Меркель не приедет в Москву на 9-е мая. Что это значит? Почему?

Российское общество отреагировало на эту новость в спектре от «скатертью по жопе» до

Однако большинство согласно в том, что этот неприезд — месть за несговорчивость Москвы по Украине, демонстрация неприятия Германией и ЕС политики российского руководства.

Я полагаю, что это заблуждение. Люди пытаются расставить «и» над точками, в то время как всё следует делать в точности наоборот. И тогда всё станет намного понятнее.

Люди ошибочно полагают, что целью является Украина, а санкции, демарши, угрозы и хамство — включая игнорирование 9-го мая — средством достижения этой цели.

Это глупости.

Всё наоборот.

Украина — это средство. А хамство, демарши, санкции — включая игнорирование 9-го мая — и есть истинная цель проводимой политики.

Украина — как бы это ни было обидно самим украинцам — значит намного меньше для авторов этой ситуации, нежели 9-е мая. Украина — только повод для того, чтобы 9-е мая отменить.

Все усилия, предпринятые на Украине и в других странах постсоветского пространства, все выращенные там нацисты, созданные институты, партии, пропаганда, нагнетаемая ненависть к символике Победы, оголтелый исторический ревизионизм, диффамация, все вбуханные в это деньги — это всё только для того, чтобы отменить 9-е мая.

9-е мая ненавистно нашим противникам по двум основным причинам.

Первая причина в том, что этот день охраняет остатки того миропорядка, который наши уважаемые оппоненты хотели бы упразднить окончательно — остатки миропорядка, созданного в Ялте.

Они 70 лет мечтали именно об этом — снять с России лавровый венок страны-победительницы, а с себя последний фиговый листок, прикрывающий никуда не исчезнувшую мечту о «всех нагнуть и не стесняться».

Они хотят освободиться от необходимости договариваться и начать повелевать.

Украину взорвали именно для этого — для того, чтобы вводить санкции, восстановить Железный Занавес — вышвырнуть Россию из Европы в тайгу.

Чтобы Европа была едина с США, а не с гораздо более удобным, выгодным и естественным союзником.

Чтобы обложить медведя в его берлоге и затравить псами – режимами, организованными на постсоветских территориях.

Все до этого дня шло к этому. И возвращение коллаборационистов и бывших СС-овцев в страны восточной Европы, и ползучая реабилитация нацизма, и политика апартеидов, и становление этнократий.

Не хватало только финала – отмены Победы как таковой. И вот.

Это стоит какой-то там Украины.  И Прибалтики, если что.

Они не хотят «пересмотреть». Они хотят отменить.

А во-вторых, Победа – это общий объединяющий смысл всего Русского Мира/Евразии от Бреста до Курил, от Осетии до Монголии и от Бишкека до Петербурга. Победа – это осознание «нашим миром» своей роли, своего значения, своего смысла и силы, своей способности изменить историю всего мира. И осознание источника этой возможности – единства. Единой культуры. Единого понимания добра и зла.

Чувство товарищества.

Победа – знак, возвещающий всему миру, что мы – не миф, не сказка, не иллюзия. Что мы не показались, не примерещились им в страшном сне. Мы не самозванцы и не актеры, исполняющие роль героев, которых на самом деле не бывает. Мы настоящие. Те самые.

Которые могут.

Когда я говорю «нас», я имею в виду всех людей, которые воспитаны в нашем понимании добра и зла и которые не предали его.

Когда я говорю «нас», я не имею в виду только тех, кто здесь и сейчас. Я имею в виду бесконечное идущее сквозь время единство живых, мертвых и тех, кто еще не родился. Реку нас.

Они хотели бы остановить эту реку. Они хотели бы, чтобы в будущем её не было.

Она мешает их планам на человечество.

О том, каковы эти планы, - можно получить представление, если вспомнить, какая вершина западной идеологии была побеждена нами 70 лет назад.