Несмотря на вхождение Крыма в состав России, которое состоялась чуть менее года назад, полуостров продолжает жить в режиме осадного положения и практически полной блокады, став действительно «островом Крым». И давление коллективного Запада на жителей Крымского Федерального округа только нарастает.

Год назад поверить в возможность блокады Крыма было достаточно трудно. Казалось, что украинские власти не были способны на такой шаг и сохраняют здравомыслие. Беда в том, что это действительно показалось, а киевские правители, перейдя под полное внешнее управление, совершили такой акт эволюции, что ничем не отличаются от сирийских боевиков.

Итак, теперь стоит вспомнить, что, как и зачем отключил Киев Крыму из-за своей испепеляющей и трагичной «любви» в рамках государственной программы «Вернём аннексированный Крым».

Блокада. Этап первый: «Крым — это Украина!»

Первым делом отключили воду: тут Киев действовал чётко в рамках методички, которой руководствовались ранее сирийские боевики, оставившие без водоснабжения 2 млн жителей Алеппо. Выходить из этой ситуации приходилось почти год, но успехи локальны, что, впрочем, неудивительно: слишком велик объём работ по переводу Крыма на самостоятельное обеспечение водой.

Затем началась миграция бизнеса: из Крыма начали бежать украинские торговые сети, а ассортимент в магазинах уменьшился, что вызвало приступы неслыханной радости адептов Евромайдана и слегка озадачило крымчан. В июле-августе на прилавках вновь было всё необходимое, но цены, что естественно, повысились.

Отключение крымчан от банковской системы Украины и государственных реестров по прошествии времени и вовсе оказалось мелкой неприятностью, последствия которой до начала холодов были ликвидированы. Впрочем, ни один из банковских «монстров» континентальной России в Крым не пришёл — побоялись санкций. Вместо этого были созданы местные банки. Куда болезненнее оказалось отключение в Крыму украинской мобильной связи.

Следом «любвеобильные» по отношению к крымчанам украинские власти начали испытывать практикой технологии транспортной блокады. В августе-сентябре очереди из фур-длинномеров на Перекопе и Чонгаре с украинской стороны доходили до 10 километров: украинские пограничники не спешили впускать грузы на территорию «острова Крым».

Блокада. Этап второй: «Крым будет наш или безлюдный»

Стратегия постепенного удушения полуострова была дополнена новыми пунктами после августовско-сентябрьского разгрома сил киевского режима на Восточном фронте и исчерпания запасов угля на ТЭС Украины.

Жителей полуострова начали испытывать периодическими отключениями электричества. Пик отключений пришёлся на предновогодние дни. У отключений было несколько целей: провоцирование России на обострение противостояния на Донбассе, энергетический шантаж и просто очередное проявление Киевом «любви» к крымчанам.

Спасать жертву пришлось вместе с убийцей: в украинскую энергосистему влили свыше 1,5 ГВт/ч, а на ТЭС Украины начали поставлять российский уголь.

Подробности энергетического контракта всплыли меньше чем через месяц, во время очередного обострения внутривидовой грызни украинских политиков. Арсений Яценюк заявил о вредности достигнутых договорённостей: в контракте зафиксированы обязательства Киева по транзиту электроэнергии в Крымский федеральный округ Российской Федерации и на территорию ЛДНР.

Документ теперь изучает украинская генпрокуратура, и нет никаких оснований для сомнений в способности Киева растоптать его и расторгнуть в одностороннем порядке: бытовые проблемы и желание как жителей Украины, так и крымчан с новороссами жить с электроэнергией никого не волнуют.

Транспортная блокада Крыма стала практически полной: железнодорожное сообщение полуострова с материковой Украиной, равно как и автобусное, отсутствует: ещё перед Новым годом въезды в Крым закупорили под формулировкой «в целях безопасности». Кстати, на следующий день после введения этих мер для пущей демонстрации в Одессе впервые с начала переворота взорвался смертник, а в Херсоне от двух взрывов погибло два человека.

Попытки обойти запрет успехом не увенчались: такси и автобусы из Крыма в Херсонскую область били и опрокидывали, колёса прокалывали местные таксисты. Следом попытались схитрить: в Одессе можно было приобрести билеты в автобус по маршруту Одесса — Ялта до Херсона, а далее, уже в самом Херсоне, доплатить водителю за оставшийся участок пути в Ялту. Водители сами договаривались с украинскими пограничниками. Работает ли данная схема сейчас — автору неизвестно.

Киев же признал транспортную блокаду Крыма законной, а следом начал проверять всех, кто въезжает на «остров» личным автотранспортом на предмет уклонений от воинского призыва на Восточный фронт. Теперь связь с «островом Крым» только по воздуху и посредством керченской паромной переправы, пропускная способность которой ограничена и зависит от прочности старой техники и погоды на морях.

«Крым не наш и не безлюдный»: мелкие пакости Вашингтона

А вот Вашингтон решил сделать то, что киевскому режиму не под силу: наказать крымских игроманов и пользователей смартфонов. В январе стало известно о том, что корпорация Apple официально запретила продажу своей техники в Крыму и расторгла контакты с крымскими программистами, а Google заблокировала доступ смартфонов с ОС Android к сервисам корпорации. Игроманам нанесли удар ниже пояса, отключив игровую платформу Steam.

Далее — в Крыму прекратили обслуживание Visa и MasterCard, а вслед за ними — ряд финансовых и платёжных систем калибром поменьше.

Не обошлось и без спортивного маразма: крымские спортивные клубы исключили из российских чемпионатов и соревнований — руками российских чиновников, но под угрозой санкций международных организаций.

Крым неинтегрируемый

На примере Крыма можно отследить тактику удушения целых регионов «прогрессивным человечеством» и спрогнозировать дальнейшие действия США и ЕС.

Против географии не попрёшь: то, что так удобно оборонять, так же удобно осаждать и брать измором. Что было бы с Крымом, окажись он по воле географии на материке, — понятно на примере Донбасса.

Россия противопоставить блокаде Крыма может только «пробитие» ополченцами сухопутного коридора в Крым. Всё остальное, как принятые решения по воде, электроэнергии и транспорту, не более чем полумера. Впрочем, даже полумеры, например, национализация ахметовского ДТЭК, по вине которого были допущены неравномерные отключения электроэнергии в Крыму, предпринимаются с трудностями и невероятным скрипом.

Крымские власти оказались ограниченно профпригодными: выйти из украинской юрисдикции можно, но избавиться от некомпетентных чиновников украинской самостийной школы — невозможно. Очереди в государственных структурах до сих пор огромны, а процесс получения элементарных документов отнимает море времени, что является очередным доказательством слабой профпригодности управленческого класса Крыма. Не больше адекватности проявляют и севастопольские власти: объявлено о намерении сократить городским учителям зарплаты на 5–6 тысяч рублей.

Не добавляет популярности властям регулярный рост цен на услуги ЖКХ, лекарства и всеобщее поcтпереходное подорожание. И это при том, что в частном секторе повышений зарплат практически не было: гривневые заработные платы просто умножили на 3, конвертировав их в рубли, а разрыв связей с украинским материком особенно больно ударил именно по частным фирмам и торговле, то есть мелкому и среднему бизнесу.

То есть по факту Крым если интегрировался полностью в РФ, то лишь в информационном пространстве и бюджетной сфере, всё остальное так и осталось в подвешенном за Перекоп состоянии.

***

Крым не первый и не последний пример блокады в истории, а потому не стоит обольщаться и думать, что в блокаде не может оказаться Калининградская область либо всю Россию однажды не отключат от сервисов Google. Геополитика и сохранение гегемонии для Вашингтона куда важнее капитализации своих корпораций на фондовых рынках. Равно и обратное: к блокаде можно привыкнуть, ведь Приднестровье живёт в окружении враждебных соседей и переносит блокаду с 2006-го года (ввёл её, к слову, мастер блокад — Пётр Порошенко).

Вот только все эти блокадные игры ни к чему хорошему ещё не приводили: Земля круглая и имеет четыре стороны света, а не только Запад; потерявший же края Киев рискует рано или поздно остаться без Херсонской области.

Глобализация по лекалам Запада оказалась зависимостью от Вашингтона. Обезопасить себя можно только максимальным восстановлением суверенитета и возвратом жизненно необходимых территорий.

То, что санкции и экономическая война с Западом — это надолго, понятно уже всем. Стало быть, воевать будут всерьёз и долго, а победителей, как известно, не судят.