17 лет назад началась война НАТО с Югославией. 

«Операция против Югославии – это не что иное как попытка защитить моральные ценности, на которых зиждется Европа XXI века».

Сегодня можно признать: сказавший эту фразу в начале 1999 года Хавьер Солана (один из руководителей НАТО в войне против Югославии, позже высший еврочиновник) будущее угадал. Хотя и сам, конечно, не понял, что сказал.

В действительности разгром и расчленение Югославии оказало гигантское влияние на всю политику XXI столетия. США уверились, что нашли универсальный способ продвижения своих интересов. Европейцы уверились, что могут в этом участвовать, и им за это ничего не грозит. А у русских возник на долгие годы «югославский синдром».

Подробно о войне в Югославии и её современных последствиях
– на портале «История.рф»

(…) Россия в 1999 году оказалась в состоянии писать воззвания, совершать броски на аэродром в Приштине (никак не повлиявший на исход войны) и тому подобное. Но не в состоянии вступиться за страну, с которой её связывали сотни лет истории и с которой она не могла себя не отождествлять. И это стало причиной «югославского синдрома» — выразившегося в осознании того, что «мы не защитили союзника» и «в следующий раз придут за нами».

Можно было попытаться жить с этим синдромом – с помощью самоутешений. В конце концов, как утешительно выразился начальник Генштаба А.Квашнин под занавес событий, «у нас не осталось стратегических интересов на Балканах, а на выводе миротворцев мы сэкономим двадцать пять миллионов долларов в год».

Но, к счастью, Россия пошла по другому пути излечения от югославского синдрома. Она начала восстанавливать вооружённые силы и возвращаться туда, откуда её нахраписто продолжали выдавливать.

В 2008-м мы лечились от этого синдрома в Южной Осетии. В 2014-м – в Крыму и на Донбассе. Сейчас – в Сирии.

С учётом того, что происходит сегодня в самой Европе — нет оснований полагать, что история закончилась и там раз и навсегда.