От Редакции: всё написанное ниже — наполнено фамилиями украинских олигархов и их непростыми взаимоотношениями. Но широкому кругу читателей это, как нам представляется, может быть интересно для понимания очень простой вещи: для кого именно этой зимой украинцы будут сидеть в холодных квартирах без света.

…Пришло время освежить в памяти некоторые летние тексты об особенностях политэкономии в одном из удельных образований некогда единой Украины — каганате им. Коломойского. Дело в том, что отмеченные ранее тенденции развиваются в указанном направлении и дают пространство для новых краткосрочных прогнозов.

Сравнительно честный отъём титановых активов

Характеризуя в июне гоп-компанию И. Коломойского и её ближайшие планы по перераспределению привлекательных украинских активов, я написал следующее:

«Уже очевидно, что Фирташ и Ахметов не вписываются в новую систему власти на Украине. Это грозит им потерей ряда активов с общими признаками: не нуждаются в крупных срочных инвестициях, могут сразу генерировать прибыль, не завязаны поставками сырья и/или сбытом на РФ. Под эти признаки подпадает энергетический холдинг ДТЭК Ахметова и титановые активы Фирташа».

Поэтому информация о том, что анонсированный ещё 5 июня возврат титановых ГОКов (находились в аренде у Д. Фирташа) в распоряжение государства пройдёт в формате создания нового ГП, а управлять им будет менеджер, близкий к И. Коломойскому, меня совсем не удивила. Это привычный для Коломойского способ контроля активов. По такой же схеме он уже многие годы распоряжается формально государственной компанией «Укрнафта».

Характерно, что летом многие российские СМИ не обратили внимание на проблему. И лишь теперь пишут о том, что действия украинского правительства ставят под угрозу выполнение контрактов ВСМПО-Ависма: полуфабрикат для титанового проката российской компании поставлял в т.ч. ЗТМК, оставшийся теперь без сырья. Впрочем, для Коломойского подкузьмить российской компании — скорее приятный бонус. Основной интерес состоит в получении прибыли от экспорта диоксида титана. Поэтому следующий шаг Коломойского и Яценюка — включение в ОГХК (та самая новая госкомпания) заводов, перерабатывающих ильменит: Сумыхимпром и ЗТМК. Это будет непросто: Сумыхимпром хоть и остаётся государственным, но пул его кредиторов находится под контролем Д. Фирташа. В ЗТМК государство сохраняет контрольный пакет, но Фирташ уже показал, что сдаваться не собирается. Но для Коломойского войны в судах и силовые входы на предприятия — привычная стихия. Следует, однако, помнить, что вторая его привычная стихия — силовые входы на оспариваемые объекты. Поэтому контроль над ЗТМК и «Сумыхимпромом» Фирташ может потерять не в судах. Именно так, например, произошло с одним из арендованных ГОКов — Вольногорским.

Каждый тринадцатый киловатт

Второй момент, на который следует вновь обратить внимание, — украинские ферросплавы. Украинские СМИ сообщают, что за 8 месяцев текущего года их экспорт вырос в 1,5 раза. Если освежить в памяти, кому преимущественно принадлежат украинские ферросплавные активы, можно сделать ряд интересных выводов:

 — основной фактор, влияющий на рост экспорта, — война. Внутренний спрос на ферросплавы резко упал, на Донбассе осталось лишь два работающих металлургических завода (Азовсталь и ММК им. Ильича, оба в Мариуполе);

 — падение внутреннего спроса, а также постоянная необходимость спонсировать войну вынуждают Коломойского увеличивать поставки ферросплавов на мировой рынок. Что закономерно снижает их цену. Так, цена тонны ферромарганца просела с 1100 до 960 долларов;

 — для понимания политэкономии «Привата» следует напомнить, что есть ещё и скрытое падение прибыли. Внутренним потребителям тот же ферромарганец обходился примерно в 1500 долларов за тонну. Впрочем, падение курса гривны и преференциальный режим покупки электроэнергии несколько компенсируют потери. На электроэнергии остановимся особо.

В июньском материале о ферросплавной империи Коломойского я уже упоминал о том, как он добился снижения стоимости электроэнергии для своих заводов. В конце 2013 года меморандум, подписанный между правительством и руководством отрасли, истекал, но его решено было продлить. Кстати, одним из условий заключения меморандума ещё в 2012 году было требование отказаться от схемы оптимизации налогообложения, представленной на схеме:

Оптимизация налогообложения ферросплавными активами группы «Приват»

Источник: bagnet.org

Цена вопроса — 500–600 млн долл. в год, выводимых из-под налогообложения. Вполне достаточно, чтобы стать революционным олигархом и поучаствовать в свержении правительства, навязавшего такие некомфортные условия.

Однако фактическая поддержка переворота (а мы помним, что команда Коломойского с начала 2014 года отсиживалась за границей) совсем не повод отказываться от дешёвой энергии. Меморандум действует, правда, только в части обязательств правительства поставлять ферросплавным заводам электроэнергию по заниженной (в среднем на 25%) стоимости. Но дело не только в цене.

Ферросплавные предприятия потребляют примерно 5 млрд кВт·ч в год, то есть примерно 7,5% годового производства украинской энергетики. И они не только получают энергию по льготной цене (то есть дотируются бюджетом), но и освобождены от общих лимитов потребления энергоресурсов. «Были попытки снизить подачу электроэнергии на ферросплавные предприятия в связи с проблемами обеспечения углём электростанций, но нам удалось её решить», — так охарактеризовали «Капиталу» состояние дел на одном из заводов.

Напомню, всё это в ситуации, когда украинцев ждут веерные отключения электроэнергии, а бюджет республики трещит по швам.

Сейчас уже практически забылось, что одним из условий упомянутого меморандума было обязательство ферросплавщиков повышать энергоэффективность производства, снижая тем самым давление на энергосистему. Проблема в том, что повышение энергоэффективности в корне противоречит вышеприведённой схеме, которая предусматривает вывод капитала из Украины, а отнюдь не инвестирование.

Поэтому вопрос бесперебойного обеспечения своих заводов электроэнергией Коломойский, вероятно, решит иначе.

1. По последним данным, правительство готовит проект приватизации компании «Энергоатом» (оператор украинских АЭС). Планируется продать 40% пакет акций компании. Получив контроль над управлением компании, производящей ежегодно до 30 млрд кВт·ч, Коломойский навсегда закроет для себя вопрос дешёвой энергии.

Любопытно также и то, что накануне вероятной приватизации «Энергоатом» начинает переговоры о возможной поставке электроэнергии в Польшу. И это на фоне уже начавшихся веерных отключениях на Украине. Пока что это подаётся под соусом возврата государства на рынок экспорта электроэнергии, однако на примере ОГХК мы уже видели, что теперь на Украине понимается под государственной компанией. Проще говоря, Коломойский (став совладельцем «Энергоатома») не только обеспечит нелимитированной электроэнергией свои заводы, но и получит возможность продавать её за рубеж. Там платят в злотых и евро, а население Украины, похоже, вновь «не вписалось в рынок».

2. Кроме того, стало известно, что на продажу планируют выставить «Центрэнерго» — генерирующую компанию, находящуюся в собственности государства, а также миноритарные пакеты акций генерирующих компаний, уже находящихся в собственности Р. Ахметова. Войдя в их капитал и/или купив «Центрэнерго», Коломойский снова-таки решит свои проблемы с энергией.

3. Если же стать партнёром Ахметова по-доброму не выйдет, всегда остаётся другой путь. Когда-то Коломойский проиграл Ахметову сражение за «Днепроэнерго» — одну из крупнейших генерирующих компаний Украины (установленная мощность 8185 МВт). Политическая конъюнктура, как показывает пример Фирташа, благоприятствует отъёму собственности или силовому навязыванию партнёрства.

Впрочем, для рядового украинца нет особой разницы, какой именно путь выберет олигарх для обеспечения «автономного энергоснабжения». В любом случае человек, персонально поддерживающий войну (а значит и ответственный за будущие веерные отключения), сам без электричества не останется. Зато останутся те, кто искренне считает его патриотом. Тьма в голове, как видим, имеет свойство распространяться за её пределы, становясь тьмой в квартирах.