Украинские события, связанные с так называемыми «евромайданами», помимо чисто протестного аспекта, вызванного недовольством населения политикой правящих групп, имеют ещё несколько.

Это вопрос не только геополитического выбора украинского государства, а ещё и столкновения интересов ключевых олигархических групп.

И пока политически гиперактивное население Центральной и Западной Украины протестует на майданах, а ультраправые — участвуют в столкновениях с органами правопорядка, олигархические группы не только пишут украинскую историю, оглашают планы по смене формы правления на Украине, но и интегрируются. Кто в Европейский, а кто — в Таможенный союз, непосредственно участвуя в политической жизни страны.

 

Субъектность олигархов, объектность Украины

 

Украинское государство, часто понимаемое как субъект политики, на самом деле таковым не является. Для субъектности государству необходимо обладать экономическими активами, на которые бюрократия, управляющая данной территорией, может опереться, проводя свою политику. Украина же, как государство, такими активами не обладает: все ключевые отрасли экономики, представляющие ценность в качестве средств, пригодных для сравнительно быстрого обогащения, выбыли из государственного управления, став объектами частной собственности олигархических групп.

 

Реальным же субъектом политической жизни на Украине является не народ, как задекларировано в 5 ст. Конституции Украины, а олигархи и их финансово-промышленные группы. Причём мера политического влияния олигарха прямо пропорциональна его совокупному капиталу.


Источник: Корреспондент, Форбс-Украина

Именно олигархи обладают реальным влиянием на политические и экономические процессы: финансируют партии и отдельных депутатов, обогащаются на приватизации и госзакупках.

В целом активы украинских олигархов составляют до 80% ВВП Украины — концентрация капитала на Украине выше, чем в любой другой постсоветской республике.

Персональная интеграция

Помимо интересов в национальной экономике, украинские олигархи контролируют различные производства в двух союзах — Таможенном и Европейском, а также в арабских странах. А значит, для оказания влияния на внешнюю и внутреннюю политику Украины необходимо иметь перечень зарубежных активов украинских олигархов.

Так, у Рината Ахметова металлургический холдинг Metinvest International S.A. зарегистрирован в Швейцарии, а на территории ЕС расположены 4 металлургических завода: Ferriera Valsider S.P.A. и Trametal SpA в Италии, Spartan UK Ltd. в Великобритании, Promet Steel в Болгарии. Также Ахметову принадлежит сеть турецких отелей Rixos.

Сергей Тарута, совладелец Индустриального Союза Донбасса, владеет 75% акций Гданьской верфи в Польше, меткомбинатом ISD Huta Czestochowa. Впрочем, половина ИСД принадлежит российским собственникам, а сама компания имеет интересы в Краснодарском крае (миниметзавод, строительство деревообрабатывающего комбината).

Группа «Приват» Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова контролирует ферросплавные заводы Highlanders Alloys в США, Feral CA в Румынии, Ghana Manganese в Гане, «Чиатурмарганец» в Грузии и CC Metals & Alloys в Северной Америке. Также Игорю Коломойскому принадлежит 3% акций словенской по прописке компании «СМЕ», которая владеет телеканалами в Восточной Европе.

Под контролем Нусенкиса ряд агропромышленных предприятий и портовый проект в латвийском Вентспилсе через аффилированную Coal Investment.

Концерн «Укравто» Тариэла Васадзе контролирует два польских автомобильных завода — в Варшаве и Нисе, а также завод по производству автомобильных комплектующих в польском Кожухове. С февраля нынешнего года вместе с корпорацией «Богдан» Петра Порошенко в посёлке Сошники Борского района Нижегородской области «Укравто» возводит крупный новый автомобильный завод. Инвестиции в строительство нового автопредприятия в России составят порядка 800 млн долл.

В концерн Ferrexpo ныне внефракционного депутата Константина Жеваго входят металлургические заводы Vorsklasteel в Германии и Skopski Legury в Македонии и 14,4% бразильской горнорудной компании Ferrous.

Group DF Дмитрия Фирташа контролирует химзавод Nitrofert в Эстонии и таджикский «Таджик Азот». В планах — поход в Африку.

Андрей Веревский, владелец агрохолдинга «Кернел Групп», с 2011 года является собственником компании «Русские масла», в составе которой три маслоэкстракционных завода в России.

Вячеслав Богуслаев, владелец «Мотор Сечи», приобрёл 60% акций Оршанского авиаремонтного завода в Белоруссии.

Петру Порошенко принадлежат 100% акций Клайпедской кондитерской фабрики, российской «Ликонф» в Липецке и венгерской Bonbonetti Choco.

Борис Колесников с 2004 года владеет фабрикой «Кондитер-Курск».  А вскоре Колесников с компаньоном Омельяновичем построят в Курской области РФ свинокомплекс на 1,2 миллиона голов за 900 миллионов долл.

Формула любви по-украински

В целом, географическая локализация активов украинских олигархов определяет их приверженность одному из Союзов. Однако с реальной интеграцией пока никто из них не спешит, предпочитая ограничиваться украинской формулой любви в изложении Бориса Колесникова: «Лучшим способом избежать таможенных и торговых войн с Россией является открытие украинскими компаниями своих производств в Российской Федерации. Идти в Россию и открывать свои предприятия. И становиться российскими компаниями, если мы хотим иметь серьёзные рынки в России».

Идут, открывают. Интегрируются в ручном режиме. Тем временем производственная база Украины с каждым годом слабеет, ведь является финансовым и ресурсным донором для зарубежных активов украинских олигархов. А любая нестабильность, в частности, майданы, сразу же выводит на первый план вопрос лояльности украинского олигархата уже не столько Украине как государству, а правящим элитам.

Так, срыв ассоциации с ЕС поставил под вопрос лояльность порядка 20 народных депутатов из фракции Партии регионов, а также внефракционных депутатов. Попытка правящих элит Украины сохранить хранящиеся в офшорах капиталы и активы приводит лишь к тому, что капиталы находятся под постоянной угрозой конфискации, промышленные активы деградируют, а их продукция теряет рынки сбыта на территории Таможенного союза.

Где сокровище ваше, там будет и сердце ваше

Удивительнее всего то, что в настоящей ситуации Янукович умудрился насолить всем олигархам, независимо от их внешнеполитических ориентаций. Срыв создания ЗСТ с ЕС не понравился одним из них, топтание на месте в диалоге с Москвой — другим. Так называемый «евромайдан» в его сегодняшнем виде берёт начало в ночь с 29 на 30 ноября (когда срыв подписания соглашения стал очевиден), из-за чего происходящее не только напоминает плохо закамуфлированную попытку государственного переворота, но и, скорее всего, является ею. А значит, вопрос текущей повестки можно сформулировать примерно так: удастся ли Януковичу помешать формированию согласованной позиции олигархов? При том, что наиболее влиятельные из них — Ахметов, Пинчук, Фирташ — так или иначе высказали свою поддержку протестующим.

С одной стороны, подписание «московских соглашений» позволяет Виктору Януковичу за российский счёт помириться с олигархами. По результатам подписанных договорённостей очевидно: практически все прозападные олигархи, участвующие в путче, получают «пряники» от России.

Так, Пинчук вновь получает право экспортировать в ТС трубы, Фирташ — дешёвый газ для своих химических заводов (уже на общих основаниях, а не в виде персональной скидки). Даже главный бунтарь Порошенко вернёт утерянные на российском рынке позиции.

В некотором минусе оказываются Ринат Ахметов и Александр Янукович. При сохранении высоких цен на газ они становились угольными королями Украины. Теперь же наращивание добычи угля становится нерентабельным. Зато Харцызский трубный завод Ахметова получил сертификат нового стандарта Газпрома, что даёт ему возможность участвовать в тендерах российской компании.

В несомненном выигрыше оказываются братья Клюевы, Борис Колесников. Торжествовать может Вячеслав Богуслаев: авиастроителей загрузят заказами. Впрочем, по некоторым данным, его детище («Мотор Сич») готовится к продаже, возможно, российской Объединённой авиастроительной корпорации.

Таким образом, полученные деньги, гарантированные заказы на продукцию и скидки на газ спасают Украину от олигархического государственного переворота, но никак не отменяют его,  и уж тем более, не решают проблему лояльности украинской олигархии. А значит, воспитательная работа с ней ещё впереди.