В Wall Street Journal появилась любопытная публикация, рассказывающая об успехах, а, точнее, проблемах сланцевой добычи за пределами США (русскоязычный перевод представили «Ведомости»). Смысл текста простой – американское сланцевое чудо является уникальной комбинацией различных факторов (от геологии до законодательства), а потому в ближайшее время повторить сланцевый успех Соединенных Штатов не удастся ни в Европе, ни в Китае. Любопытно, что эта публикация сопровождалась еще несколькими текстами-спутниками. Например, 5 декабря WSJ публикует небольшую заметку о том, что Chevron не ожидает быстрой добычи сланцевого газа в Китае. А чуть ранее, 3 декабря еще один материал на ту же тему с говорящим названием  «Chinas Shale-Gas Boom Slow to Start». 6 декабря в WSJ появляется материал о слабой активности крупных нефтегазовых корпораций Китая на новом раунде аукционов по выдаче лицензий на сланцевую добычу. То есть речь, по всей видимости, идет не о "случайной" публикации, а о спланированной информационной кампании.

Такая смена позиции выглядит несколько странно. Напомним: после успеха (не будем обсуждать издержки и прогнозируемую длительность этого успеха) сланцевой добычи в США, американские СМИ и «мозговые центры» предрекали сланцевый бум по всем миру. Вот, например, та же WSJвсего двумя с половиной месяцами представляет скоре позитивную статью о перспективах сланцевой добыче в Европе. А Управление энергетической информации Минэнерго США еще почти два года назад выпустило обзор по мировым сланцевым запасам. Где, кстати, сообщалось, что ресурсы сланцевого газа в Китае даже больше, чем в США. Да, то, что сланцевая добыча в других регионах мира будет более затратна, признавалось всегда. Но акценты были расставлены с точностью до наоборот.

Конечно, для нас ничего нового тут нет. Об этом многие наши эксперты говорили и раньше, рискуя, правда, при этом получить ярлык «агента Газпрома». Теперь же в «агенты» решило записаться и авторитетное американское издание.

Поэтому, основной вопрос в другом, – с чем может быть связан этот разворот? Едва ли это связано с тем, что у кого-то открылись глаза на перспективы сланцевой добычи. В подобных вопросах, идеология и политика, как правило, оттесняют реальные факты.

Строго говоря, после того как США стали независимы от импорта природного газа, а цены на него в Штатах полностью отвязались от мировых котировок, стране, по-хорошему, должно быть всё равно, что происходит с газовой добычей по всему миру. Но Вашингтону, как известно, есть дело до всего, что происходит на планете. Геополитика XX века была в первую очередь геополитикой нефти, ну а в XXI, «газовом», веке интересы Соединенных Штатов сместились в область газовых потоков и ценообразования на него.

Наши рассуждения усложняются тем, что, строго говоря, определенно нельзя сказать, какой уровень цен на газ (за пределами самих Штатов) – высокий или низкий – в наибольшей степени устраивает США. С одной стороны, высокие цены на энергоресурсы усиливают позиции экспортеров, в том числе России и Ирана. Что, разумеется, США не устраивает. Напротив, низкие цены на природный газ ослабляют экспортеров, но укрепляют Китай, и Европу (излишнего усиления которой, чего бы США ни заявляли про трансатлантическую солидарность, там тоже не хотят).

В результате США приходится балансировать между этими двумя подходами, выбирая «меньшее из двух зол» в зависимости от обстоятельств и текущей конъюнктуры. Если наши предположения верны, и вбросы в WSJ, действительно отражают новую тенденцию, это означает, что в настоящее время, Штаты готовы играть в пользу дорого газа на мировом рынке.

Причин тому может быть несколько.

Во-первых, это стремительный рост потребления (и импорта!) газа Китаем. А растущая стоимость топлива поможет замедлить экономический рост КНР. Раньше газ составлял незначительную часть энергобаланса Китая (и к тому же практически полностью был собственной добычи). Сейчас ситуация меняется.

При этом сами США настроены, воспользовавшись дешевым газом внутри страны, провести «новую индустриализацию» и перевести часть производств из стран АТР обратно в Северную Америку. Конкурентным преимуществом США перед дешёвыми рабочими руками в Азии как раз должен стать дешевый газ в самих Штатах. И для этого он должен быть дорогим в Азии.

Кроме того, дорогой газ может окончательно «добить» и еврозону, тем самым укрепив статус доллара как единственной резервной валюты.

Ещё один вопрос, который вправе задать читатель – неужели из-за каких-то там публикаций газ станет дешевле или дороже, или тот же Китай с перепугу заморозит разработку своих сланцевых запасов.

Конечно, напрямую – нет. В то же время информационный фон очевидно имеет определенное влияние при торговле перед заключением импортных контрактов. При этом, Китай в настоящее время постепенно контрактует и дополнительные объемы и СПГ, намерен импортировать и российский газ, а также возможно, увеличит поставки из Средней Азии.

Кроме того, регулировать сланцевую добычу в мире США могут, тем или иным способом влияя на зарубежную активность своих крупных нефтегазовых компаний. Пока, из нескольких американских нефтяных «мейджорс», в Китае работает только Chevron, который, как уже отмечалось, пока особых успехов не достиг. С другой стороны, КНР очевидно сама настроена на покупку небольших компаний по добычи сланцевого газа в США, многие из которых сейчас испытывают очевидные финансовые трудности. Разумеется, в первую очередь, Пекин интересует, не полуубыточная сланцевая добыча, а доступ к технологиям. Поэтому, если политика США будет действительно развиваться в описанном ключе, то мы сможем увидеть определенное противодействие и в этой области.