При определённом (и весьма практически вероятном) варианте развития событий вопрос с «проектом Украина» может быть окончательно закрыт буквально в течение нескольких ближайших недель. То есть может, и целого года, но может — и недель.

Более того: даже при нынешнем «раннем» этапе развития событий становится всё более понятным, что близится определённая «точка невозврата», после которой само поддержание жизнедеятельности вышеозначенного «проекта» становится вопросом исключительно «внешнеполитическим». Это когда существующие власти вроде как поддерживаются мировым сообществом, но по сути ничем уже не управляют, да и, по большому счёту, уже толком и не существуют.

И дело тут даже не в очевидных успехах ополченцев: военное счастье — вообще штука переменчивая.

Дело в становящимся всё более и более очевидным остром кризисе вообще украинской государственности.

Тут многое, что называется, «до кучи».

И неминуемый (только вопрос времени) экономический крах, неизбежность которого уже осознаётся всеми более-менее информированными людьми, и приближающийся энергетический коллапс, и очевидная слабость того, что раньше называлось «правоохранительными органами». И совершенно невнятные взаимоотношения с регионами: если уж «душка» Кернес аж целого полномочного представителя президента кроет, как бык овцу, в стилистике, скорее соответствующей одесским биндюжникам, то что уж тут про какого Коломойского говорить. И очевидная невооружённым взглядом двусмыслица на валютных рынках: очевидно уже, что украинский ЦБ их уже никак не в состоянии регулировать — это абсолютно объективная ситуация. И обстановка на фронте внешних заимствований, где глава МВФ картинно обращается к России с просьбой, по сути, поддержать проект «Антироссия» деньгами. И ещё пять страниц текста мелким шрифтом.

По факту едва ли не единственным вообще внятно функционирующим институтом украинской государственности является сосредоточенные большей частью на Донбассе её ВСУ. И вот этому-то «последнему бастиону государства» сейчас может прийти вполне неиллюзорный гаплык. Причём морду ему бить будут не какие абстрактные «русские десантники», а вполне себе конкретные «Гиви с Мотороллой» — при всей своей живописности ни разу, что называется, не «регуляры».

И вот если фронт рухнет, тогда лично у меня есть большие сомнения, что сама украинская государственность просуществует после этого хотя бы две-три недели.

И не факт, что в этой красоте заинтересована даже российская государственная власть: ибо если это случится, то там после этого начнётся совершенно форменное сомали.

Тут всё просто.

Сломать хребет украинским ВСУ сил, скорее всего, хватит: тут много разных факторов, но то, что украинским войскам сейчас, мягко говоря, непросто — не скрывает уже ни одна из сторон конфликта. Это попросту очевидно.

Но вот поставить под контроль всю территорию Украины вооружённые силы народных республик совершенно точно не в состоянии. Да и нет перед ними таких задач. И, в общем-то, не было.

То есть Киев-то они, если будет особенно надо, скорее всего возьмут, но что вот с ним дальше-то делать?

А скорее всего — у них и задачи-то такой не стоит: просто исходя из общей численности не потянут.

То есть — здравствуй, «мама-анархия». С «мирным атомом» и пресловутой «трубой» на территории. Наши заокеанские партнёры будут не просто довольны — они будут счастливы, потому как мы увязнем там всерьёз и надолго. Потому что кроме Российской Федерации лечить это и заодно брать на себя, как минимум, долговые обязательства того, что останется, будет некому, и это надо очень чётко понимать.

Поэтому я, к примеру, вовсе не исключаю «политическое поддержание» киевского режима на плаву всеми заинтересованными сторонами: он уже всё равно труп, но приступить к делёжке «органов» стороны ещё не готовы.

Но сам «проект Украина» — вот он при таких раскладах точно «всё».

Потому как в него за отсутствием предмета веры перестанут верить даже самые упорные «политические украинцы»: они потому и хватались так за всевозможных «киборгов», что это была последняя иллюзия наличия какой-то основы, нерушимого фундамента под ногами проекта. И ежели «руина» случится и тут…