В начале ноября Александром Лукашенко был подписан указ о начале строительства Белорусской АЭС. Строительство АЭС позволит республике победить электрический «голод» в размере 7,9 млрд кВт⋅ч. и приблизиться к самообеспечению электроэнергией. И пока белорусы готовятся начать строительство, украинский «Энергоатом» наращивает убытки, а энергетический рынок республики ждёт масштабное реформирование с непонятными перспективами. Куда идёт энергетический рынок Украины и как это отразится на жизни жителей республики? Кому выгодны новые реформы и что будет с украинской атомной энергетикой?

На всех парах к реформам

В украинской энергетике, создаваемой по евролекалу, внедряется, пожалуй, наиболее ущербная модель функционирования рынка: донорами для «зелёных» электростанций стали государственные предприятия НАЭК «Энергоатом», ПАО «Укрэнерго» и ПАТ «Укргидроэнерго». Именно за их счёт и в ущерб им функционируют солнечные электростанции (СЭС), ветроэлектростанции (ВЭС) субсидируются ТЭС, подконтрольные холдингу ДТЭК.

Три года назад австрийской компанией «ActivSolar» (связываемой с братьями Клюевыми) началось масштабное строительство солнечных электростанций (СЭС) на Юге Украины. В 2010 году была построена первая СЭС, к концу 2012 года суммарная мощность СЭС составила 300 мВт, а к середине осени этого года приблизилась к 531,34 мВт.

Стоимость 1 кВт⋅ч солнечной энергии по «зелёному» тарифу составляет свыше 5,05 грн ($0,615),  в то время как 1 кВт⋅ч электроэнергии, выработанной АЭС, обходится в 0,21 грн ($0,025).

В наследство Украине досталась ещё советская модель балансировки тарифа: электроэнергия от ТЭС, ГЭС и АЭС сливалась в один «котёл» (ГП «Энергорынок»). Но теперь «Энергорынок» не столько выравнивает тариф, сколько перераспределяет прибыль в пользу частных электростанций. Фактически вся украинская «зелёная» энергетика — распил казённых средств олигархами в ущерб энергетической безопасности Украины.

Однако НАЭК «Энергоатом» и ПАО «Укрэнерго» являются донорами не только для СЭС и ВЭС: тепловые электростанции, подконтрольные холдингу ДТЭК Рината Ахметова, также субсидируются за счёт мощностей АЭС. Тепловикам регулярно увеличивают квоты на выработку электроэнергии, в то время как атомщикам — понижают.

Ещё в апреле 2013 года НКРЭ увеличила с 0,15 до 1,242 миллиардов кВт⋅ч. годовой объём поставки электроэнергии по нерегулируемому тарифу компании ДТЭК «Днепроэнерго». За восемь месяцев 2013 г. недовыработка электроэнергии на АЭС за счёт диспетчерских ограничений достигла рекордных 6,7 миллиардов кВт⋅ч. Для сравнения: аналогичный показатель за 2012 г. составил 1,4 миллиардов кВт⋅ч. Одновременно, несмотря на обещания вице-премьер-министра Юрия Бойко, тариф для НАЭК «Энергоатом» с 1 апреля не был повышен, как не был увеличен и производственный план по выработке электроэнергии.

Корпоратизация и приватизация: как на руинах государства создаётся энергетическая империя Ахметова

Конечным бенефициаром передела украинского энергорынка должен стать Ринат Ахметов и его холдинг ДТЭК.  Почва для монополизации отрасли подготавливалась заблаговременно.

Ещё в начале весны прошлого года Виктор Янукович поручил корпоратизировать Национальную атомную энергогенерирующую компанию «Энергоатом» и Национальную энергетическую компанию «Укрэнерго».

А в августе этого года поручение президента было выполнено Кабмином — корпоратизация диспетчера линий электропередач («Укрэнерго») была одобрена.  К слову, чистый доход компании за прошлый год составил $425 миллионов.  Пока в ведении государства должны находиться 100% акций «Укрэнерго», однако управленцы в компании уже заменены на лояльных ДТЭКу, а значит приватизация — вопрос времени.

Получение контроля над «Укрэнерго» позволит Ахметову не только усилить свои позиции на рынке, став постоянным монополистом в экспорте электроэнергии в ЕС, но и не тратиться на выкуп сечения высоковольтных кабелей, по которым холдинг экспортирует электроэнергию на Запад. Следующая на очереди у приватизаторов — НАЭК «Энергоатом»: накопление компанией убытков свидетельствует о скорой приватизации.

Наиболее вероятным претендентом на обретение контроля над украинскими АЭС станет всё тот же Ринат Ахметов. Причём любопытно, что приватизация «Укрэнерго» и «Энергоатома» может несколько застопорить украинский «зелёный» энергоэксперимент: Ахметов не станет субсидировать за свой счёт СЭС братьев Клюевых, а потому им придётся умерить аппетиты.

Впрочем, есть более важные следствия. Приватизация электрогигантов будет означать, что украинская атомная энергетика умерла и воскрешению не подлежит. А пока в отрасли продолжает накапливаться такой ворох проблем, что разрешить его уже практически невозможно.

Как гибнет украинская атомная энергетика

Ввиду колоссального роста убытков, у «Энергоатома» нет средств для проведения мероприятий по ядерной безопасности, реализации инвестиционных программ и восстановления основных фондов, отсутствуют деньги для сооружения централизованного хранилища отработанного ядерного топлива.

Продолжаются «игры» с американским ядерным топливом. Мало того, сотрудничество с американской Westinghouse планируется только наращивать, так как,  по мнению чиновников, «применение американского топлива обходится дешевле, и с ним меньше проблем, чем с российским». И это после аварии на Южно-Украинской АЭС, приведшей к совокупным убыткам в $112 миллионов и потребовавшей срочной поставки российского топлива.

Никто не планирует достраивать 3-й и 4-й блоки Хмельницкой АЭС: после Фукусимы и ужесточения стандартов безопасности оказалось, что строить блоки на старых фундаментах невозможно, а смета строительства подскочила до 12 миллиардов долларов. Мало того, Украина рассматривает возможность оснащения АЭС реакторами нероссийского производства.  В таких условиях не стоит сетовать на то, что Росатом не строит блоки на Украине: пока украинские элитарии не определятся, нужна ли им атомная энергетика, начинать строительство будет только явный сумасшедший.

Из-за хронического недофинансирования начинают останавливаться предприятия, работающие в кооперации с НАЭК «Энергоатом»: на НПП «Радий» сокращения, ВостГОК на грани остановки.

Постепенно разъезжаются кадры, наиболее талантливые атомщики покидают Украину в поисках работы за рубежом.

Однако все вышеперечисленные проблемы меркнут на фоне огромного дефицита средств на продление эксплуатационного ресурса энергоблоков.

К 2019 году окончится проектный срок эксплуатации у 10 из 15 энергоблоков на украинских АЭС. Если срок эксплуатации не будет продлён, то последствия закрытия блоков будут катастрофическими: Украина погрузится во тьму. Впрочем, чиновников это не интересует: видимо, за время независимости многие из них привыкли к горизонту планирования, ограниченному следующими выборами.

Впереди — мрак

Грозящий жителям Украины энергетический кризис будет ещё жёстче, чем веерные отключения электроэнергии в 90-е: либерализация энергорынка, сознательное доведение госпредприятий до банкротства и распил бюджета под прикрытием альтернативной энергетики рискуют погрузить Украину во тьму.

И дело даже не в том, что электроэнергия подорожает: к 2020 году её просто может не быть в нужных объёмах. И даже если учесть, что потребление электроэнергии на Украине уменьшится, то вывод из эксплуатации 10 атомных энергоблоков будет означать катастрофу.

В любом случае НАЭК «Энергоатом», а вместе с ним и украинские АЭС, в новую модель энергорынка вписываются только в качестве доноров с перспективой смерти от истощения. При таких темпах деградации украинского государства проблемы украинского энергорынка и обеспечения жителей электроэнергией придётся решать Таможенному Союзу. Европа их не решит, так как их модель энергорынка имеет те же недостатки.  Более того, именно растущие объёмы экспорта украинской электроэнергии позволяют Европе эти недостатки скрывать.

***

А пока украинские элиты вместе с европейскими наставниками занимаются либерализацией и «озеленением» энергетики, осваивая деньги налогоплательщиков, российские атомщики ведут работы по освоению замкнутого ядерного топливного цикла, ведь Солнце и ветер не только ненадёжны и крайне дороги, но и не решают проблемы энергетической безопасности (суточных колебаний потребления электроэнергии). Частный собственник может производить и продавать электроэнергию, однако проблему энергетического баланса и безопасности в долгосрочной перспективе он не решит. Украинские элитарии в погоне за быстрой прибылью попросту об этом забыли.