Феерическая история с гаагским арбитражем по ЮКОСу замечательна не только своими как бы юридическими аспектами. Здесь можно было бы начать сначала — с того места, когда компания ЮКОС была скоммунижжена её потерпевшими владельцами за 0 руб. 00 коп. (см. пресловутые залоговые аукционы, когда даже минимальные, неприличные деньги перегонялись с одного счёта системообразующего банка на другой). С того момента, когда российским судом установленные, а европейским судом по правам человека акцептованные налоговые претензии стали основанием для банкротства и последующей распродажи компании. С того момента, что в лучшие свои годы, а конкретно накануне неприятностей компания ЮКОС стоила 22 миллиарда. С того момента, что истец — компания GML — представляет собой при более подробном разбирательстве организованную преступную группу со всеми вытекающими юридическим последствиями.

Что бросается в глаза сразу: решение гаагского арбитража вообще лишено любых юридических оснований. Россия не ратифицировала пресловутую «энергетическую хартию». Реальные владельцы ЮКОСа и его бенефициары, а не фрондирующие шавки вроде г-на Осборна, не являются иностранными инвесторами, и поэтому их невзгоды никак не являются предметом разбирательства этого самого арбитража.

На самом деле всё это лишнее. Околоюкосовская шпана напрасно радуется непомерному счастью, свалившемуся на их головы. Дело в том, что решение этого суда вообще не предусматривает возможность его исполнения — оно его исключает. Если бы формат и сумма были хоть сколько-нибудь сообразными — а для этого они должны были быть в 100 раз меньше, — то можно было бы как-то цинично договориться с шантажистами. Дело, однако, в том, что здесь сам факт шантажа отсутствует.

Связь с историей со сбитым внезапно одичавшими украми «боингом» здесь самая прямая. Это не давление, это не шантаж, это — объявление войны. Разговоры о том, что мы сейчас будем, как в истории с «Ногой», тырить свои активы по странам превалирующей цивилизованности, бессмысленны: когда вам объявляют войну, не до активов.

Повторяю ещё раз. Если реальная, абсолютно всем заинтересованным сторонам известная история с «боингом» не будет объявлена и признана — это поджог рейхстага. С поджигателями рейхстага дискутировать и договариваться не о чем — надо подтягивать тылы.

История с ЮКОСом — это жирный вклад в копилку понимания того, что война объявлена. Поэтому, что касается бабла, алкаемого группой международных и бывших отечественных жуликов по делу ЮКОСа, — как говорил спартанский тов. Леонид при Фермопилах, «придите и возьмите».

PS. Ещё раз приходится напомнить всем заинтересованным сторонам, включая соотечественников, что основой нашего партнёрства с так называемым Западом является не взаимовыгодная торговля углеводородами, а ядерное сдерживание. И конкретно — доктрина гарантированного взаимного уничтожения. И возвращение к партнёрству возможно только в одном случае: если граждане партнёры будут чётко, ясно и круглосуточно помнить об этом обстоятельстве.