Под аккомпанемент рёва танковых двигателей и грохота артиллерийских канонад на руинах бывшей Украины, оставляя после себя миллионы тонн раскрошенного бетона и тысячи трупов, сражаются идеи. Ещё Отто фон Бисмарк писал: «Берегитесь всегда строить воздушные замки, эти постройки легче всех других возводятся, но тяжелее всего разрушаются». И беда того, во что превратилась Украина, в том, что все возведённые воздушные политические замки — правые.

Украинство — идеология социального регресса

Квинтэссенцией воздушного замка Евромайдана стало украинство — крайне привлекательная для масс идеология социального регресса. Не случайно на Майдане активнее всех были представители западных, центральных и северных регионов областей Украины. Беда данных регионов в том, что они деиндустриализованы, в них практически не осталось крупных промышленных предприятий, особенно машиностроительных производств. Результатом деиндустриализации стал возврат общества к аграрному образу мышления. Жители данных земель не видели пользы от государства, так как не наблюдали признаков его конструктивной деятельности: лицезреть съезжающий с конвейера трактор или покидающую цех ракету на Западной Украине так же сложно, как найти пингвина в Сибири. А если нет признаков позитивной деятельности государства, пусть и погрязшего в коррупции, то незачем его и оберегать. Мало того, символом Украины стали коррупционеры, которых, как полагали адепты Майдана, можно без каких-либо побочных эффектов для страны сбросить и назначить на их места честных людей. Проще говоря, житель Западной Украины в определённый момент перестал различать государство и коррупционера, отождествив их, что и привело в итоге к демонтажу того уродца, который назывался Украиной.

Несколько иная ситуация была на юго-востоке страны, где сохранились, пусть и в изрядно потрёпанном виде, машиностроительные производства и крупные промышленные предприятия. Работа на них дисциплинирует человека, делает его элементом сложной социальной структуры, существование которой невозможно без государства, пусть косого и кривого, и даже с проворовавшимся чиновником во главе. Невозможно хотя бы потому, что именно государство обеспечивает стабильность и позволяет худо-бедно наладить промышленную кооперацию. Человек воспитывается не только посредством культуры, но и через труд. Труд как раз и воспитал человека рождающейся Новороссии, позволив ему увидеть не только осовремененные пейзажи XVII-го века, которые видят жители Западной Украины, но и мир, изменяемый посредством труда.

В итоге символом украинства стала вышиванка, а девизом — фраза «Ни себе, ни людям». 10-километровые очереди фур на въезде в Крым как нельзя лучше иллюстрируют этот девиз.

Примечательно, что любители вышиванок отрицают не только экономику, право и идеи гуманизма, но и законы физики. Украинство несовместимо с прогрессом и обречено на гибель. Максимум, что может построить носитель данной идеи, — хутор со знамёнами украинского нацизма, охраняемый новой дивизией СС «Галичина».

Собственно, это и выстроили на Украине сторонники украинства. Вот только очевидно, что эта квазигосударственная химера нежизнеспособна и рухнет, погубив под своими руинами тысячи невинных жизней.

В прошлом нет будущего

Разглядеть признаки создаваемого государства на Донбассе пока сложно, так как никакой внятной государственной и социальной надстройки на руинах Донбасса пока не возникло. Однако в речах лидеров ополчения крайне редко звучат слова о необходимости построения на останках Украины социалистического государства. Большинство как действующих, так и уже бывших лидеров ополчения — правые консерваторы, которые крайне далеки от левых идей. Кроме того, солидная их часть является фанатичными православными. Автор отнюдь не имеет ничего против православия и религий как таковых и понимает, что в окопах нет атеистов. Однако в данной идеологии есть существенный риск скатывания к тому, что построили адепты украинства, — несправедливого квазигосударства, в котором существует дискриминация по национальному и религиозному признаку. Например, в ходе 2-й Международной конференции «Россия, Новороссия, Украина: глобальные проблемы и вызовы» из уст днепропетровской общественницы прозвучал тезис о необходимости назначения на государственные посты в Новороссии только русских. А что в таком случае делать армянам, грузинам, болгарам, грекам? Смириться с тем, что их выбросили на обочину жизни?

Беда будет и с расширением границ Новороссии. За годы украинской независимости часть жителей страны путём идеологической переплавки перешла из Украинской православной церкви Московского патриархата в подчинение Киевского патриархата. Следовательно, присоединение областей центральной и северной Украины к выстроенной по образцу Российской империи Новороссии будет сопровождаться серьёзными трудностями. Солидная доля населения данных регионов не будет воспринимать представителей Новороссии. Они им будут ментально чужды.

Конечно, часть озвученных проблем являются «детскими болезнями» и пройдут сами по себе в ходе вооружённой борьбы, однако у Новороссии нет времени. Впереди зима. Следовательно, ей нужно меняться и стремительно эволюционировать.

Рывок в «красное» будущее

Результатом гражданской войны на Украине станет рост общественного запроса на социалистическую, «красную» идею. Характерно, что жаждать справедливого социального государства будут как разочаровавшиеся сторонники Евромайдана, так и приверженцы Новороссии. Евроукраинцев вылечит квартет голода, холода, тьмы и нищеты. Новороссы будут недовольны темпами восстановления разрушенных украинской армией регионов и резким падением уровня жизни.

Следовательно, на первый план выйдут идеи:

1. Восстановления социальной справедливости и национализации всех активов украинских олигархов как виновников гражданской войны.

2. Воссоздания промышленности, собственником которой будет государство, так как у масс будет агрессивное неприятие олигархии как таковой.

3. Создания коллективных сельскохозяйственных предприятий. Фермеры-одиночки в условиях экономического коллапса разорятся, а агрохолдинги олигархов будут национализированы.

4. Восстановления системы социального обеспечения.

Итак, то, что останется от Украины, будет ждать ренессанс социализма, пусть и с сохранением частной собственности и возможностью самореализации в мелкой коммерции. Впрочем, это будет ожидать не только Украину, но и среднеазиатские республики, которым также грозит подрыв этноконфессиональных мин в ходе отступления однополярного мира. И от скорости восстановления социальной справедливости, создания идеологического синтеза русского консерватизма и социализма будут зависеть наши шансы на выживание в условиях новых конфликтов современности.