Народная мудрость гласит, что попытка заставить человека с ограниченными интеллектуальными способностями молиться Господу несёт в себе угрозу повышенного травматизма. Очередной пример правоты этой мудрости – история вокруг бурного «антимагнитского» законодательства.

Повторим: американский «закон Магнитского» – хамская выходка в отношении России, ритуальный плевок в нашу сторону, вполне достойный ответного дипломатического плевка с нашей стороны. Что, собственно, МИД и обозначил в доступной для американцев форме – правда, при этом пообещал ещё и «симметричные меры». Опрометчиво, как оказалось впоследствии.

Первой реакцией законодательного сообщества был «закон Димы Яковлева»: мол, американцам, замешанным в нарушении прав наши детей, в покрывательстве преступлений, а заодно и смежных нарушений прав человека мы тоже запретим въезд и тоже арестуем счета. Плевок получился, в общем, вполне формально логичный, политически корректный, но годный, конечно, только для плохонького внутреннего пиара. Короче, мужики прикинули и почувствовали, что должной симметрии как-то не получается.

Попытку ущипнуть американцев побольнее с эмоциональной точки зрения понять можно. Однако всё-таки как-то надо себя держать в руках. Дети-то тут причём?

На самом деле получилась очевидно неприличная, стыдная подстава. То есть до «закона Магнитского» убивать российских детей было можно, а теперь мы их, сволочей, этого права лишим. Именно очевидная связь «закона Димы Яковлева» с «актом Магнитского» и есть самая что ни на есть подстава.

Что касается собственно усыновления. Вообще иностранное усыновление – причём никак не исключительно американское – позор и наше горе. Поскольку большинство этих детей именно больные и именно поэтому были брошены родителями, – это и отсутствие должной медицины в должном масштабе, и, самое главное, тот самый «дефицит духовных скреп», о котором говорил Путин. Однако эта проблема ну никак не лечится законодательной инициативой – тем более, столь тупой и заполошной.

Проблема с американским усыновлением, безусловно, есть. Но это не проблема самого усыновления. Около 50 тысяч детей реально получают таким образом помощь, заботу и любовь, которые им не смогла дать Родина. И, кстати, в случае денонсации действующего соглашения, как заметил Павел Астахов, мы лишимся уже оговоренных нами прав контролировать судьбу этих 50 тысяч наших граждан. Проблема же заключается в американской судебной системе, которая, как правило, чрезвычайно корректна до той поры, пока речь идёт о полноценных американцах, а ко всем остальным склонна относиться, как к животным. Было бы более или менее корректно, если бы мы заявили без всяких законодательных инициатив, что мы, к сожалению, вынуждены приостановить усыновление американцами, пока нам не предоставят гарантии обеспечения их нормальных человеческих прав. Но это было бы корректно только в случае, если бы эта инициатива никак не была связана с «законом Магнитского». Брать детей в заложники – довольно мерзко.

Что касается симметричных действий. У России есть масса возможностей нагадить американцам в различных уязвимых областях их интересов и неформально довести это до их сведения. Это нормальная мировая практика. Но нам почему-то нужно публично и неприлично обдристаться. Кому-то кажется, что это хороший духоподъёмный пиар. Получается, что нам на американское свинство необходимо симметрично ответить нашим ещё более тупым свинством.

Этот очередной приступ законодательной гиперактивности продолжает, к сожалению, череду рефлекторных выходок, которую мы уже характеризовали как «моду на идиотизм». Причём в данном случае это вряд ли удастся традиционно списать на Дмитрия Анатольевича и его креативное окружение. На самом деле эта мода становится всё более опасной для репутации отечественных государственных институтов.