Кину и я свои пять копеек по поводу фрик-марша в столице. Не опасаясь, что участники фрик-марша обрадуются «о, вот как нас обсуждают охранители, боятся, видать». Тем более что многие, да, действительно, фриков в больших количествах побаиваются.

На самом деле знаете, что такое для Москвы с её только официальными 12 108 257 человек населения (плюс гастарбайтеры, туристы и прочие «гости столицы») пять, да пусть даже и десять — да хоть двадцать тысяч человек?

Статистическая погрешность, вот что.

Процент фриков, жизненно, увы, необходимый для существования любого большого города. Их энергию тоже необходимо как-то канализировать, иначе, в отсутствие действенной карательной психиатрии, эти индивидуумы могут и вовсе оказаться без должного присмотра. И вот это вот точно уже будет нехорошо.

Я уверен, что все эти вот «Марши мира» ни в коем случае запрещать нельзя.

Напротив.

Необходимо выгородить под них специальную территорию, возможно даже оборудованную специальными трибунами со столиками для пива и чипсов. Билеты туда можно даже продавать: спешите видеть круговое непрогибание Макаревича, там, допустим. Или зажигает огни Клуб «кто не ахал Чирикову?» им. Б.Е. Немцова. Или, допустим, яБожена чего народу экзотическое показывает. Да многими деталями можно расцветить это будничное и скучное мероприятие.

…И да, важно обеспечить безопасность и в любом случае запретить зрителям плевать в сторону митингующих, а детям тыкать в этих животных палками. И вовсе не потому, что это бесчеловечно: просто дети тоже должны на живом примере понимать, до какой степени можно оскотиниться, если плохо учиться, необоснованно гордиться своими несуществующими талантами и/или принимать неправильные вещества.

Ну и — да: очень важно понимать — это был не просто «марш бывших».

И не надо называть его «маршем предателей»: от «лузера» до «предателя» расстояние не в одну коломенскую весту.

Это был — теперь уже по факту — марш сбитых лётчиков, которые теперь уже — опять-таки по факту — не видят никакого ни карьерного, ни политического, ни любого иного социально-значимого будущего в своей собственной стране. Им здесь уже совершенно не к чему стремиться, они — уже проигравшие. И неслучайно в фотографиях с этого фрик-шоу едва ли не самым популярным был плакат, призывающий осуждать «оставшиеся 85%».

Поэтому мы и имеем право называть это мероприятие так, как оно и называется, то есть именно что «фрик-шоу». Будем уж откровенными, именно такими вот партизанскими тропами и легализовался в столице гей-парад.

И я бы — ещё раз — его ни в коем случае не запрещал.

Просто переносил бы в какие-нибудь специально огороженные места.