доминирование в создании новых знаний и разработке передовых технологий.

Субъективно антироссийская агрессия объясняется раздражением американских геополитиков самостоятельным внешнеполитическим курсом Президента России на широкую евразийскую интеграцию — от создания ЕАЭС и ШОС до инициатив по формированию единого экономического пространства от Лиссабона до Владивостока. США опасаются формирования независимых от них глобальных контуров расширенного воспроизводства, прежде всего, — странами БРИКС. Историческая роль России в организации глобальных интеграционных проектов предопределяет всплеск американской русофобии. При этом происходит демонизация Президента России, которого Вашингтон считает главным виновником в утрате контроля над Россией и Средней Азией, а проводимую им самостоятельную внешнюю политику рассматривает в качестве ключевой угрозы своему глобальному доминированию.

Развязываемая Вашингтоном мировая война отличается от предыдущей отсутствием фронтовых столкновений враждующих армий. Она ведется на основе использования современных информационно-когнитивных технологий с опорой на «мягкую силу» и ограниченное применение военной силы в формате карательных операций по наказанию лишенного возможности к сопротивлению противника. Расчет делается на дестабилизацию внутреннего состояния страны-жертвы посредством поражения ее общественного сознания подрывными идеями, ухудшения социально-экономического положения, выращивания разнообразных оппозиционных сил, подкупа продуктивной элиты с целью ослабления институтов государственной власти и свержения легитимного руководства с последующей передачей власти марионеточному правительству.

Такие войны называют гибридными: руководство страны-жертвы до последнего момента не чувствует угрозы со стороны противника, ее политическая воля сковывается бесконечными переговорами и консультациями, иммунитет подавляется демагогической пропагандой, в то время как противник ведет активную работу по разрушению структур ее внутренней и внешней безопасности. В решающий момент происходит их подрыв с военным подавлением возникающих очагов сопротивления. Именно таким образом США добились успеха в холодной войне против СССР, а в настоящее время создают воронки расширяющегося хаоса в стратегически важных регионах Ближнего и Среднего Востока и пытаются восстановить контроль над постсоветским пространством.

Организовав государственный переворот и установив полный контроль над структурами украинской государственной власти, Вашингтон делает ставку на превращение этой части Русского мира в плацдарм для военной, информационной, гуманитарной и политической интервенции в Россию с целью переноса хаотической войны на ее территорию, организации революции и последующего расчленения. Расчет делается на то, что у российского общественного сознания отсутствует иммунитет на проникновение агентов влияния с Украины, которая составляет неотъемлемую часть русской духовно-культурной корневой системы. А также на то, что российские вооруженные силы не посмеют применить оружие массового поражения против братского народа.

Развязывая украинско-российскую войну, США втягивают в нее против России страны НАТО, добиваясь одновременно антироссийскими экономическими санкциями ослабления ЕС и закрепляя свой контроль над Брюсселем. Организация военного конфликта между Россией и европейскими странами НАТО на территории Украины является наиболее желательным для США сценарием, для которых войны в Европе всегда были «хорошими». Развязывание такой войны под лозунгами защиты от «российской агрессии» является главной целью установленного американцами в Киеве русофобского режима. Пока он существует, провоцирование войны против России будет продолжаться, в том числе путем террора против русского населения Юго-Востока Украины.

Даже если удастся остановить американскую агрессию на Украине и купировать украинский кризис, не вызывает сомнений неизбежность длительного и существенного ухудшения торгово-экономических отношений между Россией и государствами-членами НАТО, а также другими зависимыми от США странами (Япония, Южная Корея, Канада, Австралия). С учетом высокой внешней зависимости российской экономики, это создает серьезные угрозы национальной безопасности. Наиболее острые из них касаются рисков замораживания валютных активов, отключения российских банков от международных платежных и информационных систем, запретов на поставки высокотехнологической продукции, ухудшения условий российского экспорта.

В настоящее время объем валютных активов Российской Федерации, размещенных в юрисдикции стран НАТО, составляет более 1,2 трлн. долл., в том числе краткосрочных — около 0,8 трлн. долл. Их замораживание может быть частично компенсировано ответными мерами в отношении активов стран НАТО в России, объем которых составляет 1,1 трлн. долл., в том числе долгосрочных — более 0,4 трлн. долл. Эта угроза была бы нейтрализована, если бы денежные власти своевременно организовали вывод российских краткосрочных активов из США и ЕС, что изменило бы сальдо в их сторону. Однако, несмотря на угрозы санкций, продолжается размещение в американских и европейских ценных бумагах российских активов.

Пока не поздно, необходимо срочно распродать валютные активы, размещенные в обязательствах США, Великобритании, Франции, Германии и других стран, участвующих в санкциях против России. Их следует заместить инвестициями в золото и другие драгоценные металлы, в создание запасов высоколиквидных товарных ценностей, в том числе критического импорта, в ценные бумаги стран-членов ЕАЭС, ШОС, БРИКС, а также в капитал международных организаций с российским участием (включая Евразийский банк развития, Межгосбанк СНГ, МИБ, Банк развития БРИКС и др.), расширение инфраструктуры поддержки российского экспорта. В числе элементов последней большое значение имеет создание международных биржевых площадок торговли российскими сырьевыми товарами в российской юрисдикции и за рубли, а также создание международных сетей сбыта и обслуживания российских товаров с высокой добавленной стоимостью.

В отношении наметившейся тенденции примораживания частных активов российских юридических и физических лиц, которым денежные власти западных стран начинают чинить препятствия в возврате денег в Россию, следует продумать меры по введению полного или частичного моратория на обслуживание кредитов и инвестиций из этих стран.

Центральный банк затянул создание национальной платежной системы обслуживания банковских карточек, а также международной системы обмена межбанковской информацией, которые могли бы обезопасить российскую финансовую систему от санкций со стороны находящихся в западной юрисдикции систем расчетно-платежных систем VISA, Mastercard, SWIFT, о чем говорилось уже три года назад. Сейчас создание таких систем международного уровня необходимо поставить в повестку дня очередной встречи стран БРИКС в Уфе с целью обеспечения работы российских платежных инструментов не только внутри страны, но и за рубежом (Приложение 1).

Необходимо выполнить уже неоднократно дававшиеся Президентом России указания о деофшоризации российской экономики, создающей закритическую зависимость ее воспроизводственных контуров от англосаксонских правовых и финансовых институтов и влекущей систематические потери российской финансовой системы до 60 млрд. долл. в год только на разнице в доходности занимаемого и размещаемого капитала. Соответствующие предложения неоднократно направлялись в Министерство финансов и Банк России (Приложение 2). Принятые недавно законодательные инициативы в этом направлении ограничены вопросами налогообложения перемещаемых за рубеж доходов, что не только не устраняет важнейшие мотивы вывоза капитала, но и стимулирует переход налогоплательщиков в иностранную юрисдикцию.

Важно добиться выполнения многократных указаний Президента России о создании национальной инфраструктуры финансового рынка, включая переход к использованию отечественных рейтинговых агентств, аудиторских, юридических и консалтинговых кампаний. Заминка с их исполнением влечет значительные потери национальной финансовой системы вследствие систематического занижения кредитных рейтингов российских заемщиков и недобросовестного поведения западных партнеров.

Чтобы проводить самостоятельную политику, необходимо управлять своим экономическим развитием. Контролируя воспроизводство национальной экономики, противник может манипулировать поведением делового сообщества, критически воздействуя на условия жизнедеятельности общества. Война с ним при таких обстоятельствах не может быть выиграна, что делает невозможным проведение самостоятельной внешней политики. Из этого следует, что самостоятельный внешнеполитический курс руководства России должен быть подкреплен восстановлением национального суверенитета и контроля над воспроизводством и развитием собственной экономики.

Самым же важным условием нейтрализации западных санкций является переход с внешних на внутренние источники кредита. Многократно высказывавшиеся российскими учеными и специалистами предложения по решению этой задачи, безапелляционно отвергаются руководством Банка России, которое продолжает в своей политике ориентироваться на обслуживание интересов иностранного капитала.

До сих пор, несмотря на печальный опыт оттока иностранного спекулятивного капитала в 1998, 2008 и 2014 годах, Банк России продолжает политику полной открытости российского финансового рынка, не предпринимая должных мер, как по противодействию вывозу капитала, так и по созданию внутренних источников кредита. Вследствие этой политики денежная масса в российской экономике формируется, в основном, под иностранные обязательства и остается явно недостаточной для финансирования даже простого воспроизводства основного капитала. Ее результатом стала глубокая внешняя зависимость российской экономики от внешнего рынка, ее сырьевая специализация, деградация инвестиционного сектора и упадок обрабатывающей промышленности, подчиненность финансовой системы интересам иностранного капитала, в пользу которого осуществляется ежегодный трансфер в размере 120-150 млрд. долл. (Приложение 3). Политика Банка России по завышению процентных ставок и ограничению объема кредита на фоне замораживания внешних источников кредита влечет сжатие денежного предложения, падение производства и инвестиций, а также цепочки банкротств предприятий с негативными социальными последствиями.

Подъем экономики, который по объективному состоянию факторов производства в прошлом году должен был составить 3-5% прироста ВВП, был остановлен последовательным повышением ключевой ставки ЦБ сверх уровня средней рентабельности реального сектора экономики. Это повышение было сделано исходя из стандартной рекомендации МВФ снижать инфляцию путем повышения ставки процента.

На практике такая политика приводит к попаданию экономики в стагфляционную ловушку. За последние два десятилетия проведены многочисленные исследования, свидетельствующие о том, что повышение процентной ставки и сжатие денежной массы, как правило, не приводят к снижению инфляции, но всегда и везде влекут падение производства и инвестиций, а также банковский кризис и лавину банкротств. Кроме того, в наших условиях демонетизации и монополизации экономики они сопровождаются не снижением, а повышением инфляции.

Второй грубой ошибкой ЦБ стал переход к свободному плаванию курса рубля. Не существует научного доказательства его необходимости при таргетировании инфляции. Наоборот, в условиях чрезмерной открытости российской экономики, зависимости ее экспорта от нефтяных цен и высокой доли импорта на потребительском рынке свободное курсообразование несовместимо с обеспечением макроэкономической стабильности. Колебание цен на мировом рынке, атака финансовых спекулянтов или любое другое изменение внешнеэкономических условий может опрокинуть планы по достижению целевого уровня инфляции.

Сочетание этих двух ошибок привело к тому, что, объявив о переходе к таргетированию инфляции, ЦБ достиг прямо противоположных результатов — инфляция подскочила вдвое, надолго подорвано доверие к национальной валюте и самому регулятору. Имея 6-8%-й потенциал ежегодного прироста ВВП и инвестиций, экономика России искусственно загнана в стагфляционную ловушку. Денежные власти ориентируют ее на 5%-е падение при 15%-й инфляции. При этом не исключается еще худший сценарий, чреватый дефолтом крупных российских заемщиков в случае продолжения оттока капитала и падения нефтяных цен. По итогам I квартала 2015 г. можно констатировать резкое ухудшение условий воспроизводства реального сектора российской экономики. Объем выданных ему кредитов сократился почти на полтриллиона рублей, на 60% выросла доля просроченной задолженности. С января с.г. она стала, в целом, убыточной. Суммарная прибыль предприятий сократилась вдвое по сравнению с докризисным 2007-м годом.

Продолжающаяся на этом фоне политика Банка России по дальнейшему сжатию денежной массы усугубляет эти процессы и влечет расстройство всей системы воспроизводства и денежного обращения. Снижение уровня монетизации в прошлом году на 10%, в этом году — на 15-20% неизбежно повлечет соответствующее падение инвестиций и производства, дальнейшее ухудшение финансового положения и массовые банкротства предприятий реального сектора.

Ухудшение условий воспроизводства реального сектора сопровождается поддержанием искусственной сверхприбыльности валютных спекуляций. Если в прошлом году валютные спекуляции на падении рубля давали 30-50% годовых, втягивания ¾ выделяемых Банком России кредитов на рефинансирование банковской системы, то сейчас они дают 40% на повышении курса рубля. Совершая операции валютного РЕПО, Банк России фактически субсидирует валютных спекулянтов, которые конвертируют получаемые под 2% валютные кредиты, приобретают ОФЗ с доходностью 10%, а затем вновь покупают валюту по снизившемуся курсу. Своей политикой Банк России стимулирует валютные спекуляции в ущерб реальному сектору. После повышения курса рубля на 1/3 он почти полностью утратил прирост ценовой конкурентоспособности, полученный в результате прошлогодней девальвации, что создает условия для новой девальвационной волны.

Как показывает этот пример, контуры внешнего управления экономической и социальной жизнью, будучи не осознанными, а значит не воспринятыми и не демонтированными, являются не менее опасными, чем прочие виды «сдерживания» России. В неосознанности и постепенности (обыденности) проявляются особенности когнитивного оружия, посредством которого Россию загоняют в навязанную извне колею, институциональные и финансовые ловушки, создают запредельные угрозы национальной безопасности, риск поражения в идущей полным ходом гибридной (экономической, информационной и иной, вплоть до горячей) войны. Внедрение в сознание руководителей и методики работы регуляторов ложных целей и негодных методов позволяет легко ими манипулировать, используя для саморазрушения собственной экономики и подчинения проводимой политики внешним интересам.

Указанные ошибки (на самом деле — контуры внешнего управления) дополняет еще одна догма МВФ о недопустимости валютных ограничений, следование которой оборачивается гигантской утечкой капитала, поощряет коррупцию, влечет офшоризацию экономики и ее чрезвычайную уязвимость от внешних угроз. Несостоятельность этой догмы, ориентированной на обеспечение интересов иностранного спекулятивного и оффшорного капитала, коррупционеров и организованной преступности, доказана как научными исследованиями, так и практическим опытом. Избирательное валютное регулирование и ограничения на трансграничное движение капитала практикуется подавляющим большинством стран, включая США. На системном уровне оно ведется нашими партнерами по БРИКС, весьма преуспевшими в привлечении прямых иностранных инвестиций. Доказана необходимость валютного контроля для отражения спекулятивных атак и обеспечения макроэкономической стабильности.

Если не предпринять срочных мер по кардинальному изменению денежно-кредитной политики в направлении создания внутренних источников долгосрочного кредита и обеспечения устойчивости российской валютно-финансовой системы (Приложение 4), то западные санкции могут остановить воспроизводство экспортно-ориентированных секторов российской экономики, а также парализовать деятельность ряда системообразующих банков и корпораций. В частности, необходимы незамедлительные меры по замещению внешних займов государственных корпораций и банков целевыми кредитами, предоставляемыми Банком России на аналогичных условиях через один из институтов развития или непосредственно под обязательства заемщиков. Однако, как и в прошлом году, Банк России игнорирует негативный эффект западных санкций, усиливая их действие своей жесткой денежной политикой. Тем временем, продолжая политику кредитной экспансии, денежные власти США и ЕС легко манипулируют российским фондовым рынком, критическим образом влияя на воспроизводство российской экономики и создавая конкурентные преимущества своим корпорациям, в том числе для поглощения наиболее ценных активов. Устойчивое развитие российской экономики, ее ремонетизация и модернизация, организация доступного для реального сектора долгосрочного кредита не могут быть обеспечены без исправления этой ошибки.

Общий долг российских заемщиков перед западными кредиторами составляет 560 млрд. долл. при величине валютных резервов 360 млрд.долл. Это создает риск дефолта российской финансовой системы и банкротства многих заемщиков в случае одномоментного затребования кредитов. Его можно устранить путем быстрой деофшоризации экономики, которая могла бы обеспечить прекращение систематического оттока капитала и возврат активов на полтриллиона долларов под российскую юрисдикцию. Важным стимулом к деофшоризации могла бы стать угроза национализации системообразующих корпораций в случае отказа их владельцев от возвращения активов в юрисдикцию России. В качестве премии за возвращение можно использовать замещение внешних кредитов внутренними, предоставляемыми на тех же условиях на принципах проектного финансирования.

Перечисленными выше мерами далеко не исчерпываются требования по обеспечению экономической безопасности, состояние которой является неудовлетворительным (Приложение 5). Из наиболее острых вопросов, требующих немедленных решений, следует выделить: удручающее состояние инвестиционного сектора, прежде всего — станкостроения, приборостроения, электронной промышленности; деградацию научно-технического потенциала вследствие многократного недофинансирования НИОКР и фактической ликвидации отраслевой науки и проектных институтов в ходе приватизационной кампании; дезорганизацию фундаментальной науки вследствие ее административного зажима в результате реформы РАН; нарастающее технологическое отставание в ключевых направлениях роста нового технологического уклада (нано-, биоинженерные и информационные технологии); чрезмерная зависимость от иностранной техники в критически значимых отраслях (авиационный транспорт, лекарства, информационно-коммуникационное оборудование).

Для преодоления закритической внешней зависимости от импорта иностранной техники необходимы крупномасштабные программы импортозамещения, сбалансированные по материальным, финансовым и трудовым ресурсам. Это невозможно сделать в рамках существующей системы регулирования экономики, в которой утрачены методы планирования, включая составление балансов, целевого программирования, научно-технического прогнозирования, системного проектирования. Необходимо развертывание системы стратегического планирования с централизацией ключевых функций на уровне Президента России (Приложение 6).

Главной угрозой экономических санкций является изоляция России от доступа к новым технологиям. Если ее не нейтрализовать, через несколько лет наша экономика окажется в состоянии необратимого отставания в освоении производств нового технологического уклада, выход которого на длинную волну роста обеспечит перевооружение как промышленности, так и армии на качественно новом уровне эффективности. Чтобы не допустить этого отставания необходимо, с одной стороны, многократно увеличить ассигнования на НИОКР в ключевых направлениях роста нового технологического уклада. А, с другой стороны, обеспечить кардинальное повышение ответственности руководителей институтов развития за эффективное использование выделяемых средств. Для этого необходимо создание современной системы управления научно-техническим развитием страны, охватывающей все стадии научных исследований и научно-производственного цикла и ориентированной на модернизацию экономики на основе нового технологического уклада (Приложение 7).

Охарактеризованные выше предложения по укреплению экономической безопасности страны в условиях разворачиваемой против России мировой гибридной войны ориентированы, в основном, на повышение эффективности работы государственных институтов. Наряду с этим должны поддерживаться благоприятные условия для предпринимательской инициативы и роста частной деловой активности. Кроме предложенных мер по формированию внутренних источников дешевого долгосрочного кредита, они должны включать проведение налогового маневра в целях переноса налоговой нагрузки со сферы производства на сферу потребления (Приложение 8), а также меры по снижению издержек на услуги инфраструктурных отраслей, прежде всего электроэнергетики, непродуманное реформирование которой повлекло многократный рост тарифа в интересах монопольных посредников (Приложение 9).

Реализация перечисленных мер, и, прежде всего, устранение причин стагфляции и создание необходимых условий для экономического роста (Приложение 10) должна быть проведена в течение ближайшего года. В противном случае эскалация экономических санкций против России повлечет разрушение замыкающихся на внешний рынок воспроизводственных контуров и резкое падение уровня доходов субъектов экономической деятельности, остановку многих импортозависимых производств, а также банкротство многих зависимых от внешних источников кредита предприятий. Это повлечет ощутимое падение уровня жизни населения (к концу 2015 г. — до уровня 2003 г., нивелировав позитивный эффект роста доходов в течение 10 лет), что даст возможность нашим противникам перейти к следующей фазе хаотической войны против России.

Без долгосрочного целеполагания, без общей системной работы государства, предприятий и граждан по реализации курса на суверенное развитие в современном социально и технологически передовом понимании — роль России в мире, устойчивость внутреннего социального и экономического порядка не могут быть гарантированы.

Следует дать ясные ориентиры всем социальным группам и общественному мнению по объективному международному и внутреннему положению страны. Без мероприятий информационного и кадрового характера меры по противодействию экономическим угрозам будут недостаточно эффективны.

Россия поставлена в условия борьбы за само свое независимое существование, когда сохранение зависимого положения экономики от западного ядра мировой финансово-экономической системы влечет поражение в развязанной США гибридной войне и угрозу утраты национального суверенитета. Нейтрализация этой угрозы невозможна без смены модели «встраивания» страны в мировую экономику, формирования суверенных источников и механизмов развития, без выстраивания широкой антивоенной коалиции стран на основе механизма равноправного партнерства, взаимной выгоды и уважения национального суверенитета.

В любом случае, требуется дать системный долгосрочный ответ на введенное надолго кредитное и технологическое эмбарго, так как отсутствие ответа провоцирует Запад на введение следующих пакетов эмбарго — торгового и платежного, включая замораживание валютных активов, отключение российских банков от международных платежных и информационных систем, ухудшение условий российского экспорта.

Речь идет о неотложных и системных (взаимообусловленных) мерах по мобилизации государства и общества к отражению угроз самому существованию России как суверенного государства. При этом такие меры объективно должны носить комплексный характер: не только оборона и дипломатия (что относится к области геополитики), но и восстановление контроля над внутренними рынками, в том числе, валютного контроля, а также интеграция с партнерами, формирование эшелонированной системы защиты экономических интересов РФ, мониторинга и опережающего реагирования на растущие угрозы национальной безопасности в области экономики.

Совет Безопасности должен выполнять роль «гражданского Генштаба», формируя адекватный стратегический план противодействия угрозам, в реализации которого участвуют все органы управления экономикой страны.

Приложение 1

Неудовлетворенность сложившейся глобальной системой с безраздельным доминированием в ней США характерна для всех стран БРИКС и может служить цементирующей основой для формирования их валютно-финансового союза на основе поэтапного ослабления зависимости от долларо-центричной системы.

1. Формирование совместной международной платежной системы стран БРИКС с учетом планов по созданию российской национальной платежной системы.

В настоящее время национальные платежные системы существуют во всех странах БРИКС, причем китайская национальная платежная система China UnionPay уже стала международной.

Справочно:

China UnionPay (далее — СUP) как национальная платежная система Китая учреждена в 2002 г. Ее акционерами являются более 200 китайских финансовых учреждений, крупнейшему из которых принадлежит порядка 6% акций. Платежные карты UnionPay (UP) сейчас принимаются почти в 150 и выпускаются более чем в 30 странах. Число принимающих их банкоматов превысило 1 млн., а по количеству выпущенных карт (почти 3,5 млрд. штук или 34% всего мирового выпуска) СUP — глобальный лидер (на Visaприходится около 25% глобального выпуска платежных карт, на Master Card — 19%) В Россию CUP пришла в 2008 г. после подписания соглашения с российским Еврофинанс Моснарбанк о совместном выпуске карты для российских пользователей.

Решаемая в настоящее время в России задача формирования собственной национальной платежной системы должна состыковываться с устоявшимися международными платежными системами. Это можно сделать в сотрудничестве с Китайской стороной, что потребует заключения соответствующего рамочного соглашения. При соответствующих шагах других стран БРИКС возможно успешное продвижение на глобальном рынке (странами с общим населением более 3 миллиардов человек) новой международной платежной системы с карточкой, совместимой со всеми национальными платежными системами стран БРИКС. Россия же может стать пионером выпуска такой карточки в ходе формирования национальной платежной системы.

В случае включения темы выпуска общей платежной карточки БРИКС в повестку дня Саммита в Уфе, в итоговом документе может быть дано поручение центральным банкам и министерствам финансов проработать данный вопрос совместно с Деловым советом БРИКС и представить согласованные практические предложения к очередному Саммиту БРИКС.

2. Учреждение совместного многостороннего агентства по гарантированию инвестиций (типа MIGA в группе Всемирного банка), которое при определении размеров страховой премии будет ориентироваться на оценки рисков рейтинговых агентств стран БРИКС.

3. Разработка международных стандартов определения рейтингов и деятельности рейтинговых агентств в целях снижения системного искажения оценки рискованности котирующихся на рынке активов в пользу той или иной страны, а также обеспечение унифицированного международного регулирования рейтинговых агентств. На уровне стран БРИКС определить соответствующие процедуры сертификации и лицензирования рейтинговых агентств, оценки которых должны иметь международное признание. Можно использовать в этих целях формируемый Банк развития БРИКС. Аналогичный подход следует применить и к деятельности аудиторских компаний и юридических консультантов.

4. Создание собственной глобальной системы международных расчетов, альтернативной ныне доминирующей в межбанковских расчетах системе SWIFT, что даст импульс расширению использования ГЛОНАСС, а также развитию оптоволоконных коммуникаций.

5. Согласование правил действия национальных денежных властей при необходимости защиты своих валютно-финансовых систем от спекулятивных атак и подавления связанной с ними турбулентности. Вопреки позиции США и МВФ, целесообразно договориться о признании необходимости создания национальных систем защиты от глобальных рисков финансовой дестабилизации, включающих: а) институт резервирования по валютным операциям движения капитала; б) налог на доходы от продажи активов нерезидентами, ставка, которого зависит от срока владения активом; в) налог Тобина (в том числе, на операции с иностранными валютами — налог на вывоз капитала); г) предоставление странам возможности введения ограничений на трансграничное перемещение капитала по операциям, представляющим угрозу национальной безопасности.

6. Обсуждение совместной инициативы по формированию системы международного регулирования глобальной информационной инфраструктуры.

С учетом глобального значения Интернета, платежных систем, систем межбанковских расчетов, операционных компьютерных систем и иных коммуникативных средств обеспечения миропорядка следует вывести вопросы их администрирования из национального ведения на глобальный уровень и принять (так, как это обстоит в других важных глобальных вопросах — климата, мореплавания и др.) международные соглашения и правила, исключающие дискриминационный доступ к этим мировым инфраструктурам.

7. Создание интеллектуально-прогностической сети научных институтов стран БРИКС с целью разработки новой архитектуры глобальной валютно-финансовой системы, выработки совместных планов развития, определения общих интересов и мер их реализации, а также рекомендаций в области интеграционной политики (в противовес Вашингтонскому консенсусу, новую парадигму экономической политики можно было бы назвать консенсусом БРИКС).

Приложение 2

Опыт кризиса 2008 года выявил высокую уязвимость российской экономики от мирового финансового рынка, регулирование которого осуществляется дискриминационными для России способами, включая занижение кредитных рейтингов, предъявление неравномерных требований по открытости внутреннего рынка и соблюдению финансовых ограничений, навязывание механизмов неэквивалентного внешнеэкономического обмена, в которых Россия ежегодно теряет около 100 млрд. долл. В том числе, около 60 млрд. долл. уходит из страны в форме сальдо по доходам от иностранных кредитов и инвестиций и около 50 млрд. долл. составляет нелегальная утечка капитала. Накопленный объем последней достиг 0,5 трлн. долл., что в сумме с прямыми иностранными инвестициями российских резидентов составляет около 1 трлн. долл. вывезенного капитала. Потери доходов бюджетной системы вследствие утечки капитала составили в 2012 г. 839 млрд. руб. (1,3% ВВП). Общий объем потерь бюджетной системы вследствие офшоризации экономики, утечки капитала и других операций по уклонению от налогов оценивается в 2012 г. в 5 трлн. руб.

Особую угрозу национальной безопасности в условиях нарастающей глобальной нестабильности создает сложившаяся ситуация с регистрацией прав собственности на большую часть крупных российских негосударственных корпораций и их активов (до 80%) в офшорных зонах, где осуществляется основная часть операций с их оборотом. На них же приходится около 85% накопленных ПИИ, как в Россию, так и из России. Нарастающая эмиссия необеспеченных мировых валют создает благоприятные условия для поглощения переведенных в офшорную юрисдикцию российских активов иностранным капиталом, что угрожает экономическому суверенитету страны.

Нарастание указанных выше угроз сверх критических параметров требует в кратчайшие сроки реализовать следующий комплекс мер по обеспечению экономической безопасности России в условиях нарастающей глобальной нестабильности.

1. По деофшоризации и прекращению незаконного вывоза капитала:

1.1 Законодательно ввести понятие «национальная компания», удовлетворяющее требованиям: регистрации, налогового резидентства и ведения основной деятельности в России, принадлежности российским резидентам, не имеющим аффилированности с иностранными лицами и юрисдикциями. Только национальным компаниям и российским гражданам-резидентам следует предоставлять доступ к недрам и другим природным ресурсам, госзаказам, госпрограммам, госсубсидиям, кредитам, концессиям, к собственности и управлению недвижимостью, к жилищному и инфраструктурному строительству, к операциям со сбережениями населения, а также к другим стратегически важным для государства и чувствительным для общества видам деятельности;

1.2 Обязать конечных владельцев акций российских системообразующих предприятий зарегистрировать свои права собственности на них в российских регистраторах, выйдя из офшорной тени;

1.3 Заключить соглашения об обмене налоговой информацией с офшорами, денонсировать имеющиеся соглашения с ними об избежании двойного налогообложения, включая Кипр и Люксембург, являющиеся транзитными офшорами. Определить единый перечень офшоров, в том числе, находящихся внутри оншоров;

1.4 Законодательно запретить перевод активов в офшорные юрисдикции, с которыми не заключены соглашения об обмене налоговой информацией по модели транспарентности, выработанной ОЭСР;

1.5 Ввести в отношении офшорных компаний, принадлежащих российским резидентам, требования по соблюдению российского законодательства по предоставлению информации об участниках компании (акционеры, вкладчики, выгодоприобретатели), а также по раскрытию налоговой информации для целей налогообложения в России всех доходов, получаемых от российских источников под угрозой установления 30%-ого налога на все операции с «не сотрудничающими» офшорами;

1.6 Сформировать «черный список» зарубежных банков, участвующих в сомнительных финансовых схемах с российскими компаниями и банками, отнеся операции с ними к разряду сомнительных;

1.7 Ввести разрешительный порядок офшорных операций для российских компаний с государственным участием;

1.8 Разработать Президентскую программу деофшоризации российской экономики с учетом положений Посланий Президента Федеральному Собранию 2012 и 2013 гг., Указа Президента РФ от 7 мая 2012 г. № 596;

1.9 Принять комплекс мер, снижающих налоговые потери от несанкционированного вывоза капитала: 1) возмещение НДС экспортерам только после поступления экспортной выручки; 2) взимание авансовых платежей по НДС уполномоченными банками при перечислении поставщикам-нерезидентам импортных авансов; 3) введение штрафов за просроченную дебиторскую задолженность по импортным контрактам, непоступление экспортной выручки, а также по другим видам незаконного вывоза капитала в размере его величины;

1.10 Прекратить включение во внереализационные расходы (уменьшающие налогооблагаемую прибыль) безнадежных долгов нерезидентов российским предприятиям. Предъявление исков к управляющим о возмещении ущерба предприятию и государству в случае выявления таких долгов;

1.11 Ужесточить административную и уголовную ответственность за незаконный вывоз капитала с территории государств-членов Таможенного союза, в том числе в форме притворных внешнеторговых и кредитных операций, уплаты завышенных процентов по иностранным кредитам;

1.12 Начать активную работу правоохранительных органов по распространению действия статьи 174 Уголовного Кодекса «Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем» на доходы, полученные путем совершения налоговых преступлений и путем незаконного вывоза капитала, а также включение в состав налоговых преступлений неуплату налогов при наличии налогооблагаемой базы;

1.13 Ввести налоги на спекулятивные финансовые операции (планируемый в ЕС налог Тобина) и чистый вывоз капитала;

1.14 Улучшить информационно-статистическую основу противодействия офшоризации экономики, утечке капитала и минимизации налогов, включая получение данных о платежном балансе и международной инвестиционной позиции от всех офшоров в страновом разрезе.

2. В целях предупреждения дальнейших потерь российской финансовой системы вследствие неэквивалентного внешнеэкономического обмена и защиты финансового рынка от угроз дестабилизации:

2.1 Для пресечения незаконных операций по вывозу капитала, сопровождающихся уклонением от налогов, создать единую информационную систему валютного и налогового контроля, включающую электронное декларирование паспортов сделок с передачей их в базы данных всех органов валютного и налогового контроля, введение норм ответственности руководителей предприятий, допускающих накопление просроченной дебиторской задолженности по экспортно-импортным операциям;

2.2 Упорядочить финансовый рынок, в том числе: усилить надзор за финансовым состоянием профессиональных участников, ценообразованием и уровнем рисков рынка; создать национальный расчетно-клиринговый центр; отрегулировать деятельность финансовых конгломератов и их агрегированных рисков;

2.3 Прекратить дискриминацию отечественных заемщиков и эмитентов перед иностранными (при расчете показателей ликвидности, достаточности капитала и др., ЦБ не должен считать обязательства нерезидентов и иностранных государств более надежными и ликвидными, чем аналогичные обязательства резидентов и российского государства). Ввести отечественные стандарты деятельности рейтинговых агентств и отказаться от использования оценок иностранных рейтинговых агентств в государственном регулировании;

2.4 Ввести ограничения на объемы забалансовых зарубежных активов и обязательств перед нерезидентами по деривативам российских организаций, ограничить вложения российских предприятий в иностранные ценные бумаги, включая государственные облигации США и других иностранных государств с высоким дефицитом бюджета или государственного долга;

2.5 Ввести заблаговременное предварительное уведомление об операциях по вывозу капитала, повысить резервные требования к российским банкам по операциям в иностранной валюте, установить ограничения на увеличение валютной позиции коммерческих банков;

2.6 Ускорить создание центрального депозитария, в котором организовать учет прав собственности на все акции российских предприятий;

2.7 Нормативно закрепить обязательности первичных размещений российских эмитентов на российских торговых площадках.

3. В целях увеличения потенциала и безопасности российской денежной системы и упрочения ее положения в мировой экономике, придания рублю функций международной резервной валюты и формирования московского финансового центра:

3.1 Стимулировать переход во взаимных расчетах в СНГ на рубли, в расчетах с ЕС — на рубли и евро, с Китаем — на рубли и юани. Рекомендовать хозяйствующим субъектам переходить на расчеты в рублях за экспортируемые и импортируемые товары и услуги. При этом предусматривать выделение связанных рублевых кредитов государствам-импортерам российской продукции для поддержания товарооборота, использовать в этих целях кредитно-валютные СВОПы;

3.2 Кардинально расширить систему обслуживания расчетов в национальных валютах между предприятиями государств СНГ посредством Межгосбанка СНГ, с иными государствами — с использованием контролируемых Россией международных финансовых организаций (МБЭС, МИБ, ЕАБР и др.);

3.3 Создать платежно-расчетную систему в национальных валютах государств-членов ЕврАзЭС. Разработать и внедрить собственную независимую систему международных расчетов, которая могла бы устранить критическую зависимость от подконтрольной США системы SWIFT. Включить в нее банки России и государств-членов Таможенного союза и СНГ, а также Китая, Ирана, Индии, Сирии. Венесуэлы и других традиционных партнеров;

3.4 Банку России рекомендовать осуществлять рефинансирование коммерческих банков под рублевое кредитование экспортно-импортных операций, а также учитывать в основных направлениях денежно-кредитной политики дополнительный спрос на рубли в связи с расширением внешнеторгового оборота в рублях и формированием зарубежных рублевых резервов иностранных государств и банков;

3.5 Организовать биржевую торговлю нефтью, нефтепродуктами, лесом, минеральными удобрениями, металлами, другими сырьевыми товарами в рублях; в целях обеспечения рыночного ценообразования и предотвращения использования трансфертных цен для уклонения от налогообложения обязать производителей биржевых товаров продавать через зарегистрированные Правительством России биржи не менее половины своей продукции, в том числе поставляемой на экспорт;

3.6 Ограничить заимствования контролируемых государством корпораций за рубежом; постепенно заместить инвалютные займы контролируемых государством компаний рублевыми кредитами государственных коммерческих банков за счет их целевого рефинансирования со стороны Центрального Банка под соответствующий процент;

3.7 Ограничить предоставление гарантий по вкладам граждан в рамках системы страхования вкладов только рублевыми вкладами с одновременным повышением нормативов обязательных резервов по вкладам в иностранной валюте;

3.8 Создать Перестраховочное общество на основе Экспортного страхового агентства России с использованием гарантий Внешэкономбанка вместо прямых инвестиций для наполнения уставного капитала общества; предоставление ему доминирующего положения на рынке перестрахования рисков российских резидентов;

3.9 Создать Московский клуб кредиторов и инвесторов для координации кредитно-инвестиционной политики российских банков и фондов за рубежом, работы по возвращению проблемных кредитов, выработки единой позиции по отношению к дефолтным странам-заемщикам.

Приложение 3

Приложение 4

Как показывает мировой опыт, для реализации открывающихся возможностей подъема на новой волне роста нового технологического уклада требуется мощный инициирующий импульс обновления основного капитала. Однако необходимый для этого уровень инвестиционной и инновационной активности вдвое превышает имеющийся в настоящее время у российской финансово-инвестиционной системы.

Одним из главных тормозов развития российской экономики в течение всего постсоветского периода была политика количественного ограничения денежного предложения со стороны Центрального банка (ЦБ) при эмиссии рублей преимущественно под прирост валютных резервов. Следствием этой политики стали: неразвитость механизмов рефинансирования экономической активности, недостаток «длинных денег» и внутренних источников кредитования инвестиций, подчинение эволюции экономики внешнему спросу, что стало ключевой причиной ее сырьевой ориентации.

Банк России в опубликованном 12 сентября с.г. проекте «Основных направлений единой государственной денежно-кредитной политики на 2015 год и период 2016 и 2017 годов» установил цель снижения инфляции за 2 года до 4%, при этом снимая с себя ответственность за состояние других параметров финансового рынка: «При проведении денежно-кредитной политики не устанавливаются целевые ориентиры по каким-либо другим экономическим параметрам, кроме инфляции». Подобная «антиинфляционная мания» Центробанка уже стоила России «потерянного десятилетия» в 90-х. В нынешних обстоятельствах отказ от таргетирования условий экономического роста (путем планирования денежной базы, которая у нас занижена по сравнению с нормой в 2-3 раза) и валютного курса приведет к стагнации экономики.

По данным Доклада о международной конкурентоспособности за 2013-2014 гг., Россия находится на 124 месте (из 148 стран) в мире по уровню доверия предпринимательского сообщества к устойчивости национальной банковской системы. Это доверие опустилось еще ниже вследствие отзыва лицензий у 81 кредитной организации с начала 2013 года. Пострадали интересы около полумиллиона человек, державших в этих банках около 200 млрд. руб., четверть из которых утрачена. В том числе, лишились значительной части своих средств около 4 тысяч индивидуальных предпринимателей. Многомиллиардные невосполнимые потери понесли юридические лица, что стимулировало новый всплеск бегства капитала. Возникшая среди части населения и предпринимательского сообщества банковская паника вызвала отток вкладов и бегство от рубля, что создает серьезные угрозы устойчивости валютно-финансовой системы страны.

Для обеспечения расширенного воспроизводства российская экономика нуждается в существенном повышении уровня монетизации, расширении кредита и мощности банковской системы. Необходимы экстренные меры по ее стабилизации, что требует увеличения предложения ликвидности и активизации роли ЦБ как кредитора последней инстанции. В отличие от экономик стран-эмитентов резервных валют, основные проблемы в российской экономике вызваны не избытком денежного предложения и связанных с ним финансовых пузырей, а хронической недомонетизацией экономики, которая длительное время работала «на износ» вследствие острого недостатка кредитов и инвестиций.

Необходимый уровень денежного предложения для подъема инвестиционной и инновационной активности должен определяться спросом на деньги со стороны реального сектора экономики и государственных институтов развития при регулирующем значении ставки рефинансирования. При этом переход к таргетированию инфляции не должен происходить за счет отказа от реализации других целей макроэкономической политики, включая обеспечение стабильного курса рубля, роста инвестиций, производства и занятости. Эти цели могут ранжироваться по приоритетности и задаваться в форме ограничений, достигаясь за счет гибкого использования имеющихся в распоряжении государства инструментов регулирования денежно-кредитной и валютной сферы. В сложившихся условиях приоритет следует отдавать росту производства и инвестиций в рамках установленных ограничений по инфляции и обменному курсу рубля. При этом для удержания инфляции в установленных пределах необходима комплексная система мер по ценообразованию и ценовой политике, валютному и банковского регулированию, развитию конкуренции.

Из теории экономического развития и практики развитых стран следует необходимость комплексного подхода к формированию денежного предложения в увязке с целями экономического развития и с опорой на внутренние источники денежной эмиссии. Важнейшим из них является механизм рефинансирования кредитных институтов, замкнутый на кредитование реального сектора экономики и инвестиций в приоритетные направления развития. Это можно сделать путем использования хорошо известных и отработанных в практике развитых стран косвенных (рефинансирование под залог обязательств государства и платежеспособных предприятий) и прямых (софинансирование государственных программ, предоставление госгарантий, фондирование институтов развития) способов денежной эмиссии. Не следует также исключать возможность направления денежной эмиссии на государственные нужды, как это делается в США, Японии, ЕС путем приобретения центральными банками государственных долговых обязательств.

Для формирования современной национальной кредитно-финансовой системы, адекватной задачам подъема инвестиционной активности в целях модернизации и развития российской экономики, предлагается следующий комплекс мер.

1. Настройка денежно-кредитной системы на цели развития и расширение возможностей кредитования реального сектора.

1.1. Законодательное включение в перечень целей государственной денежно-кредитной политики и деятельности Банка России создание условий для экономического роста, увеличения инвестиций и занятости.

1.2. Переход на регулирование денежного предложения посредством установления ставки рефинансирования с проведением денежной эмиссии преимущественно для рефинансирования коммерческих банков под залог кредитных требований к производственным предприятиям, облигаций государства и институтов развития. При этом ставка рефинансирования не должна превышать среднюю норму прибыли в инвестиционном комплексе за вычетом банковской маржи (2-3%), а сроки предоставления кредитов должны соответствовать типичной длительности научно-производственного цикла в обрабатывающей промышленности (до 7 лет). Доступ к системе рефинансирования должен быть открыт для всех коммерческих банков на универсальных условиях, а также для банков развития на особых условиях, соответствующих профилю и целям их деятельности (в том числе, с учетом ожидаемой окупаемости инвестиций в инфраструктуру — до 20-30 лет под 1-2%).

1.3. Кардинальное расширение ломбардного списка Центрального банка, включение в него векселей и облигаций платежеспособных предприятий, работающих в приоритетных направлениях, институтов развития, гарантий федерального правительства, субъектов федерации и муниципалитетов.

1.4. Во избежание стимулирования вывоза капитала и валютных спекуляций прием иностранных ценных бумаг и иностранных активов российских банков в качестве обеспечения ломбардных и иных кредитов ЦБ следует прекратить.

1.5. Существенное увеличение ресурсного потенциала институтов развития за счет их фондирования ЦБ под инвестиционные проекты, одобряемые правительством в соответствии с установленными приоритетными направлениями развития. Размещать такие кредиты институты развития должны на принципах целевого кредитования конкретных проектов, предусматривающих выделение денег исключительно под установленные ими расходы без перечисления денег на счет заемщика.

1.7. В целях обеспечения стабильных условий кредитования запретить коммерческим банкам пересматривать условия кредитных соглашений в одностороннем порядке.

1.8. Изменить стандарты оценки стоимости залогов, используя средневзвешенные рыночные цены среднесрочного периода и ограничить применение маржинальных требований. В том числе предусмотреть отказ от маржинальных требований к заемщикам со стороны Банка России и банков с государственным участием.

2. Создание необходимых условий для увеличения мощности российской валютно-финансовой системы.

2.1. Постепенно перейти на использование рублей в международных расчетах по торговым сделкам государственных корпораций, провести последовательное замещение их инвалютных займов рублевыми кредитами государственных коммерческих банков с предоставлением соответствующего фондирования со стороны ЦБ.

2.2. В целях обеспечения устойчивости обменного курса рубля расширить инструменты регулирования спроса и предложения иностранной валюты, предусмотрев возможность взимания экспортных пошлин в иностранной валюте с ее аккумулированием на валютных счетах правительства в случае избыточного предложения валюты и введения Банком России правила обязательной полной или частичной продажи валютной выручки экспортеров на внутреннем рынке в случае ее недостаточного предложения.

2.3. Фиксация котировок обменного курса в привязке к рублю, а не к доллару и евро, как это происходит в настоящее время. Установление заранее объявляемых границ колебаний курса рубля, поддерживаемых длительное время. При угрозе выхода за пределы этих границ проведение единовременного изменения курса с установлением новых границ в целях избежания провоцирования лавинообразного бегства капитала и валютных спекуляций против рубля, а также обеспечения мгновенной стабилизации его курса.

2.4. В целях предотвращения перетока эмитируемых для рефинансирования производственной деятельности и инвестиций денег на финансовый и валютный рынок, необходимо обеспечить целевое использование таких кредитов посредством соответствующих норм банковского надзора. Ввести ограничения на изменение валютной позиции коммерческих банков, прибегающих к рефинансированию ЦБ. Для ограничения финансовых спекуляций расширить систему регулирования финансового рычага, включив в нее небанковские компании.

2.5. Создание на базе Межгосбанка СНГ платежно-расчетной системы ЕврАзЭС со своими системами обмена информацией между банками, оценки кредитных рисков, котировки курсов обмена валют.

3. Стабилизация работы банковской системы.

Необходимо принять следующие меры по устранению угроз дестабилизации банковской системы, возникающих в связи с цепочкой банкротств лишаемых лицензий коммерческих банков.

3.1. Предоставление коммерческим банкам возможности немедленного получения стабилизационных кредитов на цели удовлетворения панических требований физических лиц в размере до 25% объема депозитов граждан.

3.2. Возобновление проведения Банком России беззалоговых кредитных аукционов для банков, испытывающих дефицит ликвидности.

3.3. Предпринять срочные меры по поддержанию текущей ликвидности банков: снижение отчислений в Фонд обязательных резервов; увеличение возможностей кредитования банков под залог «нерыночных активов»; расширение разнообразия таких активов. При необходимости уcтанавливать понижающие коэффициенты при расчете величины активов, взвешенных с учетом рисков для российских предприятий, имеющих рейтинги российских рейтинговых агентств. Обеспечить прозрачность и автоматизм механизмов оказания финансовой помощи.

3.4. Разработать методологию формирования и определить перечень стратегических предприятий, кредиты которым рефинансируются на льготных условиях.

3.5. Жестко пресекать попытки ряда коммерческих банков провоцировать банковскую панику для переманивания клиентов, ввести уголовную ответственность за такие действия.

3.6. Отложить внедрение в России стандартов Базеля-3 на 2-3 года — до восстановления объемов кредитования реального сектора экономики на докризисном уровне первой половины 2008 года. Скорректировать стандарты Базеля-3 с целью устранения искусственных ограничений инвестиционной деятельности. В рамках Базеля-2 расчет кредитного риска вести на основе внутренних рейтингов банков взамен рейтингов международных агентств, несостоятельность и непрофессионализм которых проявились в ходе финансового кризиса 2007-2008 годов.

При формировании денежной политики Банку России следует проводить оценку макроэкономических последствий эмиссии рублей по различным каналам: для рефинансирования коммерческих банков под обязательства производственных предприятий, под облигации государства и институтов развития, под замещение инвалютных кредитов, под приобретение иностранной валюты в валютный резерв, под внешний спрос на рубли для кредитования внешнеторгового оборота, капитальных операций и формирования рублевых резервов иностранных государств и банков. Методологическое обеспечение этой работы, включая построение имитационных экономико-математических моделей денежного обращения, могла бы взять на себя РАН в сотрудничестве с исследовательским подразделением Банка России.

Приложение 5

Результаты измерений показателей социально-экономического положения России по отношению к предельно-критическим значениям, установленным в результате научных исследований, свидетельствуют о неудовлетворительном состоянии социально-экономической безопасности (предельно критическим считается такое значение показателя, выход за границы которого свидетельствует о возникновении угрозы функционированию экономики и жизнедеятельности общества вследствие нарушения нормального течения отражаемых этим показателем процессов).

Ниже приведены оценки фактического состояния показателей, отражающих воспроизводство и способность к развитию социально-экономической системы России в сравнении с предельно-критическими значениями. При этом красным выделены те их соотношения, которые требуют управленческого воздействия со стороны органов государственной власти.

Таблица 1. Оценки, характеризующие воспроизводство человеческого потенциала в России

Показатель

Предельно 
критическое
значение

Фактическое
состояние
2013 г.

Фактическое
значение
к предельно
критическому

Коэффициент рождаемости (на 1000 чел. населения)

22

13,2

В 1,6 раза хуже

Уровень смертности (человек на 1000 жителей)

12,5

13

В 1,04 хуже

Естественный прирост (человек на 1000 жителей)

12,5

0,2

В 62 раза хуже

Продолжительность жизни (лет)

78

70,7

В 1,1 раза хуже

Разрыв между доходами 10% самых обеспеченных и 10% самых малообеспеченных групп (в разах)

8

16,2

В 2 раза хуже

Коэффициент Джини

0,3

0,4

В 1,3 раза хуже

Доля населения с доходами ниже величины прожиточного минимума (%)

7

11

В 1,6 раза хуже

Уровень безработицы

5

5,5

В 1,1 раза хуже

Уровень преступности (количество зарегистрированных преступлений на 100 тыс. чел. населения)

1000

1539

В 1,5 раза хуже

Соотношение среднедушевых денежных доходов населения и величины прожиточного минимума (раз)

3,5

3,4

В пределах нормы

Суммарный коэффициент рождаемости (среднее число детей, рожденных женщиной в фертильном возрасте)

2,15

1,6

В 1,3 раза хуже

Коэффициент старения населения (доля лиц 65 лет и старше к общей численности населения, %)

7

12,9

В пределах нормы

Индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП) (пункты)

0,800

0,778

В пределах нормы

Уровень потребления алкоголя (литров абсолютного алкоголя на душу населения)

8

13,5

В 1,7 раза хуже

Доля людей, употребляющих наркотики (%)

7

6

В пределах нормы

Число суицидов (на 100 тыс. человек населения)

20

19,6

В пределах нормы

Таблица 2. Оценки, характеризующие воспроизводство экономического потенциала России

Показатель

Предельно
критическое
значение

Фактическое
состояние
2013 г.

Соответствие

Объёмы инвестиций в основной капитал (% к ВВП)

25

19,8

В 1,25 раза хуже

Износ основных фондов (%)

40

78

В 1,95 раза хуже

Доля машиностроения в промышленности (%)

25

14

В 1,79 раза хуже

Доля обрабатывающих отраслей в промышленности (%)

70

64,8

В 1,08 раза хуже

Удельный вес убыточных организаций (% от общего количества действующих организаций)

25

27,3

В 1,1 раза хуже

Рентабельность производства (%)

15

9,5

В 1,09 раза хуже

Рентабельность активов (%)

12

6,8

В 1,8 раза хуже

Уровень инфляции (%)

15

6,5

В пределах нормы

Уровень социальной инфляции (%)

15

около 15

В пределах нормы

Доля отечественного производства в формировании ресурсов мяса и мясных продуктов на внутреннем рынке (%)

70

61,3

В 1,14 раза хуже

Доля материального производства в ВВП (%)

66

39

В 1,7 раза хуже

Уровень монетизации (M2) на конец года (% к ВВП)

75

41

В 1,8 раза хуже

Таблица 3. Оценки, характеризующие внешнеэкономическую зависимость России

 

Предельно
критическое
значение

Фактическое
состояние
2013 г.

Соответствие

Коэффициент достаточности международных резервов (% к трёхмесячному объёму импорта товаров и услуг)

9

40

В 4,4 раза лучше

Объём совокупного внешнего долга (% к ВВП на конец года)

25

34,8

В 1,4 раза хуже

Доля импортного оборудования во внутреннем спросе (%)

30

65,6

В 2,18 раза хуже

Доля импортного продовольствия в ВВП (%)

25-30

32

В 1,07-1,28 раза хуже

Доля экспорта в материальном производстве (%)

25

94

В 3,76 раза хуже

Доля иностранного капитала в инвестициях (%)

25

36

В 1,44 раза хуже

Объём иностранных обязательств коммерческих банков и прочих секторов (% к ВВП)

25

31

В 1,24 раза хуже

Доля просроченных и невозвращённых иностранных

кредитов (% от общего объёма полученных кредитов)

Доля иностранных инвесторов в структуре собственности свободно обращающихся акций (%)

25

30

50

60

В 2 раза хуже

В 2 раза хуже

Доля иностранных кредитов к M2 (%)

20

27

В 1,35 раза хуже

Дефицит торгового баланса: по методологии платёжного баланса (%)

15

Профицит

В пределах нормы

ВВП к мировому объёму (%)

7,5

2,7

В 2,7 раза хуже

ВВП на душу населения (%)

100

107

В пределах нормы

Объём иностранной валюты по отношению к рублёвой массе в национальной валюте (%)

10

50

В 5 раз хуже

Объём иностранной валюты в наличной форме к объёму наличных рублей (%)

25

100

В 4 раза хуже

Доля расходов на обслуживание внешнего государственного долга (% к общему объёму расходов федерального бюджета)

20

1,9

В пределах нормы

Отношение объёма внешнеторгового оборота (% к ВВП)

30

107

В 3,5 раза хуже

Таблица 4. Оценки, характеризующие конкурентоспособность российской экономики

 

Предельно
критическое
значение

Фактическое
состояние
2013 г.

Соответствие

Доля инновационно-активных предприятий (%)

40

10,1

В 4 раза хуже

Доля продукции обрабатывающей промышленности в экспорте (%)

50

23

В 2,17 раза хуже

Отгруженная инновационная продукция (% ко всей промышленной продукции)

15-20

8,9

В 2 раза хуже

Доля новых видов продукции в общем объёме машиностроительной продукции (%)

7

2,6

В 3,7 раза хуже

Расходы на научные исследования (% к ВВП)

3

1,5

В 2 раза хуже

Удельные показатели энергопотребления (т нефти на тыс. долл. ВВП):

     

общие затраты энергоресурсов

0,15

1,65

В 11 раз хуже

затраты электроэнергии

0,02

0,17

В 8,5 раза хуже

затраты нефти и газа

0,1

1,16

В 11,6 раза хуже

Потери полезных ископаемых в процессе добычи (% к общему объёму)

3-8

10-65

В 3,3-8,1 раза хуже

Среднегодовой темп прироста производительности труда (%)

6

3

В 2 раза хуже

Удельный вес российской высокотехнологической продукции на мировом рынке (%)

3

0,3

В 10 раз хуже

Доля интеллектуальной собственности в стоимости бизнеса (%)

25

10

В 2,5 раза хуже

Доля государственных расходов на экологию в ВВП (%)

5

0,8

В 6,3 раза хуже

Приложение 6

Реализация политики импортозамещения должна вестись в рамках общей стратегии опережающего развития экономики и начинаться с развертывания системы стратегического планирования, призванной обеспечить системное использование имеющихся у государства ресурсов для проведения модернизации и новой индустриализации экономики на основе нового технологического уклада.

Методология стратегического планирования предусматривает наличие системы долго-, средне- и краткосрочных прогнозов и выбора приоритетов экономического развития, инструментов и механизмов их реализации, включающих систему долгосрочных концепций, среднесрочных программ и планов, институты организации соответствующей деятельности, а также методы контроля и ответственности за достижение поставленных целей.

Принятый недавно законопроект «О государственном стратегическом планировании» предусматривает создание лишь некоторых элементов этой системы, главным образом — процедур подготовки соответствующих документов в рамках органов исполнительной власти.

Должны быть установлены интерактивные процедуры разработки долгосрочных прогнозов и концепций, среднесрочных программ и индикативных планов достижения согласованных и утвержденных целей развития. Целесообразно законодательно установить методы контроля и механизмы ответственности всех участников стратегического планирования на началах частно-государственного партнерства за выполнение согласованных мероприятий и задач. Особо важна интеграция в систему государственного стратегического планирования институтов развития, крупнейших корпораций, компаний и банков с государственным участием, крупных частных финансово-промышленных групп. Их совокупный производственный, финансовый и управленческий потенциал должен быть интегрирован не только при выработке стратегии, но и при ее реализации.

Следует также установить целевые показатели работы государственных институтов развития, корпораций и агентств по направлениям их деятельности, предусматривающих создание конкурентоспособных на мировом рынке производств нового технологического уклада, и ввести механизмы реальной ответственности за их своевременное достижение.

Система прогнозирования и планирования социально-экономического развития страны и её регионов должна опираться на общегосударственную правовую базу и содержать единый организационно-правовой механизм взаимодействия органов государственной власти федерального и регионального уровней, органов местного самоуправления, институтов развития, научных организаций и корпораций. Этот механизм должен обеспечивать интеграцию интересов и ресурсных возможностей всех заинтересованных сторон при разработке и реализации федеральных и региональных, муниципальных, ведомственных и корпоративных стратегических планов и программ. Субъекты Российской Федерации и муниципальные образования должны получить возможность участвовать в разработке, финансировании и реализации федеральных целевых программ, осуществляемых на их территории.

Стратегическое планирование должно ориентироваться на опережающий рост нового технологического уклада. Целесообразна разработка 5-летней программы модернизации экономики на его основе, предусматривающей меры по опережающему развитию составляющих его производственно-технологических комплексов, созданию благоприятной для этого макроэкономической среды и формированию соответствующих институтов и контуров управления.

Стратегическое планирование должно учитывать переход современного общества к экономике знаний, основным фактором роста которой является научно-технический прогресс. Вывод экономики на траекторию быстрого и устойчивого роста предполагает ее перевод на инновационный путь развития, что требует кардинального повышения роли науки как в экономике, так и в системе государственного управления.

С учетом значения системы стратегического планирования и того обстоятельства, что Правительство РФ как центральный орган исполнительной власти загружено текущими задачами и не может формулировать стратегические цели и контролировать их достижение, предлагается создать — Государственный комитет по стратегическому планированию при Президенте Российской Федерации (ГКСП РФ), наделив его следующими полномочиями:

1). Определение внутренних и внешних условий, тенденций, ограничений, диспропорций, дисбалансов, а также возможностей, включая финансовые, социально-экономического развития Российской Федерации;

2) определение путей и способов реализации приоритетов социально-экономической политики, целей и задач социально-экономического развития Российской Федерации, определенных Президентом Российской Федерации;

3) координация работ субъектов стратегического планирования по выбору путей и способов достижения целей и задач социально-экономической политики Российской Федерации, укрепления национальной безопасности Российской Федерации, обеспечивающих наибольшую эффективность использования имеющихся ресурсов;

4) формирование, на основе утвержденных Президентом Российской Федерации документов стратегического планирования, комплекса мероприятий, обеспечивающих достижение целей и решения задач социально-экономического развития Российской Федерации и укрепление национальной безопасности Российской Федерации;

5) координация действий участников стратегического планирования и мероприятий, предусмотренных документами стратегического планирования в области социально-экономического развития и обеспечения национальной безопасности Российской Федерации, включая направления бюджетной политики, по срокам их реализации, ожидаемым результатам и параметрам ресурсного обеспечения;

7) организация мониторинга и контроля реализации документов стратегического планирования; научно-техническое, информационное, ресурсное и кадровое обеспечение стратегического планирования.

Структура ГКСП РФ:

Руководство ГКСП РФ осуществляет Председатель в ранге Заместителя председателя Правительства, утверждаемый Президентом Российской Федерации.

Коллегия ГКСП РФ — орган, осуществляющий коллегиальное руководство деятельностью ГКСП, возглавляемый Председателем. В состав Коллегии входят руководители министерств и ведомств социально-экономического блока Правительства, Председатель Банка России, Президент РАН, руководители институтов развития.

Приложение 7

В настоящее время в Российской Федерации сложилась критическая ситуация с развитием научных исследований, осуществление технологической модернизации производства, связанной с переходом к новому технологическому укладу. Причины неблагоприятной ситуации кроются в хроническом недофинансированием развития науки, разрушении кооперации науки и производства, старении научных кадров, «утечке мозгов». Во многом они стали следствием приватизации, которая привела к разрушению отраслевого сектора прикладной науки. Осуществляемое в настоящее время реформирование РАН не затрагивает эти основные проблемы управления НТП, не предусматривает совершенствование институциональных форм и методов организации прикладных исследований, не ориентирован на развитие и внедрение высокоэффективных наукоемких технологий.

В целях реализации системного подхода к управлению НТП, сквозного и всемерного стимулирования инновационной активности целесообразно создание надведомственного федерального органа, отвечающего за разработку государственной научно-технической и инновационной политики, координацию деятельности отраслевых министерств и ведомств в ее реализации — Государственного комитета по научно-техническому развитию Российской Федерации (ГКНТР РФ) при Президенте России.

Основные задачи ГКНТР РФ:

— организация выбора перспективных направлений государственной политики в сфере научной, научно-технической и инновационной деятельности страны;

— координация деятельности Российской академии наук, федеральных и региональных органов законодательной и исполнительной власти, инвестиционных структур и фондов, связанной с разработкой и реализацией государственной политики в сфере научной, научно-технической и инновационной деятельности в Российской Федерации;

— организационно-правовое и экономическое регулирование вопросов развития перспективных направлений науки, научно-технической и инновационной деятельности, а также регулирование в области прав на объекты интеллектуальной собственности;

— анализ содержания, уровня и инновационной перспективности проводимых исследований и разработок, выработка предложений по повышению их экономической эффективности;

— организационно-правовое и экономическое регулирование вопросов развития научно-технического потенциала, технологической модернизации производства, реализации результатов научных исследований и разработок в отраслях экономики;

— содействие развитию системы подготовки научных кадров и инженерно-технических работников высшей квалификации для наукоемких отраслей экономики;

— разработка и проведение единой государственной политики в области международного научно-технического сотрудничества;

— развитие инновационной инфраструктуры в рамках национальной инновационной системы России, создание механизмов поддержки субъектов инновационной деятельности, обеспечение создания и развития производств, основанных на новых и высоких технологиях;

— содействие привлечению и использованию в отраслях производства передовых высокоэффективных зарубежных технологий;

— стимулирование и поддержка развития предпринимательства, связанного с коммерциализацией и внедрением в производство научно-технических достижений;

— обеспечение контроля за исполнением законодательства Российской Федерации по вопросам развития научной, научно-технической, инновационной деятельности и охраны прав на объекты интеллектуальной собственности, а также за целевым использованием средств государственного бюджета, выделяемых на финансирование научной, научно-технической и инновационной деятельности в Российской Федерации;

— осуществление контроля за ходом выполнения научно-технических программ (государственных, отраслевых, региональных), разделов научно-технического обеспечения государственных целевых, государственных народнохозяйственных и социальных программ, инновационных проектов, международных научно-технических проектов, а также освоения в производстве результатов завершенных научно-исследовательских, опытно-конструкторских и опытно-технологических работ;

— разработка проектов законодательных инициатив по стимулированию инновационной активности предприятий с освобождением от налогообложения средств, направляемых на НИОКР и внедрение новой техники;

— правовое обеспечение оформления и соблюдения статуса научного сотрудника и инженера-исследователя, лаборатории, научно-исследовательской, проектной, инжиниринговой организации с предоставлением прав и привилегий, стимулирующих исследовательскую и проектную деятельность. Закрепление принципа самоуправления научного сообщества, ведущего значения ученых советов научных и образовательных организаций;

— пропаганда научно-технических достижений, информирование общественности по вопросам развития науки и техники в Российской Федерации, деятельности ГКНТР РФ, РАН, федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления; обеспечение развития научного и научно-технического потенциала;

— ведение реестра высокотехнологичных производств и инновационных предприятий, оценка уровня их конкурентоспособности на отечественном и зарубежном рынках, создание условий для развития наукоемких конкурентоспособных производств;

— организация проведения государственной научно-технической экспертизы;

— координация деятельности подведомственных организаций и учреждений.

Функции ГКНТР РФ:

— оценка, выбор и реализация приоритетных направлений НТП;

— формирование и проведение государственной политики в сфере научной, научно-технической и инновационной деятельности страны;

— координация деятельности Российской академии наук, федеральных и региональных органов законодательной и исполнительной власти, связанной с разработкой и реализацией государственной политики в сфере научной, научно-технической и инновационной деятельности, включая федеральные фонды, институты развития, Федеральное агентство научных организаций;

— нормативно-правовое регулирование вопросов развития науки, научно-технической и инновационной деятельности, а также регулирование в области прав на объекты интеллектуальной собственности;

— анализ содержания, уровня и инновационной перспективности проводимых в организациях с государственным участием исследований и разработок, выработка предложений по повышению их экономической эффективности;

— оценка уровня развития научно-технического потенциала, процессов модернизации производств, эффективности реализации результатов научных исследований и разработок;

— ведение системы показателей оценки эффективности деятельности государственных структур, отвечающих за финансирование и организацию научных исследований и стимулирование инновационной активности, включая институты развития;

— разработка и реализация государственной комплексной долгосрочной программы модернизации экономики и НТП;

— развитие сети венчурных и других фондов, финансирующих инновационные проекты и НИОКР, создание механизма финансирования отраслевых фондов стимулирования инновационной активности и НИОКР за счет добровольных отчислений корпораций с их отнесением на себестоимость продукции;

— содействие развитию системы подготовки научных кадров и инженерно-технических работников высшей квалификации для наукоемких отраслей экономики;

— разработка и проведение государственной политики в области международного научно-технического сотрудничества;

— развитие инфраструктуры инновационной системы России;

— содействие привлечению и использованию передовых высокоэффективных зарубежных технологий;

— стимулирование и поддержка развития предпринимательства, связанного с коммерциализацией и внедрением в производство научно-технических достижений;

— обеспечение контроля за целевым использованием средств государственного бюджета, выделяемых на финансирование научной, научно-технической и инновационной деятельности;

— пропаганда научно-технических достижений, информирование общественности по вопросам развития науки и техники в Российской Федерации;

— организация проведения государственной научно-технической экспертизы.

Структура ГКНТР РФ:

Руководство ГКНТР РФ осуществляет Председатель в ранге Заместителя председателя Правительства, утверждаемый Президентом Российской Федерации.

Коллегия ГКНТР — орган, осуществляющий коллегиальное руководство деятельностью ГКНТР РФ, возглавляемый Председателем ГКНТР. В состав Коллегии входят руководители министерств и ведомств социально-экономического блока Правительства, Президент РАН, Директор Российского агентства научных организаций, Председатель Роспатента, руководители институтов развития.

При коллегии ГКНТР РФ создаются совещательные органы:

— Общественный Совет (представители научного сообщества и бизнеса);

Научно-технический Совет (государственные эксперты).

В ведении ГКНТР РФ находятся:

Национальные научные центры, наукограды, ГНЦ, федеральные центры науки и высоких технологий.

Российский фонд научных исследований, Российский фонд науки и технологий, Государственный фонд поддержки малых инновационных предприятий.

Центры коллективного пользования, федеральные лаборатории.

Федеральное агентство научных организаций.

Технопарки, ГПНТБ, Политехнический музей, РИНКЦЭ, Центр исследований и статистики науки, ВАК, Роспатент и другие подведомственные организации.

ГКНТР РФ осуществляет совместную деятельность с Российской академией наук в части формирования и реализации программ фундаментальных исследований, кодификации знаний в области технологий, реализации инновационных проектов, связанных с внедрением результатов исследований с поддержкой и развитием материально технической базы научных организаций РАН.

Приложение 8

В декабре 2011 г. Президентом России была заявлена необходимость проведения решительного налогового маневра: «внимательно проанализировать ситуацию по конкретным отраслям, сделать расчеты, чтобы ликвидировать существующую сегодня значительную дифференциацию налоговой нагрузки между секторами экономики».

Действительно, при одной и той же налоговой нагрузке по ВВП в России и развитых странах, в отношении юридических лиц в нашей стране она в 1,8 раза больше. При этом из-за более высокой доли заработной платы в обрабатывающих отраслях налоговая нагрузка по налогооблагаемой прибыли в 1,5-2 раза выше по сравнению с сырьевыми отраслями.

Снижение налогообложения предпринимательской деятельности может быть компенсировано введением прогрессивного подоходного налога на физические лица, который стал органичной составляющей жизни большинства развитых государств. Основная масса налоговых поступлений в них приходится на физические лица, в первую очередь, на состоятельных граждан. В России же, наоборот, более 70% налоговых сборов приходится на юридические лица, что подавляет деловую и инвестиционную активность. При этом чистый доход с физических лиц в преобладающей степени сегодня связан не с заработной платой, а с доходами от собственности. В России «незарплатные» доходы у наиболее состоятельных граждан страны, к которым относится 20% населения, составляют 65% их общих доходов, а в Москве — 90%.

Обложение высокими налогами сверхдоходов мало влияет на потребительский спрос, зато снижается налогообложение инвестиционной деятельности, которая осуществляется в основном за счет амортизационных отчислений, прибыли юридических лиц и кредитов. Отдавая государству часть доходов, предприниматели тем самым выигрывают на росте инвестиций и активов.

Введение прогрессивной шкалы по налогу на физические лица с наивысшей ставкой в размере 40% даст увеличение доходов бюджета на 5 трлн. руб. (только обложение 130 долларовых миллиардеров России 40%-м налогом увеличит доходы бюджета на 1,1 трлн. руб.). Это позволит освободить от налогообложения часть прибыли предприятий, направляемой на инвестиционную деятельность, посредством наращивания амортизации до уровня развитых стран (60-70% в финансировании инвестиций).

Одновременно необходимо законодательно установить контроль за расходованием амортизационных отчислений. Половина из начисленных в 2012 г. амортизационных отчислений в 4 трлн. руб. была потрачена не на развитие, а на финансовые вложения — приобретение ценных бумаг, предоставление займов и другие операции. В результате, объем инвестиций оказался на 13,7% меньше возможного. Кроме того, государство недобрало в бюджет 400 млрд. руб. по налогу на прибыль.

Переход к начислению амортизации не по оценке основных фондов в смешанных ценах, а по восстановительной стоимости, позволит увеличить инвестиции в основные фонды на те же 5 трлн. рублей, компенсируемые бюджету введением прогрессивного подоходного налога. В этом случае их объем за 2012 г. составил бы не 12,6, а 17,8 трлн. руб., их доля в ВВП повысилась бы с 20,1 до 28,7%, а темп прироста увеличился до 5-6%. Если же, в дополнение к этим мероприятиям будет осуществлено сокращение сроков обновления основных фондов, которое в последний раз было проведено в 2002 г., то эффект по наращиванию инвестиций в основные фонды и ускорению темпов роста ВВП будет еще больше.

Дополнительные резервы роста производства может дать изменение налогообложения добавленной стоимости, которое сегодня стимулирует сырьевую ориентацию экономики и снижает ее конкурентоспособность в рамках Таможенного союза по отношению к Казахстану.

В целях упрощения налоговой системы, уменьшения расходов на ее администрирование, сокращения уклонения от налогов, стимулирования деловой и инновационной активности, целесообразно заменить налог на добавленную стоимость более простым в администрировании налогом с продаж (НсП), взимаемым только на стадии конечного потребления. Выпадение доходов бюджета, возникающее при отмене НДС, может быть компенсировано за счет введения НсП в размере 14%. Отмена НДС приведет также к экономии более 1 трлн. руб. на государственных закупках, освободит для производственной деятельности около миллиона бухгалтеров, высвободит оборотные средства предприятий для наращивания производства и инвестиций.

Приложение 9

В целях создания условий для развития экономики принятое Правительством решение о замораживании тарифов естественных монополий целесообразно дополнить следующими мерами по снижению избыточных затрат в электроэнергетике, устранение которых может дать экономию издержек на почти 1 трлн. руб. и 20%-е снижение тарифа на электроэнергию.

1. Приведение организации рынка электроэнергии в соответствие с российскими условиями, включая переход к модели «Единственный покупатель» (экономия — до 100 млрд. руб.).

2. Переход на механизмы проектного финансирования капиталовложений в новые объекты. Финансирование инвестиционной деятельности через тарифы сохранить только для простого воспроизводства (экономия — 80 млрд. руб.).

3. Оптимизация сочетания теплофикации с распределённой электрогенерацией в центрах нагрузок (раздельное формирование выручки является причиной убыточности большинства теплоэлектроцентралей (ТЭЦ), что приводит к потере заинтересованности в развитии данного сектора генерации, потенциал которого оценивается в 37 млн. т.у.т. в год) (экономия — 50 млрд. руб.).

4. Возложение на субъекты федерации ответственности за разработку схем и программ перспективного развития сетей 35 кВ и ниже (экономия — 10 млрд. руб.).

5. Возложение ответственности на ОАО «Россети» и территориальные сетевые организации (ТСО) за развитие сетевой инфраструктуры в субъектах РФ при введении «одного окна» для выдачи технических условий на присоединение (экономия — 20 млрд. руб.).

6. Ужесточение требований к электросетевому бизнесу для стимулирования его консолидации в субъектах РФ. Отмена субсидирования неэффективных ТСО за счет «котлового» механизма (экономия — 10 млрд. руб.).

7. Введение нормирования удельной стоимости вводимой мощности и снижение доходности по объектам договоров поставки мощности (экономия — 30 млрд. руб.).

8. Снижение тарифов для новых промышленных потребителей на 15% в энергоизбыточных ОДУ Востока и Сибири (экономия — 10 млрд. руб.).

9. Централизация управления электроэнергетикой в рамках Минэнерго, включая объединение коммерческого и технологического операторов, а также регулирование рынков тепла, вырабатываемого ТЭЦ с одновременной генерацией электроэнергии (кВт часов) (экономия — 30 млрд. руб.).

10. Переход во всех субъектах Российской Федерации на разработку комплексных взаимозависимых схем и общих программ развития инфраструктур топливно-энергетического комплекса и ЖКХ (экономия — 150 млрд. руб.).

11. Введение финансовых гарантий получателей технических условий на подключение электроиспользующих установок с целью повышения загрузки новых энергообъектов (нагрузки новых потребителей используются не более чем на 20-25%, что означает омертвление инвестиций в сумме более 1 трлн. руб.) (экономия — 50 млрд. руб.).

12. Принятие нормативных актов по безусловной оплате потребителями использованной электрической и тепловой энергии (экономия — 25 млрд. руб.).

13. Введение практики общественной защиты инвестиционных программ

в энергокомпаниях и ТЭЦ и программ развития инфраструктуры топливно-энергетического комплекса (экономия — 30 млрд. руб.).

14. Переход в договорах с подрядными организациями к долгосрочным оптовым контрактам. Нормирование рентабельности в секторах экономики, выполняющих продажу товаров, работ и услуг для естественных монополий. Обязать эксплуатационные организации заключить контракты по техническому обслуживанию первичного электротехнического оборудования с сервисными организациями заводов-изготовителей. Соответствующий порядок этого взаимодействия закрепить в Единой технической политике, разрабатываемой в рамках исполнения Распоряжения Правительства РФ № 511-р от 3 апреля 2013 г. (экономия — 150 млрд. руб. в год).

15. Снижение процентных ставок и увеличение сроков кредитования инвестиций в развитие электроэнергетики (экономия — 70 млрд. руб.).

Необходимо провести анализ эффективности использования электроэнергии в секторах экономики для оптимизации инвестиционной и тарифной политики. Следует также провести аудит сегодняшнего состояния основных фондов для предотвращения аварий, а также проверку реально подключенной мощности потребителей для уточнения резервов.

Предлагается подготовить программу замены парка изношенного и устаревшего электротехнического оборудования Объединенной энергосистемы исходя из необходимости ежегодного обновления не менее 3% парка трансформаторного оборудования (33 ГВА в год), сокращения среднего возраста энергооборудования в магистральных и распределительных сетях (дополнительное обновление 20 ГВА в год до 2017 г.).

Для проработки этих и других предложений по оптимизации электроэнергетики целесообразно вновь создать рабочую группу Госсовета РФ из специалистов и ученых, представителей регионов и сообщества потребителей.

Приложение 10

Главной причиной стагфляции, проявляющейся в дестабилизации курса рубля и повышении инфляции с одной стороны и падении инвестиций и экономической активности с другой стороны, является отток капитала, объем которого в текущем году ожидается не ниже 100 млрд. долл., а при сохранении тенденции ослабления рубля может составить 120-140 млрд. долл. (5-7% ВВП). В том числе, не менее трети составляет нелегальный отток (утечка капитала), совершаемый с уводом доходов от налогообложения с ущербом для госбюджета до триллиона рублей ежегодно.

Нарастающий отток капитала, накопленный вывоз которого оценивается более чем в триллион долларов, связан с беспрецедентной для крупных стран офшоризацией и открытостью российской экономики, следствием чего стала чрезвычайная уязвимость ее финансовой системы от внешних факторов. Она наглядно проявилась в трехкратном обрушении фондового рынка во время кризисов 1998 и 2008 годов, из которых так и не были извлечены должные уроки.

В настоящее время более половины денежной базы сформировано под внешние источники кредита, а посредством офшоров осуществляется 30-40% негосударственных инвестиций. Совокупная внешняя задолженность России превысила 650 млрд. долл. (74% долгов номинированы в долларах и евро), превышая объем валютных резервов, который составляет около 420 млрд. долл. Основная часть внешнего долга приходится на корпорации и банки, в том числе более 60% — на принадлежащие государству. При этом подавляющая часть внешних займов получена из стран, находящихся под юрисдикцией государств-членов НАТО. Введенные ими санкции влекут вывод из России около 11 трлн. руб. до конца будущего года. Ужесточение санкций может привести к блокированию российского капитала в офшорных зонах, через которые ежегодно проходит более 50 млрд. долл. инвестиций.

Вследствие дестабилизации курса рубля происходит долларизация сбережений граждан, что составляет одну из форм вывода капитала, который уже составил по этому каналу более 30 млрд. долл.

Центральный банк (ЦБ) не предпринимает мер ни по прекращению оттока капитала, ни по замещению иссякающих внешних источников кредита внутренними. Несмотря на развернутую руководством США против России финансовую войну, он по-прежнему руководствуется догмами Вашингтонского консенсуса, которые подчиняют макроэкономическую политику интересам иностранного капитала.

Выделяемые Банком России кредиты банковской системе не компенсируют не только вывод капитала западными кредиторами, но даже изъятие денег Правительством в стабилизационные фонды. В результате происходит сжатие денежной базы, что влечет сокращение кредита, падение инвестиций и производства. К концу 2015 года, если политика ЦБ не изменится, прекращение внешнего кредита повлечет резкое сокращение объема денежной базы на 15-20%, что вызовет спазматическое сжатие денежного предложения и приведет к падению инвестиций более чем на 5%, а производства на 3-4%.

Сжатие денежной массы создает угрозу обвала финансового рынка, подобно случившемуся в 2007-2008. Отток капитала провоцирует дефолты множества заемщиков, которые могут приобрести лавинообразный характер. С учетом высокой монополизации этого рынка несколькими трейдерами, располагающими доступом к кредитным ресурсам госбанков, обвал может быть легко спланирован с целью обесценения и присвоения активов, заложенных участниками рынка под займы у банков. Это создает угрозу перераспределения прав собственности в пользу иностранного капитала и установления внешнего контроля за многими стратегически важными предприятиями.

Проводимая ЦБ политика повышения ставки рефинансирования влечет удорожание кредита, закрепляет тенденцию сжатия денежной массы и усугубляет дефицит денежного предложения со всеми указанными выше негативными последствиями. При этом снижения инфляции не происходит как вследствие продолжающегося действия ее немонетарных факторов, так и повышения издержек из-за удорожания кредита, сокращения производства и падения курса рубля. Последнее из-за недоступности кредита не дает позитивного эффекта для расширения экспорта и импортозамещения. Вследствие ухудшения условий воспроизводства капитала продолжается его бегство, несмотря на повышение процентных ставок. Экономика искусственно затягивается в воронку сокращающегося спроса и предложения, падающих доходов и инвестиций. Попытки удержать доходы бюджета за счет увеличения налогового пресса усугубляют бегство капитала и падение деловой активности.

Втягивание экономики в стагфляционную ловушку происходит исключительно вследствие проводимой макроэкономической, денежно-кредитной и бюджетно-налоговой политики. Падение производства и инвестиций происходит при наличии свободных производственных мощностей, загрузка которых в отраслях промышленности составляет 30-80%, неполной занятости, превышении сбережений над инвестициями, избытке сырьевых ресурсов. Экономика работает не более чем на 2\3 своей потенциальной мощности, продолжая оставаться донором мировой финансовой системы.

Чтобы выйти из стагфляционной ловушки нужно остановить скольжение по спирали «бегство капитала — сокращение денежного предложения — падение спроса и сжатие кредита — повышение издержек — рост инфляции, падение производства и инвестиций». Для этого нужно одновременно предпринять следующие действия.

I. Для снижения вывоза капитала

1. Дестимулировать утечку капитала путем введения налога на утечку капитала по ставке НДС на сомнительные безналичные трансграничные операции в иностранной валюте. В случае подтверждения законности этих операций (поставка импортируемого товара, оказание услуги, подтверждение оплаты процентов или погашения кредита, дивидендов и прочих законных доходов на вложенный капитал) внесенный НДС возвращается. До введения такого налога — резервирование денег по норме НДС на все сомнительные трансграничные операции сроком на год или до момента подтверждения их законности. Вывоз денег в наличной иностранной валюте в эквиваленте более 1 млн. руб. также облагать налогом на утечку капитала.

2. Возмещение НДС экспортерам проводить только после поступления экспортной выручки.

3. Прекратить включение во внереализационные расходы безнадежных долгов нерезидентов российским предприятиям и предъявлять иски к управляющим о возмещении ущерба предприятию и государству в случае выявления таких долгов.

4. Ввести ограничения на объемы забалансовых зарубежных активов и обязательств перед нерезидентами по деривативам российских организаций, запретить вложения российских предприятий в иностранные ценные бумаги государств, которые ввели экономические санкции против России.

5. Ввести заблаговременное предварительное уведомление об операциях по вывозу капитала, установить ограничения на увеличение валютной позиции коммерческих банков.

6. Нормативно закрепить обязательность первичных размещений российских эмитентов на российских торговых площадках.

7. Создать единую информационную систему валютного и налогового контроля, включающую электронное декларирование паспортов сделок с передачей их в базы данных всех органов валютного и налогового контроля.

8. Ввести лицензирование ЦБ трансграничных операций по вывозу капитала в иностранной валюте. Расширить полномочия и ответственность Росфинмониторинга, наделив его правом приостанавливать любые трансграничные операции российских и иностранных юридических лиц, ведущихся с возможным нарушением валютного и антиотмывочного законодательств.

9. В целях прекращения внутреннего оттока капитала запретить открытие депозитных счетов в иностранной валюте, а также накопление денег на ранее открытых счетах. Ограничить действие системы гарантирования банковских вкладов граждан только вкладами в рублях.

10. Для прекращения вывоза капитала по каналам страхования прекратить заключение договоров страхования в иностранной валюте. Создать Перестраховочное общество на основе Экспортного страхового агентства России; предоставить ему доминирующее положение на рынке перестрахования рисков российских резидентов.

11. В целях дедолларизации экономики установить повышенные нормативы резервирования и оценки рисков по банковским операциям в иностранной валюте, а также ввести 5%-й налог на приобретение иностранной валюты или номинированных в иностранной валюте ценных бумаг.

12. Для снижения оттока капитала в обслуживание внешнеэкономической деятельностистимулировать импорт и экспорт за рубли, воздержаться от введения ограничений на трансграничные операции в рублях, создавать условия для признания рубля резервной валютой денежными властями других стран. При этом предусматривать выделение связанных рублевых кредитов государствам-импортерам российской продукции для поддержания товарооборота, использовать в этих целях кредитно-валютные СВОПы. Кардинально расширить систему обслуживания расчетов в национальных валютах между предприятиями государств СНГ посредством Межгосбанка СНГ, с иными государствами — с использованием контролируемых Россией международных финансовых организаций (МБЭС, МИБ, ЕАБР и др.).

II. Для стабилизации валютного и финансового рынка

1.Прекратить накачку финансово-валютного рынка за счет денежной эмиссии. Для этого дифференцировать процентные ставки по операциям рефинансирования коммерческих банков: для пополнения ликвидности под залог ценных бумаг — по ставкам выше рыночных, а для рефинансирования кредитов производственным предприятиям под залог прав требований — по пониженным с контролем за их целевым использованием.

2. Для увеличения предложения иностранной валюты восстановить обязательную продажу валютной выручки экспортерами.

3. Для прекращения спекулятивного ажиотажа на валютном рынке зафиксировать обменный курс рубля на уровне ниже рыночного с последующей его корректировкой, проводимой неожиданно для участников рынка в зависимости от состояния платежного баланса.

4. Для прекращения манипулирования финансовым рынком пресечь деятельность организованных групп трейдеров, должностных лиц госбанков, чиновников ЦБ и Минфина, управляющих движением создаваемых государством кредитных ресурсов для присвоения сверхприбыли на финансовых спекуляциях с использованием инсайдерской информации, притворных сделок и монопольных соглашений.

5. В целях снижения системных рисков замена иностранных кредитных рейтинговых агентств, аудиторских и консалтинговых кампаний на российские во всех процедурах принятия инвестиционных решений органами государственной власти и банков с государственным участием.

III. Для предотвращения банкротства системообразующих предприятий

1.В целях замещения внешних займов российских корпораций ЦБ провести целенаправленную эмиссию кредитных ресурсов с предоставлением их предприятиям на тех же условиях, что и внешние кредиторы посредством контролируемых государством банков, на которые возложить контроль за целевым использованием кредитов.

2. Для купирования негативных последствий украинского кризиса провести централизацию проблемных активов российских кредиторов в специально создаваемом государственном кредитном учреждении с выпуском в обмен на передаваемые активы долгосрочных гарантированных государством облигаций.

3. Координацию работы с проблемными кредитами, выработку единой позиции по отношению к дефолтным странам-заемщикам возложить на создаваемый в этих целях Московский клуб инвесторов.

4. В целях предотвращения дефолтов коммерческих банков по внешним обязательствам провести их стресс-тестирование с выделением стабилизационных кредитов на условиях, аналогичных внешним займам.

5. В целях предотвращения остановки лизинга оборудования, финансируемого из внешних источников провести целевую эмиссию кредитных ресурсов для фондирования институтов развития на аналогичных условиях с использованием выделяемых средств на те же цели с замещением иностранного оборудования отечественным там, где это возможно.

IV. Для деофшоризации экономики

1. Законодательно ввести понятие «национальная компания» — зарегистрированная в России и не имеющая аффилированности с иностранными лицами и юрисдикциями. Только таким кампаниям предоставлять доступ к недрам, госсубсидиям, к стратегически важным для государства видам деятельности.

2. Обязать конечных владельцев акций российских системообразующих предприятий зарегистрировать свои права собственности на них в российских регистраторах.

3. Заключить соглашения об обмене налоговой информацией с офшорами, запретить перевод активов в те из них, которые уклонятся. Денонсировать имеющиеся соглашения с ними об избежании двойного налогообложения.

4. Ввести в отношении офшорных компаний налогообложение всех доходов, получаемых от российских источников под угрозой установления 30%-го налога на все операции с «не сотрудничающими».

Осуществление перечисленных выше мер создаст необходимые условия для расширения кредита без риска перетока эмитируемых и возвращаемых из офшоров денег на валютно-финансовый рынок в спекулятивных целях. После их принятия появляется возможность неинфляционного расширения денежного предложения и ремонетизации экономики с целью наращивания инвестиционной и деловой активности.

V. Для прекращения спада деловой активности

1. В целях увеличения оборотного капитала производственных предприятий до оптимальной загрузки имеющихся производственных мощностей создать канал безлимитного рефинансирования ЦБ коммерческих банков под залог требований к производственным предприятиям по уже выданным кредитам по ставке не выше средней рентабельности обрабатывающей промышленности с обязательным условием предоставления получаемых кредитных ресурсов исключительно производственным предприятиям и ограничением банковской маржи 1%.

2. В целях увеличения инвестиций в модернизацию существующих производственных мощностейсоздать канал рефинансирования Банком России коммерческих банков под залог облигаций и акций системообразующих предприятий по ставке не выше средней доходности по активам обрабатывающей промышленности с установлением ответственности коммерческих банков за целевое использование получаемых кредитных ресурсов на принципах проектного финансирования.

3. В целях увеличения инвестиций в создание новых производств и освоение новых технологийсформировать канал рефинансирования Банком России банков развития и контролируемых государством коммерческих банков под права требования на создаваемые активы под 2% годовых и с условием использования кредитных ресурсов на принципах проектного финансирования с маржой не более 1%.

4. Для роста производства и инвестиций в отраслях с низкой рентабельностью (сельское хозяйство, инвестиционное машиностроение) создать механизмы субсидирования процентных ставок за счет средств специализированных институтов развития. Средства последнего переводить в рубли и размещать в институтах развития.

5. Для импортозамещения создать механизм целевого кредитования проектов расширения существующих и создания новых производств посредством предоставления гарантированных правительством кредитов институтов развития и коммерческих банков с их последующим рефинансированием Банком России по ставке 2% с ограничением банковской маржи 1%.

6. Для оптимизации государственного участия в подъеме инвестиционной активности произвести преобразование Резервного фонда в Бюджет развития, средства которого должны тратиться на стимулирование инвестиций в перспективные направления роста экономики путем фондирования институтов развития, облигаций государственных корпораций, инфраструктурных облигаций.

7. В целях повышения эффективности инвестиций создать институт оценки, выбора и реализации приоритетных направлений научно-технического и экономического развития в рамках формируемой системы стратегического планирования.

Принятие охарактеризованной выше системы мер по прекращению утечки капитала и переходу с внешних источников кредита на внутренние делает возможным проведение политики опережающего развития на основе многократного повышения инвестиционной и инновационной активности в ключевых направлениях становления нового технологического уклада. Ремонетизация экономики путем форсированного наращивания кредита посредством государственной банковской системы и возвращения части выведенного в офшоры капитала в ближайшие 2 года позволяет выйти на темпы прироста ВВП — на 6-8% в год, инвестиций — на 15% в год, расходов на НИОКР — на 20% в год при удержании инфляции на однозначном уровне.