Ислам Каримов бессменно руководит Узбекистаном с 1989 г. Его почтенный возраст актуализирует проблему преемственности власти в республике. Сейчас, перед президентскими выборами (март 2015 года), Каримов пытается заручиться поддержкой Москвы, но и Вашингтон имеет свои виды на Узбекистан.

«Электоральная» осторожность

Узбекистан находится в самом разгаре очередного электорального цикла. Недавно завершились выборы в парламент (Олий Мажилис), а совсем скоро выборы президента. Помня об этом, Каримов предпочитает осторожную и осмотрительную политику. Конечно же, он не опасается неизвестных выдвиженцев-пустышек от искусственно созданных партий, различия между которыми не прослеживаются. Но запланированному переизбранию могут помешать как Москва, так и, например, Вашингтон.

Сценарий «вашингтонского обкома» — это майдан. Предлог: аренда военной базы. У американцев есть пара прикормленных оппозиционных деятелей, которые из-за границы в вялотекущем формате поддерживают разговоры о революции в Узбекистане.

Торговые и экономические контакты Узбекистана с Россией и Казахстаном (составляющих единое экономическое пространство в формате ЕАС) имеют определяющее значение для Ташкента. К тому же у Москвы гораздо больше рычагов влияния на Ташкент. Одна только многомиллионная армия мигрантов, «солдаты» которой поголовно ненавидят узбекских чиновников больше, чем скинхедов, — убойный аргумент. У мигрантов «любовь» с Каримовым взаимная: в одном из интервью он назвал их «лентяями, позорящими страну». Представьте себе, что начнётся, если Россия депортирует всех этих «нелегальных лентяев» перед выборами обратно в Узбекистан.

Последний визит В. Путина в Узбекистан показал: Москва не собирается задействовать жёсткие инструменты давления на Ташкент. Единственное, что может взбесить Россию, — это размещение американской военной базы в Узбекистане. В этой ситуации Каримову лучше всего держать язык за зубами и не дразнить Москву антиевразийской риторикой, что он пытался делать, начиная со второй половины прошлого года.

Миллиард долларов в обмен на майдан

А в первой Каримов усиленно любезничал с Госдепом США. После того, как скромная Киргизия звонко щёлкнула по вашингтонскому носу, отказавшись продлевать соглашение по авиабазе «Манас», США и начали обхаживать президента Узбекистана. С геополитической точки зрения Узбекистан, граничащий со всеми государствами региона, — наиболее удобный вариант сохранить влияние американцев в Средней Азии.

Визиты в 2014 году в Узбекистан высокопоставленных чиновников, в том числе и зама госсекретаря Бёрнса, командующего центральным командованием ВС США генерала Остина, не оставляют сомнений — переговоры были предметными. Называлась даже цена — 1 млрд долл., включающая в себя необходимость менять узбекское законодательство, по которому запрещается размещать базы иностранных войск на территории республики.

Осенью, когда американские НКОшники заговорили о применении детского труда при сборе урожая хлопка в Узбекистане, а также о высоком индексе коррупции в стране, стало окончательно ясно: роман не состоится. В преддверии выборов в Олий Мажилис и выборов президента Ислам Каримов благоразумно предпочёл не гневить Москву.

США втягивают Узбекистан в геополитическую мясорубку, явно противоречащую национальным интересам республики. Во время Андижанских событий 2005 года американцы, кстати, уже попытались майданизировать Узбекистан. Не надо быть оракулом, чтобы понять: за американской базой в Узбекистан пришла бы и вся инфраструктура пресловутой soft power вплоть до проплаченных НКО и прочих борцов за «свободу и демократию» во всём мире.

Язык мой — враг Узбекистана

Ислам Каримов периодически ругает интеграцию на постсоветском пространстве, заявляя о категорическом нежелании Узбекистана участвовать в ней и отключая (между делом) подачу газа на юг евразийской Киргизии. Но ближе к середине 2014 года Каримов начал делать явные реверансы в сторону Москвы. Так, на саммите ШОС в Душанбе Каримов буквально покаялся тов. Путину: мол, «потерял ориентиры», и попросил «сверить часы». И судя по тому, что на минской встрече лидеров СНГ Ислам Абдулганиевич говорил в адрес Порошенко, «сверка часов» прошла успешно.

А далее — визит Путина в Узбекистан, закончившийся рядом важных соглашений и списанием 865 млн долл. (Узбекистан погасит лишь 25 млн долл.)

Между тем, в конце декабря 2014 года прошли дежурные выборы в узбекский парламент. А уже в середине января 2015 года Каримов снова заговорил о невозможности возврата к СССР и невхождении Узбекистана в интеграционные объединения. Заявления эти строятся в полном соответствии с риторикой Госдепа, которому в Евразийском экономическом союзе мерещится СССР. Проще говоря, Каримов «поклонился» США, от которых он скоро получит 300 б/у боевых машин.

От чего хочет отказаться Каримов

Объёмы экономического сотрудничества Москвы и Ташкента, фактор нескольких миллионов мигрантов, работающих в России, глубина гуманитарных и культурных контактов — всё это свидетельствует о неминуемости евразийской интеграции для Узбекистана. Россия стабильно занимает первое место среди торговых партнёров Узбекистана (около 27% от объёма всей внешней торговли Узбекистана). Товарооборот за первые девять месяцев 2014 года составил 4,5 млрд долл. Мониторинг восприятия евразийской интеграции в Узбекистане ежегодно приносит один из самых высоких результатов на постсоветском пространстве (на уровне 70–80%).

Евразийская интеграция позволит Узбекистану развивать свои экономические связи, тем более что санкционные войны открыли для узбекских аграриев дополнительные возможности сбыта своей продукции. А ещё евразийская интеграция позволит Узбекистану примириться со своими соседями, развивать экономические контакты и нормально решать с ними вопросы, а не говорить об угрозах войны с Таджикистаном и затевать перестрелки с киргизскими пограничниками.

Какие перед Каримовым пути-дороги

И всё же Ислам Каримов тащит страну по «туркменскому» пути, хотя евразийский вариант объективно предпочтительнее. Есть ещё и американский, но он совсем не вариант.

Итак:

1. «Западные объятия». Идёт углубление военного сотрудничества с Западом, в Узбекистане появляется военная база США, а с нею и вся инфраструктура американской soft power и в конечном итоге — майдан.

2. «Враждебно-туркменистанский» сценарий. Каримов продолжает тянуть республику к изоляции. В отличие от Туркменистана, который предпочитает ни с кем не ссориться, амбиции Ислама Каримова не позволяют признать в качестве равноправных Киргизию и Таджикистан, что чревато напряжёнными отношениями, экономическими войнами и даже кровопролитием. Обладающему внушительным человеческим и экономическим потенциалом Узбекистану невыгодна самоизоляция, к которой стремится Каримов, руководствующийся интересами своего клана и приближённых элит.

3. «Евразийско-объективный». Ташкент делает ставку на углубление евразийского сотрудничества с Россией и Казахстаном, налаживание конструктивных контактов с Таджикистаном и Кыргызстаном. Наращиваются объёмы сотрудничества в формате ШОС и соглашений о зоне свободной торговли СНГ. Узбекистан остаётся главным торговым и экономическим партнёром России и Китая в Средней Азии.

Если Ислам Каримов не будет допускать заигрываний с США, он получит поддержку Москвы, склонной уважать лидеров независимых государств. Поэтому первый сценарий — самый маловероятный. Пока же Каримов предпочитает второй. Его реализация мешает республике развиваться и ведёт к потере доверия населения к президенту. Под вопросом оказывается нормализация отношений с соседями, что беспокоит Москву, заинтересованную в стабильной Средней Азии. Третий сценарий объективно оптимальный, так как даёт возможности двигаться вперёд всему Узбекистану, а не снимать сливки одному каримовскому клану. Впрочем, многим видится ещё один — четвёртый сценарий, предполагающий смену власти в Ташкенте, которая рано или поздно случится…